Экономика

Зачем Японии туркменский газ

При посредничестве Токио Ашхабад сможет восстановить равноправные отношения с "Газпромом" и возобновить экспорт в Европу и Украину

Япония начала теснить КНР со второго в мире по запасам месторождения природного газа в Туркменистане. На минувшей неделе пять ведущих японских корпораций - Mitsubishi, Chiyoda, Sojits, Itochu и JGC - заключили соглашения с "Туркменнефтегаз" о совместном освоении месторождения Галкыныш (Galkynysh). Оттуда возьмет начало газопровод, который свяжет четыре страны региона - Туркменистан, Афганистан, Пакистан и Индию.

Почти десять лет назад Пекин обещал вложить $30 млрд в это месторождение и газопроводы из него. Но по факту китайские прямые инвестиции во всем Туркменистане за это время выросли только с $1,1 млрд до $8 млрд. Компании Поднебесной, получившие доступ к ресурсам месторождения, ограничились только строительством нового газопровода в Узбекистан, Казахстан и далее - в КНР. При этом они не торопились развивать туркменский экспорт в других направлениях, в первую очередь, в Европу, которая является самым крупным импортером газа в мире.

Из-за этого туркменам пришлось корректировать темпы развития своей газовой индустрии. В 2014 году добыча туркменского газа вышла на уровень 76 млрд куб м, из них экспорт в объеме 45 млрд куб м шел только в КНР и Иран. Тогда как официальные планы Ашхабада в минувшем десятилетии предусматривали добычу 120 млрд куб м в 2008 году, и более 180 млрд куб м к 2015 году. Теперь в Ашхабаде ставят новую планку - хотят довести свою добычу до 230 млрд куб м к 2030 году.  

Будущие выгоды от проекта TAPI в Афганистане не идут ни в какое сравнение с сегодняшней возможностью Туркменистана подавать РФ для транзита в Украину и ЕС по 54-60 млрд куб м в год

Туркменистан легко мог бы достичь таких объемов уже через несколько лет, при условии, что возобновит поставки газа в РФ и далее в Украину и в европейском направлении (по 54-60 млрд куб м в год). Но для этого нужна поддержка Пекина, так как этот маршрут узурпирован "Газпромом". И когда Поднебесная решится надавить на Кремль, предсказать невозможно. Корпорации же Японии с этой точки зрения являются для Туркменистана более выгодным партнером. Ведь пока главными покупателями ресурсов "Газпрома" с острова Сахалин остаются японцы, а не китайцы. И японские корпорации могут договориться о передаче "Газпрому" часть туркменского газа, получая взамен дополнительные ресурсы или привилегии на Сахалине. Москве это поможет на какое-то время уравновесить растущее экономическое влияние КНР на Сибирь. А Туркменистан получит возможность при посредничестве Японии восстановить равноправные отношения с "Газпромом" и возобновить экспорт в Европу и Украину.

Но, правда, это вопрос далекой перспективы. Пока же японским корпорациям пришлось взвалить на себя ответственность за самый древний в Туркменистане "долгострой" - обязательство построить газопровод Trans-Afghanistan Pipeline (TAPI) мощностью 27 млрд куб м. Эту газовую магистраль еще в 1990-х годах под эгидой бывшего президента Туркмении Сапармурада Ниязова намеревался построить консорциум Central Asia Gas Pipeline, Ltd. (CentGas). Его состав много раз менялся, но самым стабильным участником остается японская корпорация Itochu Oil Exploration.

Фото: argumentua.comВ отличие от Ниязова, который со стартом проекта не справился из-за войны в Афганистане, нынешнее руководство Туркменистана заявило, что общая сумма заключенных с Японией соглашений составила $18 млрд. По $8 млрд запланировано на строительство химических заводов и на проект TAPI, еще $2 млрд - на реконструкцию порта в Каспийском море. При выходе газопровода на максимальную мощность, соседний Туркменистану Афганистан начнет получать $400 млн в год за транзит газа. Это добавит Ашхабаду уверенности в себе. Сторонники проекта смогут усилить влияние центрального правительства страны на регионы, и минимизировать торговое и религиозно-культурное влияние Ирана на восточные провинции страны.

Но будущие выгоды от проекта TAPI в Афганистане не идут ни в какое сравнение с возможностью Туркменистана подавать РФ для транзита в Украину и ЕС по 54-60 млрд куб м в год.  Если корпорации Японии смогут справиться с ролью посредника между Москвой и Ашхабадом, российский "Газпром" получит двойной позитив. Первый, в вопросе развития добычи газа и нефти на Сахалине, несмотря на принятые в поддержку Украины санкции против РФ, основную роль играют мировой лидер Exxon и европейская Shell. И если появится перспектива расширения поставок на японский рынок, эти компании останутся в регионе, несмотря на ограничения. Второй - у Москвы появится видимость, что от перекупки туркменского газа у японцев для транзита в Украину и ЕС, она будет зарабатывать хорошие деньги.  Но эти позитивы российской монополии перекрывает один существенный негатив. Как только компании КНР, тоже покупающие ресурсы месторождения Galkynysh, заметят у Японии прогресс экспорта, они задействуют все имеющиеся у Пекина инструменты, чтобы самые дешевые расходы за транзит через РФ были именно у китайских компаний.