Государство

Как отправить Ефремова на нары

Депутаты предлагают проверять на «чистоту» внесенные залоги: если происхождение средств покажется сомнительным, подозреваемый останется в СИЗО, а деньги уйдут в казну

Фото: УНИАН

Взяточников и террористов хотят лишить возможности откупиться от содержания под стражей. В Верховной Раде зарегистрированы сразу два проекта изменений в Уголовно-процессуальный кодекс. Законопроект №1871 (относительно невозможности освобождения под залог за коррупционные преступления) внесен внефракционным депутатом Сергеем Мищенко. Проект №2284 (относительно отдельных аспектов применения меры пресечения в виде залога) вышел из-под пера члена БПП Ивана Винника и представителя "Народного фронта" Сергея Пашинского. "Нередки случаи, когда, украв миллионы гривень, преступники выходят на свободу под залог в несколько сотен гривень и после этого скрываются от правоохранительных органов. Целый ряд таких высокопоставленных чиновников сейчас ищет убежище в Российской Федерации", - объясняет Мищенко. От украинского правосудия прячутся не только коррупционеры. Под залог в 365 тыс. грн. служители Фемиды освободили лидера харьковского сепаратистского движения Кон­стан­тина Долгова, который тут же сбежал в Крым, а потом в Россию. Бывший командир спецподразделения "Беркут" Дмитрий Садов­ник, который подозревается в причастности к расстрелу 39 майдановцев, был отпущен под домашний арест и скрылся в неизвестном направлении.

Чтобы подобные случаи не повторялись, законопроект №2284 предлагает не выпускать из СИЗО обвиняемых в посягательстве на территориальную целостность страны, попытке захвата государственной власти, создании террористической организации, незаконных вооруженных формирований, финансировании терроризма и других преступлениях против национальной и общественной безопасности. Кроме того, как полагают авторы законопроекта, под стражей должны оставаться подозреваемые в умышленном убийстве, злоупотреблении властью или служебным положением, причинении имущественного ущерба в крупных или особо крупных размерах.

В числе пострадавших могут оказаться не только высокопоставленные заключенные, но и рядовые подозреваемые. Опасаясь, что деньги будут признаны "нечистыми", их родственникии друзья просто побоятся вносить за них залог

Обвиняемые по другим статьям Уголовного кодекса, которые попытаются выйти на свободу под залог, должны подтвердить законность происхождения "откупных". Если достоверность документов о происхождении средств залога не будет подтверждена или "чистота" денег поставлена под сомнение, они будут автоматически зачисляться в госбюджет.

До сих пор VIP-подозреваемые за день-два легко находили миллионные суммы под залог. К примеру, бывший "регионал" Михаил Чечетов, которому инкриминировали две статьи УК - злоупотребление властью и служебный подлог, был отпущен из изолятора СБУ под залог в 5 млн грн. Дважды "покупал" себе свободу и экс-глава фракции Партии регионов Александр Ефремов - первый раз за 3,6 млн грн. (был арестован по подозрению в злоупотреблении служебным положением при отягчающих обстоятельствах и служебном подлоге), второй раз - за 60,9 тыс. грн. (было выдвинуто обвинение в разжигании межнациональной розни).

Инфографика "ДС"

Но если упомянутые ограничения будут приняты, в числе пострадавших могут оказаться не только высокопоставленные заключенные, но и рядовые граждане, заподозренные в совершении правонарушений. Опасаясь, что деньги будут признаны "нечистыми", их родственники и друзья просто побоятся вносить залог. По сути, законопроект предлагает ввести для каждого залогодателя презумпцию вины и обязать его доказывать свою невиновность. "Это окончательно запутает и застопорит систему правосудия. Ведь если деньги добыты преступным путем, то их не просто нельзя вносить в виде залога, они должны быть арестованы или изъяты в рамках уголовного производства, начатого по данному факту", - говорит управляющий партнер адвокатского объединения "Олицкий, Яценко и Партнеры" Тарас Олицкий. В экспертном управлении ВР считают, что предложения депутатов могут вообще похоронить такую меру, как залог. Хотя вместе с этим уйдут в прошлое и манипуляции с залогами. Несмотря на наличие в законе минимальных и максимальных размеров залога в зависимости от тяжести преступления, единого правила или хотя бы подхода, по которому определяется конкретная сумма, в судебной практике не существует. Нередко, например, прокуратура дополнительно к "экономической" статье обвиняет человека в совершении насильственного преступления или "рисует" космические суммы ущерба, якобы причиненного подозреваемым. В этом случае суд назначает ему слишком большой залог. К примеру, "мотивировать" следствие "закрыть" в СИЗО конкретного человека могут конкуренты. "Круговая порука между судом и обвинением, приводит к полному нивелированию института залога и к возможности ручного управления в системе назначения мер пресечения", - говорит Тарас Олицкий. Чтобы институт залога действительно стал эффективным, в стране должна заработать система правосудия в целом.

Кризис перенаселил СИЗО

После принятия в 2012 г. нового Уголовно-процессуального кодекса перспектива загреметь в СИЗО для украинцев стала менее актуальной. Новый закон расширил круг лиц, которые могли "купить" свободу. В результате только в 2012 г. 445 человек вышли из СИЗО под залог, заплатив в общей сложности 44,4 млн грн. Это были преимущественно "сидельцы" по хозяйственным статьям и люди, которые обвинялись в торговле наркотиками. Еще живее дела пошли в 2013 г. - от содержания под стражей смогли откупиться 745 подозреваемых (в основном в должностных преступлениях, хищениях, кражах, мошенничестве), что обошлось им в 84,3 млн грн.

А вот в прошлом году залог как средство остаться на свободе был не слишком популярным - суды освободили только 128 человек, которые перечисли на счета ра­­йонных казначейств 32,1 млн грн. "В условиях экономического кризиса и обнищания населения количество людей, способных внести залог, сократилось. Если у подозреваемого и его окружения нет возможности найти требуемую сумму, то избирать такую меру пресечения нет смысла, поскольку она не будет выполнена", - поясняет партнер юридической фирмы "КПД Консалтинг" Кирилл Казак.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 30 марта 2015 г. (№13/723)