Государство

Леонид Кравчук: Каждая политическая сила на теме кассетного скандала хочет создать себе определенный имидж

Первый президент Украины уверен, что никакая, даже самая высокая должность в государстве не должна быть абсолютным предохранителем от уголовного пресл

Первый президент Украины уверен, что никакая, даже самая высокая должность в государстве не должна быть абсолютным предохранителем от уголовного преследования. Однако к президентам, по его словам, нужно относиться по-особому.

Леонида Кучму пытаются в очередной раз приобщить к делу Гонгадзе. Зачем, на ваш взгляд, это Януковичу?

— Это дело начиналось еще при самом Леониде Кучме. Потом пришел президент Ющенко, который, кроме всего прочего, всю свою каденцию занимался двумя вопросами — убийством Гонгадзе и собственным отравлением. Поэтому тут есть вопрос: можно ли после того, как все это произошло, внезапно замолчать? Представьте, если бы Янукович вдруг сказал: "Уважаемые граждане, я считаю, что это некорректно, что бросать тень на институт президентства и копаться в его проблемах — некстати. Я считаю, что этого делать не нужно, и мы этого делать не будем". Общество приняло бы такие слова? Нет. Наоборот, сказали бы, что президент Янукович хочет скрыть от украинского общества и от международного содружества такую большую рану на украинском теле.

Но ведь дело против Кучмы уже закрывали. У вас нет ощущения, что реанимация этой темы происходит в чьих-то интересах?

— Это уже технология — как правоохранительные, следственные органы, разные политические силы в Украине ведут себя в этой ситуации. В данном случае они ведут себя так, чтобы не стать образцом открытости и справедливости применения криминального законодательства. При этом каждая политическая сила хочет на этой теме создать себе определенный имидж. Этой темы касаются во время выборов. Она тлеет, но никогда не заканчивается. И поэтому получается так: дело то закрывают, то открывают.

Кучму также пытаются приобщить к убийству Щербаня. Как вам такой поворот?

— Это очень деликатный вопрос, ведь речь идет о президенте. Но это дело уже настолько резонансное, что его нельзя как косточку кидать обществу. Если есть документы, нужно их передать в суд. Скажу просто, я сочувствую президенту Кучме. Сколько можно над человеком издеваться?! То есть какое-то дело, то его нет! Другой на месте Кучмы, наверное, на другую планету сбежал бы, а он все это терпит. Но Януковича здесь приплетать не надо. Любые его действия в этом плане будут использованы против него.

Разве вы не согласны, что в отношении предыдущих президентов ГПУ работает исключительно под присмотром нынешнего гаранта?

— Я согласен! Но суть в данном случае не в том, что Янукович должен открыть или закрыть дело. Просто процесс этот должен происходить с учетом того, что Кучма — президент Украины, что Кучма 10 лет управлял страной и что именно Кучма вывел Украину в сложный час из экономического кризиса. Это правда, и к нему нужно относиться как к президенту, а не бросать в воздух какие-то факты.

Зачем это Ренату Кузьмину?

— Давайте встанем на его место. Я его не обвиняю. Если бы культура у большинства (я не говорю только о Ренате Кузьмине) была высокой, возможно, так не спешили бы. А так получается, что язык впереди, а за ним голова, и голова этот язык часто не догоняет. Тут у нас беда общая.

Насколько, по-вашему, опасным в дальнейшем для нынешнего президента может оказаться прецедент с Кучмой?

— До тех пор, пока президенты Украины с первого дня принятия присяги не будут каждый шаг своей жизни сопоставлять с самыми высокими моральными ценностями, будут появляться такие ситуации. У Леонида Даниловича часто были ситуации, скажем, когда он мог сказать: "Да заткните ему там рот!". Я знаю, что он так говорил, но это же не значит, что заткнуть рот в прямом понимании этого слова. Он мог так сказать в разговоре со мной, с другими людьми. А ведь он должен знать, что он президент всегда, даже когда спит. И когда во сне он что-то говорит, он — президент. Я смотрю на Ющенко, сколько фактов было с его стороны непристойных, которые не вписываются в статус президента.

Не опасаетесь, что и вас попытаются "подцепить" на крючок?

— Такие попытки уже были (уголовные дела из-за деятельности акционерной судоходной компании "Бласко", созданной решением Кравчука на базе Черноморского морского пароходства, что привело к потере Украиной торгового флота — прим. "ВД"). Когда пришел Леонид Кучма, нашлись люди вокруг него, которые начали придираться к моему окружению, охране. Мол, мое окружение с моего ведома якобы предпринимало какие-то экономические действия, которые были рассчитаны на получение личной выгоды. Был суд и я ходил свидетелем на суд, встречался со следователем. Я пришел и доказал, что я лично к этому не имею никакого отношения.

Читайте также:

Все могут короли. Президент Виктор Янукович - в шаге от нарушения негласного принципа непреследования предыдущих президентов

Владимир Фесенко: У Януковича могла остаться обида на Кучму после событий 2004 года