Экономика

Почему МВФ промахнулся с Украиной

«ВД» разбиралась, почему для одних стран помощь МВФ оказывается панацеей, а для других — дорогой к новым кризисам. И к какой категории стоит отнести наше государство

Фото: Shutterstock

Начиная с первого опыта сотрудничества с МВФ, Украина ходит по замкнутому кругу. Идут переговоры, нам дают согласие на кредит, страна в эйфории - вот сейчас заживем. Но, после того как появляются подробности, что государству предстоит сделать ради займа, радость быстро переходит в недовольный ропот. Политики умело играют на этом: власть ищет пути, как бы не выполнять обещанное, а МВФ отказывается нас кредитовать. Эта цепочка событий повторяется десятилетиями.

Впрочем, провалы МВФ в Украине не уникальны. В чем только не обвиняли зарубежного кредитора. Некоторые эксперты договорились до того, что именно Фонд виновен в войне в Югославии. Неудачи МВФ только за последние пару десятилетий, начиная с Аргентины и заканчивая Грецией, стали благодатной почвой для критики. И в этих случаях Фонд сам признал ошибочность своей политики. Можно еще глубже уйти в историю и вспомнить "перекормленные кредитами" страны Юго-Восточной Азии, появившихся пиратов Сомали, разорившихся фермеров Мексики, шоковую терапию Перу или вооруженные конфликты в Индонезии. И все это, по утверждению ряда экспертов, вина Фонда. Но не все так однозначно. Не менее видные эксперты постоянно подчеркивают удачи МВФ, приводя в качестве свежих примеров Латвию, Румынию и Исландию. Эти государства по рекомендации МВФ (и исходя здравого смысла) провели ряд рекомендованных мер и выбрались из кризиса. Так почему же в одних случаях помощь Фонда оказывается действенной, а в других - нет?

Девальвация никого не спасет

Если отойти от политической составляющей вопроса, то по сути причины две. Первая - универсализм рецептов МВФ, без оглядки на ситуацию в конкретно взятой стране. Сейчас в стандартный пакет требований входит сбалансирование бюджета, приведение в порядок банковского сектора, реструктуризация долгов, девальвация и последующая стабилизация национальной валюты. Первый момент наиболее интересен, так как балансировать бюджет предлагается одновременно двумя путями. С одной стороны, наращивать доходы (иными словами, увеличивать налоги и сборы), с другой - снижать расходы (уменьшать соцвыплаты, пенсии, сокращать госаппарат, отказываться от субсидирования отраслей и т.  д.).

Этот пункт вполне объясним с точки зрения кредитора: перед тем как давать кредит, нужно понимать, что у заемщика будут деньги на его возврат и обслуживание. Но даже с точки зрения экономической теории одновременное выполнение этих двух требований ведет страну к кризису. При снижении расходов государства уменьшается покупательная способность населения, а значит, промышленность волей-неволей сокращает производство. При этом ее еще и обкладывают более высокими налогами, что закономерно приводит к стагнации. Конечно, можно было бы говорить о переориентации промышленности на экспорт, тем более что в теории это должно улучшить и состояние платежного баланса. Но если основные экспортные товары - это сырье, а в мире наблюдается падение сырьевых рынков (как в нашем случае), то рассчитывать на экспортный потенциал не приходится.

Именно тут, по задумке, должна сыграть свою роль девальвация. По мнению западных экспертов, она должна стать тем фактором, который сделает и промпроизводство, и экспорт привлекательными, даже несмотря на сокращение спроса и увеличение налогов. Действительно, обесценивание национальной валюты гипотетически делает инвестиции интересными, так как расходы инвесторов в валюте (в том числе и на рабочую силу) резко сокращаются. А приход инвесторов - это рост доходов в бюджет, рост экспорта, выравнивание платежного баланса и т.  д. С точки зрения человеколюбия план, конечно, негуманный - ведь население страны должно работать за гроши. С экономической точки зрения - это иногда срабатывает, но подчеркиваем - только иногда. 

В Украине же этот план априори не мог сработать из-за войны, коррупции и неадекватных правил ведения бизнеса, которые свели на нет всю привлекательность дешевой рабочей силы. Да и сила эта оказалась не такая уже дешевая - 50% экономики в теневом секторе давно и стабильно искажают статистику.

Интересно, что причины, по которым такой подход не сработал в Греции (за исключением войны), были точно такими же, но выводов никто не сделал.

Хотя, конечно, нельзя сказать, что МВФ не учится на своих ошибках. После провала в Греции для всех последующих заемщиков Фонд выставлял четкое требование первоочередной реструктуризации госдолга. Именно тот факт, что грекам было разрешено отложить "стрижку" на два года (до 2012-го), эксперты МВФ считают своей чуть ли не основной ошибкой. За это время инвесторы поспешили уменьшить свое присутствие на рынке долговых бумаг Греции, перебросив их на госструктуры. В итоге при сотрудничестве с Украиной Фонд всеми правдами и неправдами настаивал на скорейшей реструктуризации. Он даже переписал действующие правила, чтобы гарантировать свою поддержку после возможного дефолта по российским еврооблигациям. Это, кстати, стоит считать одним из его самых позитивных достижений в Украине. Или другой пример - политика затягивания поясов. Это любимое детище МВФ не раз приводило к бунтам и протестам. За последние годы, наверное, только Латвия молча и безропотно перенесла почти двукратное снижение зарплат и пенсий "во имя будущего". Как писал профессор Джеффри Соммерс, "рабочий класс не сопротивлялся, а просто эмигрировал вежливо и спокойно". Правда, в итоге сейчас и Латвия, и МВФ (как ее кредитор) обеспокоены тем, как вернуть рабочие руки в страну. Зато требования по сокращению госрасходов тогда, в 2008-м, были даже перевыполнены.

В этом отношении Фонд также сделал выводы, причем еще после Аргентины с ее "бунтом пустых кастрюль". Теперь МВФ при написании рекомендаций обращает внимание на то, насколько в государстве-реципиенте развита социальная сеть по оказанию помощи самым бедным. "Можно по-разному затягивать ремень потуже. Мы стремимся затягивать его таким образом, чтобы это никак не отразилось на беднейших слоях населения", - так охарактеризовала нынешнюю политику глава Международного валютного фонда Кристин Лагард. В частности, по Украине безоговорочно было принято решение об увеличении субсидий из госбюжета при повышении цен на энергоносители.

Но есть и другие выводы, которые теперь нам аукнулись. Как, например, отказ от политики снижения налогов для стимулирования производства (да-да, когда-то именно преференции для новых инвесторов были в приоритетах МВФ, но опыт оказался неудачным: все захотели льгот, а госбюджеты оказались недофинансированными). Или же отказ от жесткой привязки национальной валюты к курсу доллара, как и неприятие политики свободного передвижения капиталов (обычно это заканчивалось быстрым бегством из страны инвесторов, пока курс был зафиксирован, а вывод денег никто не запрещал). В Украине переход к свободному курсообразованию привел к серьезной девальвации, которой пока что не видно конца. А запрет на вывод капитала хоть и притормозил девальвацию, зато резко снизил инвестиционную привлекательность страны - инвесторы не спешат вкладывать свои кровные, зная, что вывести их будет проблематично.

Фото: Сергей Владыкин/"<a target="_blank" href="http://www.dsnews.ua/">ДС</a>"

Нельзя все и сразу

Второй фактор, который можно считать причиной провала МВФ как в Украине, так и в ряде других стран, - это чрезмерное изобилие реформ для кризисной экономики. Фонд изначально себя позиционирует не просто как кредитор, а как идейный реформатор экономики. Но за помощью к нему обращаются государства, оказавшиеся в сложном экономическом положении. А в такой ситуации реформы реализуются только в том случае, если их немного и они тщательно проанализированы. Пенсионная реформа (повышение пенсионного возраста), к примеру, в силу ориентированности исключительно на будущих пенсионеров никогда не дает быстрого эффекта, ее результаты видны спустя десятилетие. То есть для сбалансированности бюджета на ближайшие год-два она в принципе не важна. Но Фонд пытается провести ее во всех государствах, которым оказывает помощь, что на фоне "затягивания поясов" только усугубляет протестные настроения. Аналогичная история с банковской системой: вывод с рынка ряда банков требует огромных вливаний (в нашем случае в Фонд гарантирования вкладов), тогда как страна, по идее, должна жить в режиме экономии. С налоговой реформой ситуация еще хуже: в первые годы реализации инициатива по повышению налогов либо вообще не дает результатов, либо дает незначительный прирост доходов бюджета. На примере кризисной Латинской Америки доказано, что рост акцизов на 100% в среднем приводит к росту поступлений от плюс 13 до минус 7%. То есть по итогу собрать средств можно меньше, чем до повышения ставок.

С повышением цен на энергоносители ситуация аналогичная: оно часто приводит к кризису неплатежей. Причем каждая из инициатив по отдельности вполне имеет шансы на успех, и даже вместе взятые реформы могут быть реализованы при растущей экономике. Но не после семилетнего кризиса.

По-хорошему, МВФ надо сосредоточиться на том, что дает быстрый эффект. Но так как быстрый результат получить сложно, в большинстве случаев его эксперты предпочитают заниматься структурными реформами. Так сказать, всерьез и надолго. Кстати, экономисты говорят, что в этой связи стоит пересмотреть политику Фонда и в отношении длительности сотрудничества с падающими экономиками. "Длинные" реформы обычно связывают с тем, что Фонд, взявшись за спасение государства, обычно обречен спасать его не один год. Ту же Аргентину МВФ за 50 лет спасал 39 раз. Однако эксперты убеждены, что оптимальный вариант - это одноразовая помощь, но предоставленная окончательно (без права пересмотра). В такой ситуации и Фонду не понадобятся долгосрочные реформы, и государство будет понимать, что шанс только один.

Впрочем, это взгляд экономистов, которые порой забывают о третьей составляющей провалов МВФ - политике. Точнее, политической воле. Как бы ни была прекрасна экономическая теория, реформы будут успешными, если у властей есть желание действительно довести их до конца (а не просто получить деньги).

Политики должны сами понимать и объяснять остальным, что предложенные кредитором шаги - это не "хотелки" Фонда, а необходимые шаги для выхода из кризиса.

Иначе, по словам директора программы глобального экономического управления при Оксфордском университете Нгэр Вудс, "условия, привнесенные из-за границы, почти наверняка обречены на неудачу". И тот факт, что МВФ обходится с конкретным государством так же жестко, как со всеми другими, не имеет никакого значения. Для людей важно понимать, кто и куда их ведет, чем этот кто-то сам готов пожертвовать и как отстаивает их права перед "страшным МВФ". А спорить с кредитором вполне возможно. В Ирландии, например, отказались выплачивать долги банков вопреки рекомендациям Фонда, а Румыния настояла на пересмотре программы с более мягкими условиями. И, по удивительному стечению обстоятельств, именно эти государства сейчас числятся в показательных примерах МВФ.

О том, нужны ли Украине кредиты МВФ и об оптимальных условиях сотрудничества с кредитором читайте в интервью с экспертом клуба реформ «Экономическая альтернатива» Игорем Петрашко

Опубликовано в журнале "Власть денег" №3 (440) за март 2016