Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Дорогие ураганы. Как природа мстит за изменения климата

Воскресенье, 11 Ноября 2018, 12:00
Ежегодно плохая погода обходится глобальной экономике в $520 млрд. Основной денежный ущерб несут богатые страны, а бедные платят жизнями людей. Украина посредине: природные катаклизмы обходятся недорого и много жизней не забирают

Фото: shutterstock.com

С чем Украине повезло, так это с погодой. Ни ураганы, ни снегопады или наводнения не наносят нашей экономике значительного ущерба. Даже в 2017 г., когда стихия на планете разбушевалась после недолгого затишья, погода была милостива к нам. По данным Госслужбы по чрезвычайным ситуациям, в прошлом году экономические потери от чрезвычайных ситуаций — а из 166 ЧС 108 носили природный характер — составили $31 млн. Из них $10 млн стоили обильные дожди в Закарпатской и Житомирской областях. В 2016 г. чрезвычайные ситуации обошлись Украине в чуть более $9 млн. Сколько забрала погода, Госслужба не уточняет.

Остальному миру повезло меньше. Совокупный ущерб от природных катаклизмов 2017 г. был оценен в $340 млрд, при этом доля ураганов "Харви", "Ирма" и "Мария" составила $245 млрд. Они стали самым дорогостоящим бедствием за последние 20 лет. А наибольший урон природа нанесла в 2011 г. - почти $400 млрд, из которых $228 млрд — последствия землетрясения и последующего цунами в японском регионе Тохоку. В 2005 г. ураганы "Катрина", "Рита" и "Вилма" нанесли северо- и центрально-американскому побережью и Карибам ущерб, оцененный в $201 млрд, а в 2008 г. землетрясение в Китае обошлось в $96 млрд.

Согласно опубликованным в октябре данным Управления ООН по уменьшению опасности бедствий на протяжении последних 20 лет глобальная экономика в среднем несла ущерб от них в $112 млрд в год.

Реальная цифра намного выше, поскольку страны с низким уровнем дохода систематически занижают сведения об экономических потерях. Если развитые страны подают сведения об ущербе от 53% стихийных бедствий, то в бедных эта цифра составляет лишь 13%, а 87% бедствий остаются неучтенными. Объясняется это тем, что в третьем мире подсчитывают потери только при масштабных природных катаклизмах и занимаются этим международные организации, которые приходят на помощь в дни трагедии.

Погрешности при подсчетах исправили специалисты Всемирного банка. По их данным, реальный ущерб, наносимый погодой глобальной экономике, составляет $520 млрд в год. При этом в результате погодных катаклизмов 26 млн человек на Земле ежегодно впадают в бедность.

Изменение климата, или Методологический апгрейд

Вопрос о причинах изменения климата или даже о том, происходит оно или нет, всегда подлежал дискуссии, а большинство людей имеют на этот счет свое взвешенное мнение. Тем не менее статистика однозначна: начиная с конца 90-х количество катаклизмов, связанных с изменением климата, стабильно росло. По сравнению с предыдущим периодом (1978–1997 гг.), когда в среднем в год фиксировалось 165 климатических бедствий (связанных именно с изменением климата, к ним не относятся, к примеру, землетрясения из-за тектонических сдвигов), в последние 20 лет их количество удвоилось — 329 случаев в год. Соответственно росла и цифра экономических потерь. Если с 1978 по 1997 гг. совокупный экономический ущерб от климатических бедствий, связанных именно с изменением климата, оценивался в $895 млрд и составлял 68% общего убытка от всех видов катаклизмов природного характера ($1,3 трлн), то, согласно данным отчета Управления ООН "Экономические потери, бедность и бедствия 1998–2017",  в последние два десятилетия пропорция выросла до 77%: $2,2 трлн ущерба от катастроф, вызванных изменением климата, из $2,9 трлн общего ущерба от катаклизмов. Наводнение/затопление (43,4%) и бури/штормы (28,2%) случаются наиболее часто.

Следует отметить, что самый сильный ураган, отбушевавший в пустынной местности и не нанесший ущерба человеческой собственности или жизням, стихийным бедствием считаться не будет, а небольшое торнадо или наводнение в густонаселенной местности — это уже бедствие.

Ураган, супершторм или цунами завораживают и ужасают мощью и последствиями, но в отчете они фигурируют как "наводнение" или "шторм" в зависимости от того, был основной ущерб нанесен водой или ветром, и подпадают под категорию стихийных бедствий, связанных с изменением климата.

За исключением Пуэрто-Рико все лидеры списка по абсолютным экономическим потерям — это страны с высоким уровнем дохода. Казалось бы, природа мстит развитым странам за их вклад в климатические изменения, но если выразить ущерб, нанесенный климатическими бедствиями, как процент от ВВП страны, то картина в корне изменится. Источник: ООН

Теперь среди лидеров лишь одна страна с доходом выше среднего (Куба), остальные страны с низким уровнем дохода. Источник: ООН

Природа берет и деньгами, и жизнями

Даже самые дорогостоящие природные катаклизмы необязательно сопровождаются массовыми человеческими жертвами. Напротив, людские потери зачастую напрямую зависят не от формального количества бедствий, а от уязвимости населения и территорий: густонаселенности, готовности к определенному типу бедствий (прочность сооружений, эффективность служб реагирования) и т. д. Так, к примеру, землетрясение на Гаити унесло более 222 тыс. жизней, но аналогичное по силе землетрясение в Новой Зеландии, охватившее площадь с населением в 300 тыс. человек, обошлось без единой жертвы. Сработала высокая степень готовности властей и продуманная система жестких требований к строительным нормам. Находящемуся в сейсмически опасной зоне Ирану удалось значительно уменьшить смертность от землетрясений после того, как страна инвестировала в программу по уменьшению ущерба от землетрясений, в частности, в строительство сейсмически устойчивых школ.

Шторм-разрушитель и землетрясение-убийца

Наиболее дорогостоящее стихийное бедствие — шторм. За последние 20 лет он обошелся человечеству в $1,3 трлн, столько же, сколько землетрясения и наводнения вместе взятые. А самое смертоносное бедствие — землетрясение. За 20 лет оно унесло 747 тыс. жизней. Крупнейшие из них произошли в Индийском океане в 2004 г. (вместе с цунами), и на Гаити в 2010-м.

Второй массовый стихийный убийца распространяется по планете более равномерно. Речь идет об экстремальных температурах, которые могут ударить в любой точке земного шара. К примеру, в 2003 г. случился всплеск смертности от климатических бедствий, когда от сильной жары в Европе умерли 72 тыс. человек. В 2008 г. циклон Наргис унес жизни 138 тыс. человек в Мьянме, причем большинство жертв было в короткий период, когда резко упала температура.

В 2010 г. аномальная жара стала причиной смерти 56 тыс. россиян. Тогда глава Росгидромета Александр Фролов заявил, что такого жаркого лета в России не было со времен Рюрика, то есть около 1000 лет. Гидрометцентр пошел еще дальше: по его данным, подобной жары не случалось 5 тыс. лет. В том же году от аномально высокой температуры и последовавшей засухи погибли 20 тыс. сомалийцев, казалось бы, привыкших к палящему африканскому солнцу.

В целом же за 20 лет в результате стихийных бедствий погибли 1,3 млн человек, а 4,4 млрд получили увечья различной степени тяжести, оказались без крова или нуждались в чрезвычайной помощи.

Долгосрочное влияние бедствий

Часто стихийные бедствия наносят не одноразовый ущерб, а влекут за собой растянутые на годы глубокие экономические последствия. Это может происходить в том случае, когда в беду попадает слишком большое количество людей. Например, в Китае в 1998 г. 239 млн человек пострадали от наводнения, а в 2002 г. — 100 млн от песчаной бури. В 2002 г. сильнейшая засуха нанесла ущерб 300 млн человек в Индии. А в 2015 г. от засухи пострадали 365 млн человек в четырех странах — Индии, Северной Корее, Эфиопии и Малави. Ликвидация последствий растянулась на годы, а миллионы людей так и не вернулись из-за черты бедности.

Засуха — один из наиболее прозаичных катаклизмов, да и экономический ущерб от нее кажется незначительным (4% общих потерь от стихийных бедствий), но ее последствия зачастую являются катастрофическими для национальных экономик. В 2017 г. исследование Центра исследований эпидемиологии и бедствий (CRED) показало, что засухи наносят значительно больший ущерб национальным экономикам, чем другие стихийные бедствия. Более 40% исследованных учеными случаев засухи приводят к экономическим потерям, превышающим 0,5% ВВП. Этот уровень ущерба считается МВФ критическим порогом для определения экономической катастрофы национального масштаба.

Наводнение — не только наиболее распространенный вид бедствия, но и затрагивает наибольшее количество людей (свыше 100 млн человек в год). На втором месте засуха — за 20 лет от нее пострадали 1,5 млрд человек (75 млн в год). Штормы затрагивают 36 млн человек в год, землетрясения — 6 млн, экстремальные температуры — 4,8 млн, оползни — 240 тыс., пожары, вулканы и сдвиг почвы — 31 тыс. человек в год совокупно.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика

загрузка...