Государство

Как Путин будет вести войну

Прямые военные действия – это последний и пока самый маловероятный сценарий

Во-первых, это дорого, а во-вторых, нет ответа на вопрос, что делать с захваченной территорией 
 
Практически все опрошенные "ДС" эксперты считают, что этот вариант самый невыгодный для Путина. Правда, все оговариваются, что мы имеем дело с иррациональным политиком, а поэтому исключать такой возможности никак нельзя. Главные минусы - это невероятные затраты при ухудшающейся экономической ситуации. Кроме того, у Путина нет оккупационной армии, чтобы удерживать столь большую территорию. Особенно если учесть, что он, захватив даже юго-восточные области, попадает в ту же ловушку, в которой до последнего времени находились США в Ираке, Каждый день будет умирать несколько русских солдат. Через год, когда кто-то посчитает, что убито больше тысячи людей, потрачено столько-то миллиардов, рейтинг Путина неожиданно начнет падать. Можно, конечно, аннексировать Беларусь или еще что-нибудь, но это круговорот глупостей. Правда, опять-таки, если исходить из формальной логики.

Основным и базовым вариантом ведения военных действий является разжигание гражданской войны. Собственно, для этого и нужен Виктор Янукович, который может легитимизировать поход юго-востока на юго-восток. Правда, этот поход провести силами исключительно местных сепаратистов сейчас попросту невозможно - необходимо укрепиться в Донецке и Луганске, получить хотя бы формальную легитимность (облсоветы и горсоветы должны перейти на сторону сепаратистов). Поэтому пока стоит задача максимально раскачивать ситуацию. На первом этапе Путин и его сателлиты в Украине делают ставку на терроризм. Собственно, для этого и нужен "Правый сектор". План здесь, в упрощенном виде, следующий: некто под именем "Правого сектора" проводит первый теракт против какого-нибудь ярого "регионала". В ответ представители "Донецкой республики" совершают ответный теракт и т. д. Проще говоря, мы вступаем в эпоху регулярных взрывов на улицах. То, что в России происходит последние 15 лет, что совершается сейчас в Нигерии, Сомали и ряде других стран, будет импортировано в Украину.

Один британский ученый в свое время сказал, что российские спецслужбы абсолютно не любят что-либо выдумывать. Они очень ленивы, когда необходимо сделать что-то новое. Их лекала мы давно знаем, и поэтому можно достаточно легко предположить, что будет дальше.

На самом деле мы должны просто привыкнуть к тому, что милиционер будет ходить с автоматом. Что в театр или даже кино мы будем проходить через металлоискатель. Что для нас намного сложнее - заставить СБУ работать на опережение, а СНБО наконец-то нанять 20 умных людей, которые будут отвечать за информационную политику.

Мы все должны понять еще один важнейший момент - если мы оставим страну в системе координат олигархической клановости - мы умрем. Олигархи уже ничего не решают. В основной своей массе они стоят в стороне и смотрят, что будет дальше. Украинские олигархи де-факто уже не субъекты политики, а ее объекты. Они продолжают торговаться, решать какие-то вопросы, но на самом деле максимум, чего они могут добиться, - это продления свой жизни на год-полтора. Если мы не превратимся в государство, где в основу угла будет поставлена безопасность, - мы умрем. Проще говоря, из олигархической модели мы должны в сжатые сроки перепрыгнуть в модель страны, где главным человеком есть главнокомандующий. При этом главнокомандующий является не мифическим гарантом Конституции, а гарантом прозрачных правил игры, которые подчинены вопросам госбезопасности. Это в свое время сделали в Израиле. Это было сделано в десятках других стран. Если мы этого не сделаем, период полураспада страны будет продолжен. И никакой третий уровень санкций против РФ тут не поможет.