Экономика

Редкостные перспективы

Украинским экспортерам титанового и уранового концентрата нужно открывать окна в Европу и Азию

Украина обладает одними из крупнейших на территории Европы залежей редких металлов - от хрома и титана до урана. Однако значительная их часть не эксплуатируется, хотя экспорт этой продукции мог бы обеспечить нам дополнительные сотни миллионов долларов доходов ежегодно.

Рудная ситуация

Украину в прямом смысле можно называть одним из "титанов" мирового рынка - в нашей стране сосредоточено порядка 20% мировых запасов титаносодержащих руд (ильменита и рутила). В эквиваленте оксида титана (TiO2) они оцениваются на уровне 180 млн т. При сохранении нынешних объемов добычи руды и производства ильменитового и рутилового концентратов (около 800 тыс. т в год) этого объема хватит Украине более чем на 400 лет.

Порядка 40% титанового сырья экспортируется: за пять месяцев нынешнего года - 145 тыс. т на $44 млн. И его потребитель номер один на сегодняшний день это Россия (главные покупатели - крупнейший производитель титана в мире "ВСМПО-Ависма", входящий в орбиту государственной корпорации "Ростехнологии", питерский завод по выпуску электродов "ЭСАБ-СВЭЛ", входящий в международную группу Esab, и

Спрос на уран в мире будет расти. В 2020 г. за счет развития атомной энергетики он превысит 100 тыс. т, а к 2030 г. - 130 тыс. т. Если цена на уран к тому времени достигнет
хотя бы отметки в $200 тыс./т по долгосрочным контрактам, продажа на мировом рынке "лишней" тысячи тонн урана ежегодно могла бы приносить нашей стране $200 млн

Соликамский магниевый завод). Вторым по величине покупателем украинского ильменитового и рутилового концентрата остается Китай, крупнейший в мире потребитель титанового сырья, импортирующий до 2 млн т данной продукции ежегодно. Каждая пятая тонна титанового сырья из Украины продается сейчас в Поднебесной благодаря закупкам местных производителей текстиля China National Chemical Fiber Corp. и Joc International, фармацевтической корпорации Sinopharm и сырьевому трейдеру LKAB Minerals. Правда, несмотря на рост потребности Китая в этом товаре, его украинские закупки падают (с начала текущего года - почти на 20%), а доля в общем импорте не достигает и 5%. Дорогу нашим экспортерам перешли поставщики из расположенных по соседству Вьетнама, Индии и Индонезии.

Конкурировать с ними украинским предприятиям сложно прежде всего из-за больших расходов на логистику - корабли от Украины до Китая преодолевают расстояние более 10 тыс. км, тогда как Вьетнам и Индия - ближайшие соседи КНР. Но шанс усилить свое присутствие на данном рынке у наших экспортеров есть. Дело в том, что вьетнамские власти намерены перекрыть вывоз титанового сырья из страны для наращивания собственного производства двуокиси титана. С учетом того, что доля вьетнамцев в китайском импорте достигает сейчас 25% (более 500 тыс. т в год), мы можем претендовать на значительное увеличение поставок в этот регион. На других привлекательных азиатских рынках перспективы нашей страны не так радужны. Япония, которая является вторым после Китая потребителем титанового сырья в Азии, закупает его в Австралии и Малайзии, с которыми из-за их близости к покупателю нам фактически нереально конкурировать. Схожая ситуация и с США, которые снабжает ильменитовым концентратом соседняя Канада, обладающая одними из крупнейших в мире запасов.

Более перспективным является европейское направление. С начала нынешнего года отгрузки украинского концентрата в ЕС выросли почти на треть, в первую очередь благодаря рынку Чехии. Здесь нашу продукцию "распробовал" крупнейший местный производитель неорганических пигментов Precheza, который за пять месяцев текущего года нарастил закупки в Украине титанового сырья наполовину, и "дочка" уже упомянутой группы Esab - завод Esab Vamberk. Большим потенциалом обладают рынки Нидерландов, где сильны позиции поставщиков концентрата из Индии (отгрузки превышают 100 тыс. т в год), а также Германии и Великобритании, импортирующих сопоставимые объемы ильменитового концентрата из Южной Африки и Австралии. Нашим поставщикам стоит также обратить внимание на Италию, где химическая компания Huntsman завершает строительство предприятия по выпуску диоксида титана. Перспективными являются также рынки восточноевропейских стран, находящихся рядом с Украиной. Это прежде всего Польша, где на норвежском и канадском сырье работает производитель диоксида титана Zaklady Chemiczne, а также Словения (завод Cinkarna Celje). Наладив с ними связи, наши поставщики могли бы дополнительно пристраивать до 100 тыс. т ильменитового концентрата ежегодно. Что особенно актуально в условиях сближения Украины с ЕС после подписания Соглашения об ассоциации.

Аннексированный рынок

До недавнего времени потенциально очень выгодным направлением был экспорт двуокиси титана из нашей страны. Крупнейшими мировыми потребителями данного товара являются Китай, Германия, США, Италия, Франция и Корея. На рынках этих государств украинские поставщики успели освоиться (общие объемы экспорта двуокиси титана за пять месяцев текущего года составили 53 тыс. т на $111 млн). Наибольших успехов мы достигли на ниве освоения немецкого рынка - сюда до недавнего времени уходила каждая четвертая тонна данной продукции. Но после того как Россия оккупировала Крым, где расположен крупнейший в Украине производитель двуокиси титана "Крымский Титан", а Евросоюз ввел запрет на импорт продукции с полуострова, позиции нашей страны на мировом рынке этой продукции обрушились (доля "Крымского Титана" в общем производстве в Украине составляла 75%). И сейчас в данной сфере нашей стране зарабатывает баллы только "Сумыхимпром". Впрочем, делает он это с огромным трудом.

По данным главы "Велты" Андрея Бродского, ситуация на рынке сегодня складывается не лучшим образом, поскольку цены на диоксид титана по сравнению с прошлым годом упали почти вдвое. В такой ситуации на самых конкурентных рынках сбыта находящийся в стадии банкротства сумской завод с трудом может что-то противопоставить конкурентам из тех же Китая, США и Германии, выпускающих двуокись титана с гораздо более низкой себестоимостью. Даже если сумское предприятие выжмет из себя все соки, то максимум сможет выпустить и экспортировать 40 тыс. т двуокиси титана. А для наращивания его мощностей хотя бы вдвое нужны инвестиции на уровне $100 млн, которые вложить в завод, пока он находится в стадии банкротства, никто не рискнет.

Ядерное сдерживание

Украина может заработать и на экспорте ядерного сырья. Наша страна обладает значительными запасами урановой руды, которые оцениваются на уровне 200 тыс. т, обеспечивая нам 10-е место в соответствующем рейтинге. Главенствуют в нем Австралия (около 1,2 млн т), Казахстан (800 тыс. т) и Россия (500 тыс. т). Добычей урановой руды в Украине монопольно занимается государственное предприятие "Восточный ГОК", разрабатывая одно из крупнейших месторождений Европы - Новоконстантиновское. В минувшем году комбинат добыл более 1 млн т руды, а его гидрометаллургический завод произвел из нее 922 т уранового концентрата. Весь этот объем Восточный ГОК передает "Энергоатому", который отправляет сырье за рубеж на переработку, поскольку соответствующих мощностей у нас нет. Монопольным получателем нашего ядерного сырья остается российская топливная компания "ТВЭЛ" государственной корпорации "Росатом". За полгода "Энергоатом" отгрузил в РФ уранового концентрата более чем на $142 млн. При этом большую часть данного объема компания отправила совсем недавно (в июне 2014 г.), несмотря на охлаждение отношений с Россией.

В "Энергоатоме" указывают, что концентрат уходит россиянам в счет частичной оплаты готового ядерного топлива, которое мы продолжает закупать у РФ. При этом нынешний объем производства уранового концентрата не покрывает даже половину потребностей украинских АЭС. Ранее Восточный ГОК планировал нарастить производство втрое и за несколько лет выйти на объем более 2,5 тыс. т уранового концентрата в год. Но для этого требуются значительные вложения, не менее $1 млрд, которых у Восточного ГОКа нет.

Тем временем спрос на уран в мире, как ожидается, будет только расти. В 2020 г. за счет развития атомной энергетики мировой рынок превысит 100 тыс. т, а к 2030 г. - 130 тыс. т (сейчас он оценивается в 80 тыс. т в год). Если цена на уран к тому времени достигнет хотя бы отметки в $200 тыс./т по долгосрочным контрактам (сегодня она, как правило, не превышает $150 тыс.), продажа на мировом рынке "лишней" тысячи тонн урана ежегодно могла бы приносить нашей стране $200 млн.

Но потенциальных рынков сбыта немного - мощностями по переработке урана в мире обладают лишь около десятка государств. Самые перспективные рынки- это США, Китай и Индия, которые ранее объявили о масштабных планах строительства новых ядерных мощностей и не имеют достаточных запасов сырья. Те же Соединенные Штаты, например, являясь одними из крупнейших в мире потребителей урана (около 20 тыс. т в год), зависимы от его импорта на 90%. Порядка 15% их импортных поставок приходится на РФ, что в сложившейся ситуации заставит Америку задуматься о поиске нових партнеров. Китайцы, ввозящие 18 тыс. т урана в год, уже имели опыт закупки нашего концентрата в 2011 г. (около 300 т).

И тогда же Китайская национальная ядерная корпорация интересовалась возможностью создания СП для добычи урана на Новоконстантиновском месторождении, опытную разработку которого начал недавно Восточный ГОК. Как и США, Китай закупает уран по всему миру - в Казахстане, Узбекистане, Австралии, Намибии и Канаде. Аналогичные проблемы и у Индии, которая зависима от поставок урана из России, Франции и Казахстана и не скрывает желания диверсифицировать снабжение стратегическим сырьем. И если наши власти смогут привлечь хоть одно из этих государств к освоению украинских урановых залежей, например, создав совместное предприятие по примеру казахов (в 2007 г. Казахстан и Китай учредили СП "Семизбай-U" для добычи урана на месторождении Ирколь), мы сможем нарастить добычу стратегического сырья в объемах, достаточных для удовлетворения собственных нужд и налаживания полноценного экспорта.