Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

100 дней тишины. Зачем Зеленский вместо интервью снял новую серию "Слуги народа"

Среда, 28 Августа 2019, 16:30
Если актер может имитировать участие в открытом демократичном избирательном процессе, то почему бы другому актеру не сыграть в приверженность принципам свободы слова?
Фото: Офис президента

Фото: Офис президента

Значит, дело было так. 20 мая, после многочисленных жалоб, что ему долго не дают булаву, Владимир Зеленский вступает в должность главы государства. В июне пресс-секретарь президента Юлия Мендель анонсирует большую пресс-конференцию по прошествии первых 100 дней президентства. Три с лишним месяца все медиа-площадки страны обсуждают видеообращения президента к народу. Без особого скандала "заходит" интервью президента "Тесле".

Потом чиновник из президентской обоймы сливает СМИ неправдивую информацию об отставке Богдана, на что глава Офиса президента заявляет о бесполезности журналистики, как посредника между обществом и властью. Кульминацией обесценивания властью журналистики становится заявление нардепа от президентской партии о "тупых овцах". В довершении ко всему претендентом на главу комитета по свободе слова становиться Нестор Шуфрич.

А тем временем 100 дней, несмотря на обещанное общение президента с журналистами, проходит в тишине. И вот благая весть! Телеканал "1+1" анонсирует показ записанного интервью с президентом Владимиром Зеленским, посвященное 100 дням его работы. Анонс программы размещен на сайте телеканала и распространен в соцсети студией "Квартал 95". Думаете, все - гласность, перестройка, обещанная открытость новой власти обществу? Как бы не так. Интервью у президента берет актер, который играл в сериале "Слуга народа". "Ну, хоть так", - вздыхают многие. "Не "Тесла" или комбайн "Беларусь" - и на том спасибо".

Обращаясь к главе государства, актер Станислав Боклан говорит: "Здравствуйте, господин президент Голоборо... Простите, Зеленский. Это я, ваш бывший премьер-министр". А потом поясняет, что за первые 100 дней, "у украинцев появилось очень много вопросов", на которые он пришел узнать ответы. "Например, что вы уже сделали для страны за это время. Что вы будете делать со всей той властью, которую получили после парламентских выборов. Какие СМС вам пишет Коломойский и что Андрей Богдан постоянно шепчет вам на ухо?", - спрашивает Боклан. Почему именно эти вопросы и откуда актер знает, что хочет услышать украинский народ, - остается за кадром. О значимых для народа вопросах говорит и пресс-секретарь Зеленского. "Там будут ставиться вопросы, которые волновали общество", - сказала Юлия Мендель. То есть теперь власть и близкие к власти сценаристы решают, что должно волновать, а о чем не стоит даже заикаться? На уточняющий вопрос об анонсированной еще в июне пресс-конференции Мендель поясняет: "Это не значит, что пресс-конференции не будет. Поскольку президент эти 100 дней не имел возможности для полноценной работы, мы ждем, пока заработает парламент, будет поддержаны законодательные инициативы главы государства, будут результаты, и тогда пресс-конференция будет проведена. Постараемся побыстрее. Возможно, даже осенью".

Вам не кажется, что это тщательно сконструированный бред? Ведь если нечего сказать по итогам 100 дней, то откуда взялись волнующие общество вопросы от нанятого актера? Если есть понимание, что у общества имеются вопросы, то почему бы не озвучить их на пресс-конференции? Зачем постановки? Зачем ложь и манипуляции? Все дело в том, что ложь, манипуляции и избегание прямого диалога с журналистами начались задолго до избрания президента. С чего бы Зеленскому менять эту славную тактику, если она оказалась для него столь выгодной? Если актер может имитировать участие в открытом демократичном избирательном процессе, то почему бы другому актеру не сыграть в приверженность принципам свободы слова? Постановочные интервью ничем не отличаются от постановочного президентства. То, что мы наблюдаем - это путинизация официальной риторики украинской власти. Следующим этапом будут многочасовые видео-общения президента со специально обученным народом, огосударствление телеканалов и маргинализация независимой журналистики как класса. Основа прихода к власти Зеленского лежит в планомерном его избегании общения с прессой. Чего отечественная пресса даже не заметила. Только так можно было продать украинскому избирателю легального миллионера за "парня из народа".

Если еще раз перечитать список вопросов - тех, которые сценаристы попросили актера Боклана задать бывшему актеру Зеленскому, - то выходит совсем уж неприглядная картина. Можем ли мы быть уверены, что в случае проведения обыденной пресс-конференции украинские журналисты спрашивали бы о чем-то более "важном", чем шепот на ушко и эсэмэски от Коломойского? Некоторые да. Но большинство из них работают на олигархические СМИ. Тогда в чем разница? Пока журналистика не избавиться от статуса передаточного звена, ее легко можно заменить на актера, электрокар или кофеварку. Да на кого угодно. Невозможно влиять на политическую власть в стране, оставаясь вне политики. Это то, чему украинская журналистика не хочет учится. Все, что имеет ценность, - это ясная и понятная позиция. У журналиста, у президента.

Быть сторожевыми псами демократии означает концентрироваться на принципах. Поэтому для начала их необходимо иметь. Проблема не в том, что президент не хочет отвечать на вопросы журналистов. Проблема в том, что журналисты не хотят учиться отвечать на вопросы общества. Быть сторожевыми псами демократии, а не посредниками и подставками для олигархического микрофона. Явная расправа команды власти с украинской журналистикой началась не сегодня. Опасность ситуации заключается в том, что журналистика пока не способна ответить на вызов власти.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство