Экономика

Почему в 2015 году обанкротятся 70 банков

Задача номер один для НБУ — перекрыть схемы по выводу денег из финучреждений через операции со связанными лицами. Но там не могут или не хотят добиться полного раскрытия информации о владельцах банков

Фото: УНИАН

Чтобы начать охоту на тех, кто выводит активы через кредитование аффилированных структур, Нацбанку потребовалось дождаться банкротства трех с половиной десятков банков. На Институтской наконец приступили к разработке законопроектов, ужесточающих ответственность владельцев и менеджмента банков за искажение отчетности и проведение операций со связанными лицами. Сегодня именно последние стали причиной большинства скандалов на финансовом рынке и банковских банкротств. В выводе активов из крупнейшего розничного банка "Форум" в свое время обвинялся Вадим Новинский. Предприятия его "Смарт-Холдинга" получили в банке более чем на 2,18 млрд грн. кредитов, притом что общий кредитный портфель юрлиц финучреждения составлял 6 млрд грн. Другой пример - Брокбизнесбанк, в котором из 28,9 млрд грн. официальных активов в конце концов реально осталось "живых" лишь пару миллиардов. Банк активно кредитовал в обмен на векселя компании, связанные с экс-хозяином финучреждения - харьковской группой "ВЕТЭК" Сергея Курченко. Активы из Городского коммерческого банка (работал под брендом City­CommercBank), признанного неплатежеспособным в ноябре прошлого года, выводились через Профин Банк (оба финучреждения принадлежали одному собственнику - Рейнису Тумовсу). Утечку остановил Нацбанк - на прошлой неделе он обвинил Профин Банк в отмывании денег и ввел туда временную администрацию.

В конце прошлого года в Фонде гарантирования вкладов физлиц подсчитали, что по требованию фонда в отношении обанкротившихся банков было возбуждено 152 уголовных производства на общую сумму 50 млрд грн. Большая часть уголовных дел была открыта против собственников и топ-менеджмента кредитных учреждений. "Больше всего нарушений в неплатежеспособных банках связано с разворовыванием - выведением активов и заменой залогов", - рассказал заместитель директора-распорядителя фонда гарантирования Андрей Оленчик.

Другое дело, что НБУ пока не озвучивает, каким образом намерен отслеживать операции подопечных со связанными лицами. Например, на прошлой неделе (постановление №32) НБУ расширил полномочия кураторов (их сейчас вводят в банки, получившие значительные объемы рефинансирования). Теперь они будут иметь полный доступ к программно-техническим комплексам финучреждений, так что смогут мониторить все их операции в режиме реального времени, а также проверять счета и выписки. За отказ в предоставлении информации предусмотрен штраф в 1000 необлагаемых налогами минимумов - 17 тыс. грн.

Но даже присутствие кураторов едва ли станет серьезным препятствием для вывода активов через связанных лиц. Ведь юридическую связь между банком и заемщиком представители НБУ доказать зачастую не могут. В ведомстве уже не раз грозились обнародовать информацию о реальных собственниках банков, однако эти попытки терпели фиаско. На сайте регулятора публикуются данные о номинальных владельцах кредитных учреждений (согласно ст. 56 Закона Украины "О банках и банковской деятельности" клиент имеет право на получение информации о собственниках 5%-ной и более доли в уставном капитале банка). Но конкретные лица - чиновники, политики или бизнесмены, которые стоят фактически за каждым банком, остаются в тени, поскольку де-юре отношения к ним не имеют. Найти связь между ними и офшорными компаниями - владельцами банков, зарегистрированными где-нибудь на Кипре или Виргинских островах, невозможно. То же относится и к заемщикам с офшорными учредителями, получающим финансирование в банках. В одном из своих интервью первый заместитель главы НБУ Александр Писарук отмечал, что на конец прошлого года 26 банков (из 165) вообще не предоставили информации о своих собственниках. Значительная часть финучреждений декларировала номинальных владельцев либо раскрывала информацию о собственниках менее чем на 50%.

Конечно, в НБУ отлично знают, "кто есть кто", однако добиться официального раскрытия банками "инкогнито" пока или не могут, или не хотят. В прошлом году были приняты законодательные поправки, позволяющие признавать проблемными учреждения с нераскрытыми собственниками, но регулятор не торопится это делать. Еще осенью НБУ разослал подопечным письма с требованием раскрыть реальных собственников до конца 2014 г. Но информация о многих банках на сайте регулятора отсутствует до сих пор. Значит, они снова проигнорировали требование ведомства.
Раскрывать бенефициаров банкиров обязывает и Закон "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно определения конечных выгод юридических лиц и публичных деятелей", вступивший в силу 25 ноября 2014 г. Но штраф за непредоставление данных предусмотрен смехотворный - до 8,5 тыс грн. Понятно, что собственники финучреждений, ворочающие сотнями миллионов, готовы заплатить куда большую сумму, лишь бы не признавать своей связи с банком.
Одним из немногих эффективных методов решения проблемы могло бы стать получение Нацбанком права на использование профессиональных суждений при определении связанных лиц. В этом случае регулятору не придется искать юридические доказательства связи между банкирами и заемщиками, чтобы останавливать вывод денег через оформление кредитов.

Вкладчики никогда не узнают, кому отдали деньги

Структура собственников по­давляющего большинства не­банковских финансовых учреждений остается тайной за семью печатями. Нацкомиссия, осуществляющая регулирование рынков финансовых услуг, не публикует информацию даже о номинальных акционерах финучреждений. Понятно, что и сами компании не торопятся делиться данными. Только в начале этого года ВР приняла изменения в Закон "О финансовых услугах", которые предусматривают обязательное раскрытие информации о деятельности компаний. Кроме основных реквизитов, финансовой отчетности и состава руководящих органов им теперь нужно публиковать и перечень предоставляемых финансовых услуг, а также сведения о владельцах существенного участия.

Но доступ к этой информации потребители получат не скоро. Она должна публиковаться в "общедоступной информационной базе данных о финансовых учреждениях". Но такого реестра пока нет, и желающие финансировать его создание отсутствуют. К тому же небанковские финучреждения почти наверняка позаимствуют опыт банков. Даже если база данных будет создана, вместо реальных собственников компаний в нее внесут липовые фирмы, зарегистрированные где-нибудь в офшорных юрисдикциях.