Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Тень леса. Почему Порошенко ветировал "криминал" за незаконную вырубку

Вторник, 31 Июля 2018, 10:00
Экспорт леса стал криминальным бизнесом, компрометирующим Украину в глазах европейцев, которые, правда, этот криминальный лес с удовольствием покупают. Президент и депутаты хотят поставить этому заслон, но не могут договориться

Фото: Getty Images

...а то негде будет партизанить

Мораторий на экспорт необработанной древесины, введенный в 2015 г., не смог остановить хищническую вырубку украинского леса на экспорт. Украина не одинока в своей беде - от варварского истребления леса страдают все "лесные" страны бывшего СССР. Лес занимает 17% территории Украины, что совсем немного: у соседней Беларуси - 40%. При этом белорусы шутят: "Берегите лес, а то партизанить негде будет". Но хотя у наших соседей лесная промышленность курируется лично президентом, даже многочисленные предписания Александра Лукашенко "жесточайше пресечь экспорт необработанной древесины" имеют ничтожный эффект. А в Украине дела обстоят намного хуже.

Причина проста: предприятия Европейского Союза крайне заинтересованы в поставках древесины. При этом в самом ЕС лесов очень мало и их вырубка крайне ограничена. Так что пограничные с Евросоюзом постсоветские страны стали настоящим спасением для европейских деревообработчиков. Поставки древесины оказались настолько важны, что руководство ЕС предпочитает не замечать, например, тот факт, что экспорт пиломатериалов из Украины превышает на 75% их официальное производство. На происходящее в лесном хозяйстве Украины европейцы смотрят сквозь пальцы, но делают выводы - прежде всего о ситуации с коррупцией и о масштабе криминальной экономики нашей страны.

Понятно, что власти стараются эту проблему как-то решить. 3 июля 234 голосами Верховная Рада приняла законопроект № 5495, который предусматривает повышение ответственности за незаконный вывоз из Украины леса и лесоматериалов. Закон вводит в УК Украины новую статью № 201-1 о незаконном вывозе лесоматериалов (в частности, необработанных), пиломатериалов ценных и редких пород деревьев. За все перечисленное будет предусматриваться ответственность в виде лишения свободы от трех до пяти лет (от 10 до 12 лет за действия в составе группы или особо большом размере). Но одновременно этот же закон предусматривает увеличение объема годовой заготовки лесоматериалов с 20 млн кубических метров до 25. Иначе говоря, снижается спрос на нелегальную рубку леса - вписаться в установленные законом нормы будет куда проще.

В пояснительной записке к законопроекту его разработчики упоминают обеспечение сохранности лесного фонда страны путем ограничения внутреннего потребления необработанных лесоматериалов и усиления ответственности за незаконную вырубку леса и его экспорт вне таможенного контроля. Причем наказываться будет не только незаконная рубка леса, но и перевозка, хранение или сбыт, и даже повреждение. Но 23 июля президент Украины Петр Порошенко вернул законопроект в парламент. "Президент Украины полностью поддерживает усиление уголовной ответственности за контрабанду леса. Но не поддерживает лоббистские схемы, которые попали в закон между первым и вторым чтением, в частности нормы, которые противоречат Соглашению Украины и ЕС о зоне свободной торговли", - говорится в сообщении президентской пресс-службы.

Судя по тексту президентских предложений, Порошенко не устроил лишь один момент: прописанный в законе восьмилетний запрет на экспорт топливной древесины (товарная позиция 4401100000 согласно УКТВЭД). Почему эта норма попала в законопроект, очевидно: вывоз ценной древесины под видом "дров" - самая распространенная махинация в лесной отрасли.

Однако так вышло, что это ограничение прямо противоречит ряду международных договоренностей Украины. В аппарате президента ссылаются на нормы ВТО, ратифицированные законом Украины от 10 апреля 2008 г., а также на обязательства Украины по Соглашению об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом, ратифицированные законом Украины от 16 сентября 2014 г. Проще говоря, запрет на экспорт "дров" нельзя вводить из-за международных договоренностей, а как отличить "чистую" вывозимую древесину от "коррупционной" - забота самой Украины. Точнее, ее правоохранителей.

Теневой бизнес лесхозов

То, что не могут сделать законодатели, пытается сделать исполнительная власть. 18 июля на заседании Кабмина Владимир Гройсман объявил войну теневым "лесным экспортерам", причем с участием Генпрокуратуры, таможенников и НАБУ, а заодно и руководства ЕС (чтобы надавить на покупателей украинского леса). В некоторых СМИ сразу написали о том, что как раз высокопоставленные сотрудники Генпрокуратуры, собственно, и курируют теневой экспорт леса. Так что станут ли пчелы воевать против меда - большой вопрос.

Теневой экспорт древесины в Украине процветает: при примерно одинаковых объемах производства древесины государство ежегодно получает в семь раз меньше валютной выручки, чем, скажем, Польша. Вступивший в силу в конце 2015 г. мораторий на экспорт необработанной древесины не дал эффекта. По оценкам долгое время работавшей в Украине британской природозащитной организации Earthsight, незаконная рубка и экспорт леса после вступления в силу моратория выросли в разы. Простое сопоставление: по официальным данным, в 2017 г. из Украины было экспортировано лесопродуктов на сумму $95,1 млн. А по данным ЕС, только в страны Евросоюза из Украины было ввезено древесины на $1,14 млрд. Разрыв в размере $1,14 млрд в год - это и есть объем теневого рынка.

Особенность теневой лесной индустрии Украины в том, что откровенно "черных" схем в ней практически нет. Криминальная (то есть полностью противозаконная) вырубка в 2017-м составила лишь 0,12% общего объема заготовок (оценка Минэкономики). В реальности реализуются серые схемы, когда государственные лесные хозяйства (лесхозы) на местах организуют стандартную рубку товарного леса под видом санитарных вырубок.

Цифры таковы: в 2017 г. на санитарные рубки пришлось 382 тыс. га, или 91% от общей площади лесозаготовок. Можно было бы подумать, что украинские леса массово больны какой-то страшной болезнью... Однако эксперты Earthsight заявляют: от 67% до 78% санитарных рубок - немотивированы. По закону любые рубки леса, включая санитарные, должны быть публичными и оглашаться заранее. Однако в реальности в регионах обычно это требование - пустая формальность.

Регулировать проведение санитарных рубок должно Гослесагентство, но оно старательно молчит о проблеме "теневых" рубок. В результате огромные объемы делового леса вырубаются и экспортируются под видом топливной древесины. Лесхозы, которые и сами могли бы заниматься деревообработкой, предпочитают отправлять заготовленную древесину на экспорт оптом и без малейшей обработки.

Получается, теневой лесозаготовочный бизнес работает как полностью региональный, по принципу "вы там у себя в Киеве решайте, что хотите, а в своем лесу мы сами себе хозяева". На местах сформировалась устойчивая связка государственных лесхозов с лесозаготовительными предприятиями, местными правоохранителями, а далее - с таможенниками. И даже если президент и Верховная Рада придут к соглашению по законопроекту № 5495, все упрется в соблюдение закона на местах. То есть в проблему вертикали власти. Точнее, ее отсутствия.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика