Государство

На сколько обеднели украинские олигархи

Деолигархизация стала модным лозунгом. Однако о том, что этот процесс сопровождается сокращением рабочих мест, мало кто задумывается

Фото "ДС"

В дан­ном ис­сле­до­ва­нии "ДС" за­да­лась це­лью опре­де­лить, на­сколь­ко обед­не­ли на­ши оли­гар­хи. Умень­ше­ние их со­стоя­ний ча­стич­но объ­яс­ня­ет­ся объ­ек­тив­ны­ми при­чи­на­ми, вы­звав­ши­ми об­вал всей укра­ин­ской эко­но­ми­ки. Но есть и при­чи­ны субъ­ек­тив­ные: соб­ствен­ные дей­ствия оли­гар­хов и на­прав­лен­ные про­тив них дей­ствия вла­сти.
Део­ли­гар­хи­за­ция ста­ла мод­ным ло­зун­гом. Но за­ча­стую за ней кро­ет­ся пе­ре­рас­пре­де­ле­ние иму­ще­ства оли­гар­хов в поль­зу чи­нов­ни­ков, ко­то­рые, в от­ли­чие от оли­гар­хов, не яв­ля­ют­ся си­стем­ны­ми биз­не­сме­на­ми и по­то­му не за­бо­тят­ся, да и не уме­ют ду­мать о раз­ви­тии пе­ре­шед­ших под их кон­т­роль пред­при­я­тий, а про­сто па­ра­зи­ти­ру­ют на них. По­это­му про­цесс за­ча­стую вы­ли­ва­ет­ся в со­кра­ще­ние ра­бо­чих мест.

Но ко­гда по те­ле­ви­зо­ру со­об­ща­ют о "раз­де­ва­нии" оли­­гар­ха, то не упо­ми­на­ют о ко­ли­че­стве по­те­рян­ных при этом ра­бо­чих мест. А по­се­му мож­но го­во­рить об оче­ред­ной раз­но­вид­но­сти по­ли­ти­че­ской ши­зо­фре­нии, ко­гда че­ло­век пе­ред те­ле­ви­зо­ром ра­ду­ет­ся део­ли­гар­хи­за­ции и в то же вре­мя кля­нет всех за то, что в его го­ро­де за­крыл­ся оче­ред­ной за­вод. Ра­зум­ная борь­ба с оли­гар­ха­ми долж­на опи­рать­ся на двух ки­тов: не­воз­мож­ность красть из бюд­же­та для всех и силь­ные не­за­ви­си­мые проф­со­ю­зы, за­щи­щаю­щие ра­­бо­чие ме­ста. В Укра­и­не, к со­жа­ле­нию, по­ка нет ни то­го ни дру­го­го.

Итак, при рас­че­те со­стоя­ний фи­гу­ран­тов ис­сле­до­ва­ния "ДС" учи­ты­ва­ла как ак­ти­вы, ко­то­ры­ми они вла­де­ют офи­ци­аль­но, так и те, ко­то­рые вхо­дят в сфе­ру их влия­ния не­офи­ци­аль­но. На­при­мер, при рас­че­те со­стоя­ния Иго­ря Ко­ло­мой­ско­го и Ген­на­дия Бо­го­лю­бо­ва учи­ты­вал­ся их кон­т­роль над За­по­рож­ским и Львов­ским мас­ло­жи­ро­вы­ми ком­би­на­та­ми, ко­то­рые офи­ци­аль­но не под­твер­жда­ют свя­зи с ак­цио­не­ра­ми При­ват­бан­ка.

При оцен­ке со­стоя­ний быв­ших VIP-чи­нов­ни­ков вре­мен Яну­ко­ви­ча и при­бли­жен­ных к не­му лиц учи­ты­ва­лись так­же ак­ти­вы, оформ­лен­ные на до­ве­рен­ных ли­бо под­став­ных лиц, пред­по­ло­жи­тель­но дей­ствую­щих в их ин­те­ре­сах.

Сто­и­мость пуб­лич­ных ком­па­ний оце­ни­ва­лась, ис­хо­дя из те­ку­щих ко­ти­ро­вок на за­пад­ных фон­до­вых бир­жах (Лон­дон­ской, Вар­шав­ской и др.). Сто­и­мость не­пуб­лич­ных ком­па­ний под­счи­ты­ва­лась на ос­но­ве муль­ти­пли­ка­то­ров (по вы­руч­ке, при­бы­ли) ана­ло­гич­ных пуб­лич­ных ком­па­ний, пре­иму­ще­ствен­но из Вос­точ­ной Ев­ро­пы, и дис­кон­ти­ро­ва­лась с уче­том реа­лий укра­ин­ско­го рын­ка.

Ахметов пока не понял, что спонсирует не тех
Коломойский и Боголюбов рассчитывают отыграться через политику
У Пинчука не покупают трубы
Новинский в глухой обороне
Янукович-младший под давлением
Тарута и Мкртчан отбиваются от ВТБ
Азот, титан, и финансы "уполовинили" Фирташа
НБУ оставил Бахматюка без двух банков
Косюку не помог экспорт курятины
Жеваго добился передышки
У Тигипко останавливаются заводы
Хмельницкий остался без Bionic Hill
Лагун мечтает о национализации "Дельты"
Спонсор ДНР Нусенкис спокойно работает в Украине
Активы Курченко уходят за долги
Ставицкий расширяет сеть АЗС
ЗАЗ тянет на дно Васадзе
Гута потерял мечту
Звягильский учится бурить
У Климца не осталось незаложенного имущества

Ахметов пока не понял, что спонсирует не тех
$5,4 млрд (-3,2 млрд)

Ринат Ахметов, остающийся самым богатым украинцем, в конце 2014 г. выпал из первой сотни богатейших людей планеты, отправившись на 193 место в рейтинге миллиардеров американского журнала Forbes. Издание оценивает состояние Ахметова на уровне $6,6 млрд. Рейтинг Bloomberg Billionaires Index более пессимистичен - по его оценке, стоимость бизнеса группы СКМ составляет $5,6 млрд. По данным Bloomberg, на горно-металлургический холдинг "Метинвест" и энергохолдинг "ДТЭК", контроль над которым принадлежит Ахметову, приходится 80% "стоимости" бывшего хозяина Донбасса.

В этом году помимо конфликта в Донбассе на состояние бизнеса Ахметова влияла целая цепочка других факторов - как внутренних, так и внешних. Главная проблема "Метинвеста" - падение цен на металл и руду во всем мире. Так, цена на железную руду, используемую для производства стали, с начала года снизилась на 25%. Всего же за пять лет она обесценилась на 75%. Именно в сегменте экспорта ЖРС раньше оседала основная прибыль холдинга.

Главной проблемой ДТЭК стало лишение преференций со стороны государства. Показательный пример: тепловые станции Ахметова вынуждены отдавать в энергорынок тепловую электроэнергию по 80 коп./кВт, безуспешно добиваясь от министра Владимира Дем­чишина повышения тарифа до 1,2 грн. При Викторе Януковиче этот вопрос решился бы за неделю, но времена уже не те. С начала года тариф станциям Ахметова не подняли ни на копейку. В итоге ДТЭК продолжает нести убытки. Если в 2014 г. они составили 19 млрд грн., то в этом энергохолдинг пока идет с минусом 3-4 млрд. За первое полугодие 2015 г. "Днепрэнерго" почти в 10 раз снизило уплату налогов (если сравнивать со всем 2014 г.), "Западэнерго" - в пять раз, "Киев­энерго" - в три раза и т. д.

Еще одной важной причиной убытков ДТЭК и "Метинвест" являются выросшие траты на об­­с­луживание внешних долларовых долгов. Общая долговая нагрузка этих компаний превышает $6 млрд. Весной нынешнего года "Метинвест" уже один раз объявлял технический дефолт по выплате долгов. ДТЭК пока еще нет. Как ему это удается? Во-первых, не­много помогло обесценивание гривни, из-за которого выросли не только убытки на обслуживание долгов, но и снизились долларовые затраты внутри страны (зарплаты и прочие расходы у компании в гривне). Во-вторых, есть мнение, что запас прочности у олигарха больше, чем он пытается это продемонстрировать властям. "Убытки эти всегда были завышены, настоящую рентабельность не знает никто", - рассказали "ДС" в од­ной из конкурирующих на энергорынке компаний. Такого же мнения придерживаются и в Мин­энер­гоугля. "Реальная себестоимость угля, добываемого ДТЭК, намного ниже декларируемых холдингом 1500 грн./т", - заявил в свое время Владимир Демчишин, обвиняя компанию в завышении себестоимости, чтобы добиться увеличения тарифов.

Рано или поздно запас прочности Ахметова иссякнет. Что будет дальше - вариантов всего два, и оба они известны. Или ждать, пока снова восстановятся внешние рынки сбыта, а рентабельность пойдет вверх. Или таки добиться преференций от новой власти. Пока Ахметов торгуется с позиции силы, финансируя "Оппо­зици­онный блок" и другие неудобные проекты. Если такая схема не сработает, не исключено, что со следующего года он пойдет по дороге, проторенной известным запорожским экс-спонсором "регионалов" Вячеславом Богуслаевым.

Минэнергоугля и эксперты рынка уверены, что тепловые станции Ахметова намеренно завышают убытки (и в разы снижают уплату налогов), чтобы добиться повышения тарифа с 80 коп. за киловатт до 1,2 грн

Коломойский и Боголюбов рассчитывают отыграться через политику
$4,45 млрд (-$940 млн)

В нынешнем году новая власть начала широкомасштабное наступление на позиции акционеров Приватбанка Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, нанеся им несколько болезненных ударов в ключевых сферах влияния, прежде всего в энергетической отрасли. Первый нокдаун был получен в марте, когда произошла смена руко­водства 100%-ной "дочки" НАК "Нафтогаз України" - монопольного оператора нефтетранспортной системы страны "Укр­транс­нафти". Вместо близкого к "Привату" Александра Лазорко, руководившего компанией с 2009 г., ее возглавил сначала ставленник НАКа Юрий Мирошник, а затем выходец из самой "Укр­транс­нафти" Роман Сидорак. В разгар смены руководства Коло­мойский лично приехал в Киев защищать свои интересы в стратегической госкомпании, от которой зависит снабжение нефтью его крупнейшего НПЗ в Кременчуге. И в конечном итоге лишился должности главы Днепропетровской облгосадминистрации.

Следующий удар был нанесен по крупнейшей в Украине нефтедобывающей компании "Укрнафта". Атака растянулась более чем на полгода - сначала в январе Вер­ховная Рада проголосовала за внесение изменений в Закон Украины "Об акционерных обществах", снизив планку кворума, необходимого для проведения общего собрания акционерного общества, с 60 до 50%+1 акция. Этот закон сразу был назван "антиколомойским", поскольку направлен на лишение "Привата", контролирующего около 42% акций "Укрнафти", оперативного контроля над ней в пользу НАК "Нафтогаз України", владеющего 50%+1 акция компании. В июле состоялось собрание акционеров компании, на котором в должности ее главы вместо лояльного "Привату" Питера Ванхеке с подачи НАКа был утвержден "неза­висимый менеджер" - экс-президент BG Kazakhstan Марк Роллинз. Впрочем, насколько и от кого он независим на самом деле, покажут его первые месяцы работы в новой должности. Коломойский в свою очередь надеется улучшить переговорные позиции в диалоге с Петром Порошенко по результатам местных выборов и торпедирования парламентской коалиции при помощи близких к нему фракций "Самопомочі" и "Батьківщини".

Не лучшим образом идут у "При­вата" дела и в финансовой сфере. Столкнувшись с рекордным оттоком депозитов физлиц, который начался в прошлом году и продолжился в нынешнем (за 2014 г. банк потерял почти 9,7 млрд грн., или около 16% своего розничного порт­феля), Приватбанк был вы­нуж­ден пойти на фактическое повышение процентной ставки по новым вкладам до 30% годовых, пообещав клиентам освободить их от уплаты налога на доходы с депозитов. Это отразилось на рентабельности крупнейшего в стране финучреждения: по итогам первого полугодия 2015 г. чистая прибыль Приватбанка составила только 61 млн грн., тогда как за аналогичный период 2014-го она превышала 380 млн грн. Кроме того, финучреждение было вынуждено договариваться с держателями своих еврооблигаций об их реструктуризации на несколько лет.

Есть проблемы и у ферросплавной империи Коломойского. Фак­тически списав со счетов захваченный террористами ЛНР Стаха­нов­­­с­кий завод ферросплавов, "При­ват" не может загрузить полностью оставшиеся под его контролем Никопольский и Запорожский ферросплавные заводы - спрос на их продукцию из-за кризиса на металлургическом рынке сильно просел. Поступления от экспорта падают по той же причине. За первое полугодие выручка от продажи за рубеж самого ходового вида ферросплавов - ферросиликомарганца - сократилась более чем на 18% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (до $279 млн). Наконец, "Приват" фактически потерял российский рынок сбыта, куда только в прошлом году группа продала ферросплавов почти на $200 млн.

У Пинчука не покупают трубы
$1,55 млрд (-$370 млн)

Предприятия группы "Интер­пайп" Виктора Пинчука, объединяющей крупнейшие украинские заводы по выпуску трубной продукции и железнодорожных колес, публично расписались в собственных финансовых проблемах и неспособности погасить долги. По данным "ДС", в этом году крупнейшее ПАО "Интер­пайп Нижне­днеп­ровский трубопрокатный завод" стало массово просить рассрочки долгов в судебных разбирательствах, инициированных его кредиторами. Завод объясняет это тем, что он находится "в крайне сложном положении", у него практически отсутствуют оборотные средства, нет заказов, а взыскание с него долгов приведет к остановке предприятия. Причем такие аргументы идут в ход в диалогах с далеко не самыми крупными истцами. Например, в апреле к такой тактике завод прибег, добиваясь на три месяца рассрочки долга в сумме всего 40 тыс. грн. перед одним из своих подрядчиков.

Так ли все печально у "Интер­пайпа", как компания пытается представить? Картина, разумеется, преувеличена, но оснований для беспокойства у Пинчука все-таки хватает с избытком. В этом году фактически умер российский рынок сбыта: объем поставок труб, по данным "Интерпайпа", за первое полугодие составил лишь 18 тыс. т, тогда как за аналогичный период прошлого года равнялся 120 тыс. т. Компания пытается провести диверсификацию, пере­ориентироваться на европейский и американский рынки, но там слишком высокая конкуренция, что при падении цен и спроса на металлопродукцию не позволяет Пинчуку рассчитывать на компенсацию сотен миллионов долларов потерь, вызванных закрытием рынка России. Из-за этого в нынеш­нем году заводы Пинчука, скорее всего, ухудшат показатели прошлого года, который только для ПАО "Интерпайп Нижне­дне­провский трубопрокатный завод" завершился получением более 1 млрд грн. убытков.

Не очень везет Пинчуку и в секторе добычи углеводородов, где представлена близкая к нему компания "Гео Альянс". Она хоть и незначительно нарастила с начала этого года добычу газа, но снизила рентабельность из-за повышения размеров ренты. Кроме того, борьбу с компанией затеяла Генераль­ная прокуратура Украины, которая в апреле добилась в Верховном суде отмены вердикта о законности эксплуатации одного из самых перспективных месторождений газа в Днепропетровской области - Южно-Орельской площади. Если ГПУ доведет это дело до победного конца, потери могут быть ощутимыми - указанное месторож­дение является вторым по величине в портфеле "Гео Альянса" после Косачевской площади в Ивано-Франковской области.

Новинский в глухой обороне
$1,13 млрд (-$340 млн)

Для депутата Верховной Рады от "Оппозиционного блока" Вадима Новинского нынешний год стал годом окончательного перехода из нападения в глухую оборону. Его основной актив - четверть акций крупнейшего в Украине горно-металлургического холдинга "Мет­ин­вест" - перестал приносить ощу­тимую отдачу и, судя по всему, стал убыточным. Если по итогам прошлого года его чистая прибыль сократилась более чем наполовину (до $159 млн) по сравнению с 2013-м, то за первый квартал этого года компания вообще предпочла не указывать в отчетности данный показатель, раскрыв лишь показатели прибыли до уплаты налогов (EBITDA), сократившейся более чем на 60% (по сравнению с аналогичным периодом 2014-го). На фоне падения выручки почти на 40% и объявления компанией дефол­та по облигациям на сумму около $114 млн это выглядело если не капитуляцией перед кредиторами, то как минимум очень крупной сдачей своих позиций. Особенно с учетом того, что нынешнее кризисное положение дел на мировом металлургическом рынке не сулит ничего хорошего "Метинвесту", предприятия которого по итогам первого полугодия 2015 г. сократили выплавку стали почти на треть.

Кроме проблем с горно-металлургическим бизнесом, неудачи преследуют Новинского и в других сферах, в которые инвестировал его "Смарт-холдинг". Его компания Regal Petroleum, ведущая добычу углеводородов в Украине, по итогам прошлого года хоть и вышла в прибыль (чистый финансовый результат составил $5,76 млн), но не удовлетворила ожидания инвесторов. Как результат - капитализация компании, котирующейся на Лондонской фондовой бирже, с сентября прошлого года по сентябрь этого упала ровно вдвое, до чуть более 14 млн фунтов стерлингов.

В ритейле Новинский пока ни­как не может выиграть сражение с братьями Вагоровскими за контроль над сетью супермаркетов "Амстор" и недавно был вынужден привлечь соинвестора в лице Fozzy Group Владимира Костель­мана для перезапуска части из них. В судостроительном бизнесе ему приходится отбиваться от десятков неудовлетворенных кредиторов и банкротить свои собственные верфи, удерживая на них мораторий на удовлетворение требований кредиторов. Так происходит, в частности, на Херсонском и Черно­морс­ком судостроительных заводах, банкротство которых инициировало Балаклавское рудоуправление из Севастополя - предприятие Новинского, которое он после аннексии Крыма был вынужден переоформить на своего брата Ашота Малхасяна. Что касается николаевского завода "Океан", который почти был в его руках, то о нем, похоже, бизнесмену придется забыть. Погова­ривают, что на этот актив положил глаз набирающий обороты олигарх Константин Григоришин, контролирующий компанию "Укр­речфлот". Довер­шением всех бед Новинского стала катастрофа в агропромышленном бизнесе, который в этом году пал жертвой тропической болезни: на агрокомбинате "Калита" было уничтожено все поголовье свиней (порядка 60 тыс.) в рамках ликвидации вспышки АЧС (африканской чумы свиней). Прямой ущерб составил около 200 млн грн.

Янукович-младший под давлением
$980 млн (-$520 млн)

Давление на бизнес Александра Януковича, сына беглого экс-президента, продолжает расти. После того как в прошлом году его фактически полностью отлучили от операций с нелегально добываемым в Донецкой и Луганской областях углем, а также получении миллиардных подрядов от убыточных государственных угольных предприятий, подконтрольная сбежавшему в Россию Саше-стома­тологу корпорация "Мако" потеряла былое влияние. Имущество оказалось арестованным, в том числе его доли в компаниях "Мако холдинг" и "Мако трейдинг", а также контрольный пакет Всеук­ра­инс­кого банка развития, в котором в ноябре прошлого года была введена временная администрация.

Весной этого года Фонд гарантирования вкладов физлиц принял решение рекомендовать НБУ ликвидировать это финучреждение, и хотя финальное решение еще не принято, банк, активы которого на начало этого года превышали отметку в 5,6 млрд грн., Александр Янукович уже фактически потерял. А в июле от него "ушло" еще одно финучреждение - Радикал Банк, в который была введена временная администрация. Это финучреждение хотя и не принадлежало Януковичу-млад­шему персонально, но де-факто его было принято включать в орбиту Саши-стоматолога. Подтвер­ж­дением чему стал, например, тот факт, что компания "Мако трейдинг", через которую проходили трейдинговые операции с углем, открыла счет именно в Радикал Банке, а в июле на него по решению суда поступило 110 млн грн., взысканных с комбината "Арсе­лор­Миттал Кривой Рог". Впрочем, до адресата эти деньги так и не дошли - их сумела заблокировать СБУ. И хотя в компании поспешили заверить, что, "несмотря на оказываемое давление, "Мако трейдинг" продолжает работать и выплачивать налоги в бюджет Украины", на деле эта структура уже превратилась в потенциального банкрота. Сам же Янукович-младший вы­нуж­ден безвылазно отсиживаться в России - еще в январе Интерпол объявил его в международный розыск, а в мае Печерский суд выбрал ему меру пресечения в виде содержания под стражей.

Довершением всех бед Новинского стала катастрофа в агропромышленном бизнесе, который пал жертвой африканской чумы свиней: на агрокомбинате "Калита" было уничтожено все поголовье (порядка 60 тыс.), а прямой ущерб составил около 200 млн грн

Тарута и Мкртчан отбиваются от ВТБ
780 млн (-$430 млн)

В январе 2015-го бывший председатель Донецкой облгосадминистрации Сергей Тарута, отвечая на вопрос журналиста "Левого берега" о том, сделала ли война в Донбассе его банкротом, сказал: "Была бы обратная ситуация - я бы радовался. А пока, к сожалению, это так". К тому времени полным ходом шли суды Таруты с российским банком ВТБ, подконтрольным властям РФ, который арестовал его активы на Кипре и Британских Виргинских островах. Среди них оказалось и около 20% акций корпорации "Индуст­ри­альный союз Донбасса" - структуры, у истоков которой стоял мари­упольский бизнесмен, до прошлого года возглавлявший совет директоров ИСД. Аресту подверглись также и доли Таруты в одном из крупнейших отечественных металлотрейдеров Украинской горно-металлургической компании, владельце киевского отеля Hyatt, ЧАО "Новые инжиниринговые технологии" и ряде других структур. Сделано это было в рамках разбирательств, инициированных ВТБ в России в связи с банкротством Енисейского фанерного комбината, одним из поручителей которого выступал Тарута.

За прошедшее с тех пор время рос­сиянам пока не удалось отсудить у Таруты его имущество - суды продолжаются до сих пор. А многие компании экс-губернатора, несмотря на его поспешное признание себя банкротом, до последнего времени умудрялись весьма успешно работать. Те же "Новые инжиниринговые технологии" в минувшем году получили более 40 млн грн. чистой прибыли и по итогам этого года также планируют выйти в плюс. УГМК в 2014 г. умудрилась получить более 50 млн грн. чистой прибыли и весьма оптимистично отчитывается о результатах работы в текущем году, периодически расширяя ассортимент продукции в своих "супермаркетах металла". Компания продвигает продукцию в основном Днепропетровского металлургического комбината им. Дзержинского (ДМКД), который принадлежит ИСД и управляется Максимом Завгородним - ставленником Таруты и его бизнес-партнера Сергея Мкртчана. Сам ДМКД в числе своих бенефициаров до сих пор официально указывает именно Таруту и Мкртчана и работает весьма стабильно. Например, за шесть месяцев этого года он снизил выплавку стали в сравнении с аналогичным периодом прошлого года всего на 3%, до 1,2 млн т. Тогда как на комбинатах Ахметова и Новинского, например на "Азов­с­тали" и ММК им. Иль­и­ча, падение производства за этот же период составило 17 и 38% соответственно.

Еще один партнер УГМК - Дне­пропетровский трубный завод, который Тарута контролирует че­рез кипрскую I.S.H.C. Industrial Steel Holding Co Limited, этим летом угодил в процесс банкротства. Его инициатором стал Ради­кал Банк, который принято относить к сфере влияния окружения экс-пре­зи­дента Виктора Януко­вича. Впрочем, для предприятия-должника это даже скорее плюс, чем минус - завод оказался под действием моратория на удовлетворение требований кредиторов и может позволить себе отдохнуть на долговых каникулах, максимально затягивая разбирательства с банкирами.

Азот, титан, и финансы "уполовинили" Фирташа
$750 млн (-$850 млн)

Трудно назвать бизнесмена, который в этом году столкнулся с таким количеством неудач, как владелец Group DF Дмитрий Фир­таш, до сих пор отсиживающийся в Австрии. Основной бизнес Фир­таша - производство азотных удобрений. Этот рынок переживает худшие времена из-за подорожавшего в гривне газа, составляющего 80% в себестоимости минудобрений. Предприятия Фирташа большей частью стоят. В частности, северодонецкий "Азот" так и не запустился с февраля. Гор­ловский концерн "Стирол" находится на территории, неподконтрольной Украине, и есть риск, что его скоро начнут резать на металлолом. По информации директора компании "Инф­оиндустрия" Дмит­рия Гор­дей­чука, "предприятия "Ровно­азот" и чер­касский "Азот" полностью готовы к запуску (часовая го­товность), но газ так и не подали".

Темп в отрасли поддерживают только государственный Одесский припортовый завод и "Днепразот" Игоря Коломойского в основном за счет работы на давальческом сырье. Впрочем, катастрофы, как ни странно, из-за этого не происходит (хотя еще в июне, останавливая черкасский "Азот" и "Ровноазот", Group DF многозначительно заявила, что "теперь под угрозой срыва оказалась осенняя посевная, а тысячи украинцев могут остаться без работы"). Причина проста - по словам Гордейчука, спрос в Укра­и­не на азотные удобрения в этом году самый низкий за последние 10-11 лет. В сухом остатке: заводы Фир­таша стоят, "Нафтогаз Укра­ї­ни" требует от них 500 млн кубов газа, отпущенного в долг, а сами они зало­жены в российском Газ­пром­банке. Не добавляют оптимизма и угрозы Арсения Яценюка, высказанные несколько месяцев назад, инициировать возврат в госсобственность азотных заводов Фир­таша, если они не погасят долги за газ перед НАК "Нафтогаз України" и его "дочкой" "Газ Украины". Впро­чем, за прошедшее с тех пор время мало что изменилось - предприятия Фирташа платить добровольно не хотят и связывают руки своим оппонентам бесконечными судебными разбирательствами.

В финансовом секторе нынешний год ознаменовался для Фир­таша окончательной потерей банка "Надра". В феврале НБУ отнес это финучреждение к категории неплатежеспособных, после чего в нем была введена временная администрация. А уже в июне Нацио­нальный банк принял решение об отзыве его банковской лицензии и ликвидации. Какими оказались потери основателя Group DF из-за лишения контроля над финучреждением c активами более 35 млрд грн., обс­лу­живавшем большинство его пред­приятий, сказать сложно. Но в том, что они измеряются миллиардами гривень, сомнений нет.

Не лучшим образом идут дела у Фирташа и в титановом бизнесе. Здесь он окончательно распрощался с ключевыми активами - Вольногорским горно-металлургическим и Иршанским горно-обогатительным комбинатами. Касса­ци­онные инстанции поставили точку в споре за право контроля над этими активами, которые находились в аренде у структур Фирташа с 2004-го по 2014 г. Теперь Фирташу приходится ми­­риться с тем, что указанными предприятиями управляет государственная Объединенная горно-химическая компания, которая не так давно стала старшим партнером Group DF еще и на Запо­рож­­с­ком титаномагниевом комбинате. Не исключено, что со следующего года ОГХК получит над этим предприятием оперативный контроль, что будет означать для Фирташа новые многомиллионные потери.

НБУ оставил Бахматюка без двух банков
$730 млн (-$320 млн)

Положение своего бизнеса, которому здорово досталось сначала от оккупации Крыма, а затем и от развязанной россиянами войны в Донбассе, Олег Бахматюк сам охарактеризовал в мае этого года в интервью порталу "Лига" такими словами: "Нам бы выжить, удержаться зубами, имея большую долговую нагрузку". Компания Ukr­land­farming приняла решение о сокращении площади обрабатываемых земель в 2015 г. почти на 100 тыс. га (прежде всего исключив работу в зоне риска - на территориях Донецкой и Луганской областей, а также в Крыму), параллельно ведя непрерывный диалог с банками о продлении кредитных ли­ний, снижении ставок, переводе валютных кредитов в гривню. Положительным фактом является то, что финучреждения идут на контакт с холдингом Бахматюка, понимая, что в противном случае они рискуют перепилить сук, на котором сами же и сидят.

Проблем Бахматюку прибавил и Национальный банк Украины, который в марте неожиданно принял решение об отзыве лицензии и ликвидации принадлежащего ему VAB Bank. В НБУ сочли, что это финучреждение не соответствовало критериям для участия государства в докапитализации. А его рекапитализация оказалась невозможной из-за якобы слишком боль­шого объема кредитов, выданных экономически связанным ли­цам. Всего через несколько месяцев Валерия Гонтарева ударила по второму финучреждению Бахматюка - в июне к категории неплатежеспособных был отнесен банк "Финансовая инициатива". И хотя для главной агропромышленной группы страны это не стало непоправимым ударом, осадок, как говорится, остался. Ведь оба банка были совсем не маленькими - на начало этого года они входили в группу крупных, а их совокупный объем активов доходил до 30 млрд грн.

С другой стороны, у Бахматюка есть все шансы восстановить прежний вес своего бизнеса за счет аграрного направления. Земель­ный банк холдинга Ukrlandfarming превышает 600 тыс. га, его основная специализация - выращивание пшеницы, кукурузы, рапса, сои, ячменя. Урожай зерновых, в частности пшеницы, которому в начале сезона прочили не лучшие показатели, ожидается на высоком уровне. По данным компании "Украгроконсалт", отечественные хозяйства соберут 24,2 млн т пшеницы. Это не только на 1,7 млн т больше, чем в прошлом году, но и тянет на 10-летний рекорд. Соот­ветственно, вырастет и экспорт. Международный совет по зерну (IGC) прогнозирует, что пшеницы на международный рынок наша страна поставит не менее 12 млн т, что на 800 тыс. т больше, чем в минувшем сезоне, и на 1,6 млн т превышает предварительные оценки экспертов. IGC в сентябре увеличил и общий прогноз урожая зерновых для Украины на 3,2 млн, до 58,1 млн т. В итоге Украина займет почти 10% мирового зернового рынка, а экспортные поставки имеют все шансы достичь 31 млн т.

Заводы Фирташа, производящие азотные удобрения, стоят, "Нафтогаз Укра¿ни" требует от них 500 млн кубов газа, отпущенного в долг, а сами они заложены в российском Газпромбанке

Косюку не помог экспорт курятины
$650 млн (-$150 млн)

"Мироновский хлебопродукт" - одна из двух крупнейших украинских публичных компаний и самый большой производитель курятины в стране. Акции материнской компании группы - люксембургской MHP S.A. - торгуются на Лондонской фондовой бирже, благодаря чему состояние мажоритарного владельца и бывшего первого заместителя главы Админи­ст­рации Президента Юрия Косюка можно в буквальном смысле измерять каждый день. Правда, новости за последние полгода не самые радужные. Начиная с мая ценные бумаги "Мироновского хлебопродукта" подешевели в Лондоне почти на 23%. И сейчас рыночная капитализация компании оценивается на уровне порядка $977 млн. С учетом того, что доля Косюка в этом бизнесе составляет около 65% (он опосредованно владеет этим пакетом через кипрскую WTI Tra­ding Limited), выходит, что за полгода мажоритарий МХП "похудел" почти на $150 млн.

Чем объясняется такое значительное падение? Все дело в ухудшении финансовых показателей МХП, которые совсем не радуют инвесторов. Недавно компания отчиталась о работе в первом полугодии 2015 г. - ее выручка упала на 14% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила $551 млн, а чистый убыток превысил $60 млн. Еще $254 млн - убытки, относящиеся к "не денежным убыт­­кам от курсовой разницы". И это притом что из-за девальвации гривни средняя цена на курятину в Украине выросла в первом полугодии на 58%, до 26,65 грн. за килограмм.

Сам Косюк поспешил успокоить инвесторов, выразив уверенность, что компания достигнет "стабильных финансовых и операционных показателей" и в 2015 г., и в дальнейшем. Судя по этой осторожной формулировке, на большую прибыль в МХП в текущем году не рассчитывают. А в следующем, вполне вероятно, компания восстановит свои показатели. В пользу этого свидетельствует изменение структуры продаж. Во-первых, в 2015 г. МХП сделал ставку на экспорт курятины, обеспечивающий ее валютой. Если с начала года экспорт в целом вырос на 15%, то во втором квартале наблюдался скачок сразу на 48%. И на экспортную выручку теперь приходится почти половина продаж МХП - $140 млн по итогам первого полугодия. Во-вторых, невзирая на непростую ситуацию в АПК, компания продолжает наращивать свои производственные мощности, с начала года они выросли на 4%. В-третьих, МХП надеется получить высокий урожай зерновых, а именно - пшеницы, которую компания преимущест­венно продает на открытом рынке.

Сколько вывезли в чемоданах

Данное исследование "ДС" о масштабах обеднения олигархов содержит один важный недостаток, ликвидировать который не представляется возможным. А именно: оценить или подсчитать, какими суммами располагают фигуранты в виде наличных. Процесс конвертации капиталов в кэш активизировался после революции, а в социальных сетях стартовала забава "подсчитай деньги в кармане олигарха". Суммы в народном творчестве гуляли разные, например, в отношении Рината Ахметова говорили о $1,5 млрд кэша, об Игоре Коломойском - $1,2 млрд, о Дмитрии Фирташе - $1 млрд, о Сергее Курченко - $800 млн. Это не так много, как рисует воображение. Миллион долларов в стодолларовых купюрах весит 10 кг и умещается в не­большом кейсе. Миллиард - это, соответственно, 10 т в объеме небольшого гаража. Теоре­тически правильные ответы о суммах кэша могут знать в спецслужбах. На практике такой расклад означает, что публично подобная информация не будет озвучена никогда.

Жеваго добился передышки
$540 млн (-$230 млн)

Константину Жеваго приходится выдерживать давление со стороны кредиторов на всех фронтах, при этом все реальнее становится риск потери ключевых активов. Однако олигарх не сдается, используя для защиты любые возможности. Например, в прошлом году холдинговая компания "Авто­КрАЗ" - крупнейший в Украине производитель большегрузных автомобилей - почти сдалась на милость Ощадбанка. Госу­дарст­венное финучреждение работало с данным предприятием с 2002 г., и за это время ему были открыты три кредитные линии на общую сумму $121 млн. После смены власти банк активизировал судебные разбирательства о возврате долгов, достигших 900 млн грн., и добился решений судов о взыскании в его пользу порядка 60% акций "АвтоКрАЗа" в счет этого долга. Но в 2015-м Жеваго умудрился переломить исход дела.

В мае-июне "АвтоКрАЗу" удалось най­ти нужные аргументы для Выс­шего хозяйственного суда, который отменил принятые ранее вердикты и отправил дело на новое рассмотрение в Хозяйственный суд Киева. А несколько дней назад на сторону кременчугского предприятия встал Верховный суд, отклонив кассацию Ощадбанка. И хотя эта победа не решает полностью проблемы бизнесмена, он сумел получить нужную сейчас передышку, в ходе которой, возможно, удастся договориться с неуступчивым кредитором о компромиссе.

Усилиями Жеваго пока удается избежать банкротства и проблемному финансовому центру его бизнес-группы - банку "Финансы и Кредит". В августе собрание акционеров финучреждения приняло решение докапитализировать его на 2,5 млрд грн. При этом обязательство внести 1 млрд грн. взял на себя Жеваго как основной бенефициар. Впрочем, проблем финучреждения это явно не решит - в июне банк уже увеличивал капитал на 1,97 млрд грн., но, по оценкам компании ICU, примерно три четверти этой суммы составила конвертация субординированного долга в акции, которая не принесла финучреждению чистого cash flow.

Стремясь спасти свои ключевые активы, Жеваго заявил о готовности продать часть бизнеса. Правда, заработать на этом ему вряд ли удастся. Так, весной текущего года его горнорудный холдинг Ferrexpo продал свою долю в бразильской компании Ferrous Resources за $41,8 млн. И это притом что в 2013 г. она была приобретена почти за $80 млн. Подобные сделки на фоне ухудшения рентабельности (прибыль Ferrexpo до налогообложения в первом полугодии 2015 г. сократилась на 35%, до $276 млн) приводят к тому, что капитализация компании падает. С апреля этого года, например, акции Ferrexpo на Лондонской фондовой бирже подешевели более чем на четверть, а капитализация компании, в которой Жеваго контролирует около 51% акций, опустилась до $550 млн.

У Тигипко останавливаются заводы
$520 млн (-$180 млн)

Группа "ТАС" Сергея Тигипко до сих пор на своем сайте по старинке называет себя "одной из крупнейших и наиболее динамично развивающихся финансово-промышленных групп Украины". Если первое утверждение еще более-менее соответствует действительности, то второе весьма спорно. Ведь проблемы, с которыми столкнулся экс-"регионал" после смены власти, в нынешнем году только усугубились.

Прежде всего это касается главного промышленного актива - днепродзержинского завода "Днеп­ро­вагонмаш". редприятие, которое некогда было одним из крупнейших производителей желез­нодорожных грузовых вагонов в стране, в этом году фактически остановилось. Его выручка за первое полугодие составила только 37,5 млн грн., а убытки превысили 40 млн грн. Для сравнения: в 2011 г., ставшем для предприятия одним из самых успешных за всю историю, доходы "Днепровагонмаша" зашкалили за 4 млрд грн., а чистая прибыль превысила 800 млн грн.

В еще худшей ситуации оказался Кременчугский сталелитейный завод. В середине прошлого года данное предприятие, выпускающее вагонное литье, было остановлено, а его производство законсервировано из-за отсутствия спроса. После этого завод попытался провести через суд утверждение досудебного плана санации (это позволило бы ему находиться под действием моратория на удовлетворение требований кредиторов и при этом участвовать в тендерах на поставку своей продукции госструктурам, прежде всего "Укр­за­ліз­ниці"). Однако эта попытка не увенчалась успехом. В январе Хозяйственный суд Пол­тавской области отказал заводу, а в апреле данный вердикт ос­тавил в силе Харьковский апелляционный хо­зяйст­венный суд. Вскоре после этого в рамках оптимизации бизнеса в Киевской области стартовало банкротство предприятий, которые ранее входили в группу "ТАС". Среди них оказались такие структуры, как холдинговая компания "ТЭКО-Днепро­метиз", Вагоно­стро­ительный ин­вес­тиционный холдинг и "Вагонэкспорт".

Не может похвастаться большими успехами Тигипко и на сельскохозяйственной ниве. Еще в 2011 г. на волне агропромышленного бума группа "ТАС" стала единолично развивать группу "Роагро", обрабатывающую около 50 тыс. га земель в Украине, и занялась "изучением возможности построения вертикально интегрированного производственного комплекса". Однако на сегодняшний день этот проект, по сути, уже не представляет для Тигипко большого интереса. В прошлом году он перестал расширять свой земельный банк, а в этом, по слухам, выставил агробизнес на продажу. Впрочем, покупателей на него из-за сложной ситуации в АПК и падения цен на зерно найти будет очень сложно.

Хмельницкий остался без Bionic Hill
$370 млн (-$240 млн)

16 июня в Белой Церкви было открыто новое производство фармацевтической компании "Био­фар­ма". Половиной этого проекта владеет экс-нардеп Василий Хмель­ницкий, второй половиной - бывший министр транспорта Конс­тан­тин Ефименко с небольшим вкраплением фонда Horizon Capital. Актив обошелся Хмельницкому и партнерам в $42 млн. Новый комплекс был построен в рекордно короткие сроки - всего за 15 месяцев. А участок, на котором изначально была расположена "Био­фарма", - в центре Киева по улице Амосова - отдадут, видимо, под застройку. Именно недвижимость остается основным бизнесом Хмель­ницкого и основанной им компании UDP. Он контролирует международный аэропорт "Киев", построил жилые комплексы "Но­во­пе­черские Липки", "Бульвар фонтанов", RiverStone, "Парковый город" и владеет несколькими ТЦ.

Впрочем, самый амбициозный проект Хмельницкого - Bionic Hill в Киеве, похоже, потерпел фиаско. Стартовал он несколько лет назад и презентовался как "первый инновационный сад в Украине". Для этого в Свято­шинс­ком районе Киева на 147 га территории бывшей военной части планировалось построить современный научный городок, в котором должны были работать украинские и международные компании в сфере IT, биотехнологий и энергоэффективности, с сопутствующей инфраструктурой. Сумма инвестиций анонсировалась на уровне $1 млрд. Но проект так и не стартовал, а на прошлой неделе Хмельницкий потерял права на этот участок. 8 сентября 2015 г. Киевский апелляционный хозяйственный суд оставил в силе решение Хозяйственного суда Киева от 22 октября 2014 г., которым подконтрольная Хмель­ниц­кому компания "Бионик Ленд" лишилась права на полученную в 2009 г. от городских властей в собственность землю. "Компания обжалует вердикт Киевского апелляционного хозяйственного суда и готовится к международному процессу", - сообщили по этому поводу в Bionic Hil, добавив, что считают вердикт суда правовым беспределом. И умалчивая при этом, что указанный участок ранее был экспроприирован у Киева весьма сомнительным образом как раз в тот период, когда городом управляла "молодая команда" Леонида Черновецкого, с представителями которой Хмель­ницкий поддерживал деловые отно­шения.

Крушение проекта Bionic Hill - не единственная потеря Хмель­ниц­кого в этом году. Рынок недвижимости Киева, куда Хмельницкий вместе со своим партнером Анд­ре­ем Ивановым вложил основные деньги, вырученные от продажи доли в "Запорожстали" в 2005 г., сейчас находится в глубочайшем кризисе. Его можно охарактеризовать выражением "недвижимость продается, но не покупается". И в секторе, где представлен UDP, строящий жилые комплексы премиального класса, падение спроса самое значительное, что не лучшим образом сказывается на перспективах этой компании. Хотя конкретный размер ее долговой нагрузки оценить не представляется возможным, поскольку компания не является публичной и ни­когда не раскрывала результатов своей деятельности.

На прошлой неделе Хмельницкий потерял права на 147 га земли в Святошинском районе Киева, отобранной у столичной общины при сомнительных обстоятельствах во времена Черновецкого

Лагун мечтает о национализации "Дельты"
$250 млн (-–$380 млн)

До нынешнего года Николая Лагуна можно было называть самым успешным украинским банкиром-выскочкой. Стратегия его роста была незамысловата. Он скупал за бесценок проблемные фин­учреждения, такие как Swedbank или Кредитпромбанк, и забирал их лучшие активы в главный свой банк - "Дельту", которая к 2015 г. стала четвертым по размеру активов финучреждением страны, пропустив вперед только Приватбанк, Ощадбанк и Укрэксимбанк. Пого­варивают, что не сбавлять темп развития и поглощать конкурентов Лагуну помогало щедрое рефинансирование и всемерная поддержка топ-менеджмента НБУ.
Сказка закончилась весной 2015 г. - бизнес-империя Лагуна начала рушиться как карточный домик. Один за другим регулятор признал неплатежеспособными Омега Банк, Кредитпромбанк, Астра Банк и Дельта Банк. В довершение ко всему в августе Вер­хов­ный суд Беларуси признал Дельта Банк (Беларусь) банкротом и открыл в отношении него ликвидационное производство.

Накануне падения размер активов Дельта Банка достигал 60 млрд грн., а собственный капитал - 3,7 млрд грн. Сейчас, по данным НБУ, собственный капитал финучреждения составляет минус 38 млрд грн. - это то, что потеряно и что надо возвращать, в том числе вклад­чикам через Фонд гарантирования вкладов физлиц. По предварительным подсчетам, государству банкротство "Дельты" может обойтись как минимум в 20 млрд грн. - фактически она стала банком, о который рискует сломать зубы Фонд гарантирования вкладов. И в сентябре стало известно, что ФГВФЛ даже затормозил выплаты вкладчикам Дельта Банка. Им уже выплачено 8,4 млрд грн., а 8 млрд еще должны заплатить. Фонду при этом самому остро нужны дополнительные средства.
Тем временем Государственное ипотечное учреждение подало заявку на покупку Дельта Банка для дальнейшего создания на его базе государственного финучреждения. "Мы боремся за создание на базе "Дельты" переходного банка. Государственное ипотечное учреж­де­ние подало такое предложение и готово ее купить. Забрать часть активов, которые находятся в залоге под рефинансирование НБУ, часть наших обязательств, которые должен выплатить Фонд в пределах гарантированных сумм", - сообщил директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов Константин Ворушилин.

По информации "ДС", против этой идеи категорически выступают в НБУ. Причина в том, что в таком случае Лагун сможет выйти сухим из воды, а все проблемы Дельта Банка лягут на плечи государственной компании. Для самого же Лагуна добиться национализации "Дельты" (а не банкротства и ликвидации) было бы идеальным вариантом. В таком случае финучреждение избежит банкротства, а Лагун - необходимости объяснять, как он был разорен. А вопросы к банку у Гене­ральной прокуратуры действительно могут появиться - в июле она уже заинтересовалась обстоятельствами вывода за границу более 4 млрд грн. рефинансирования, полученных от НБУ и конвертированных в валюту.

Спонсор ДНР Нусенкис спокойно работает в Украине
$240 млн (-$370 млн)

Уроженец Донбасса и один из главных спонсоров Украинской православной церкви Московского патриархата какое-то время считался главным налогоплательщиком несуществующего государства ДНР. Виктору Нусенкису принадлежит группа "Донецксталь", включающая Донецкий металлургический завод (ДМЗ), два коксохимических предприятия в Маке­ев­ке (оба расположены на подконтрольной боевикам территории) и шахтоуправление "Покровское" (бывшая шахта "Красно­ар­мейс­кая-Западная №1"), находящееся в Красноармейске - на территории, подконтрольной Украине. Под­клю­чив свои связи в России, владельцу "Донецкстали" удалось договориться с боевиками о спокойной работе. Когда осенью 2014 г. ДМЗ лишился сырья, которое поставлял из Кривого Рога, Ну­сен­кис наладил поставки из РФ: завод стал закупать руду у "Карельского окатыша" из группы "Северсталь" Алексея Мордашова. Сырье завозилось через Харьков, а экспорт продукции шел через украинские порты в Мариуполе и Бердянске.

Логично, что такая схема работы не могла существовать долго. В январе нынешнего года СБУ начала уголовное производство в отношении группы "Донецксталь" по факту финансирования террористических организаций. Детали схемы выглядели так: продукция изготавливалась на двух подконтрольных группе предприятиях - "Макеевкоксе" и Ясиновском коксохимическом заводе. Для оказания транспортно-экспедиционных услуг и таможенного оформления участники сделки использовали мариупольскую компанию, контролируемую фигурантом ряда уголовных производств по фактам должностных преступлений и растраты государственного имущества. По указанной схеме в течение прошлого года с оккупированных территорий было экспортировано кокса на сумму свыше 100 млн грн. и с этих доходов ежеквартально перечислялось по 1 млн грн. в так называемый "банк ДНР". "Пред­приятия принадлежат гражданину России Виктору Нусенкису. Руководство этих компаний ("Макеевкокс" и Ясиновский КХЗ) поддерживает тесные отношения с самопровозглашенным премьер-министром террористической организации ДНР Захар­чен­ко. Коксохимические заводы одними из первых осуществили перерегистрацию и получили "свидетельства" так называемой ДНР", - подытожили в СБУ.

Вскоре после начала расследования предприятия Нусенкиса на оккупированной территории Дон­­басса были остановлены. Неко­то­рые из них запустить уже вряд ли удастся. Например, молочный завод "Лактис" в Марьинке был уничтожен в ходе боевых действий. Впрочем, в Украине, несмотря на обвинения со стороны СБУ, бизнес Нусенкиса продолжает работать и весьма успешно. С начала года шахтоуправление "Покровское", официально принадлежащее "До­нецк­стали", добыло более 2,8 млн т коксующегося угля (за весь 2014 г. добыча составила около 5,2 млн т) и только от его экспорта за рубеж - в Словакию, Россию и другие страны - выручило, по данным "ДС", более 250 млн грн.

Активы Курченко уходят за долги
$150 млн (-$550 млн)

В 2013 г. журнал "Коррес­пон­дент" нарисовал купившему это издание годом ранее харьковскому "младоолигарху" Сергею Кур­чен­ко, пользовавшемуся протекцией сыновей экс-генпрокурора Вик­то­ра Пшонки и экс-президента Виктора Януковича, состояние в размере $2,5 млрд. Однако, как оказалось после смены власти и отлучения Курченко от схем выкачивания денег из бюджета за счет операций с нефтепродуктами и сжиженным газом, это богатство было лишь мыльным пузырем. Созданная группа ВЕТЭК формально продолжает существование, однако ее активы было бы более точно называть пассивами. Например, имущество признанных неплатежеспособными Брок­бизнесбанка и Реал банка, а также их поручителей в этом году начали методично отсуживать кредиторы. В июле Ощадбанк отсудил у Брокбизнесбанка офисный центр площадью 12,5 тыс. кв. м на бульваре Лепсе в Киеве. Незадолго до этого он же отсудил у близкой к Курченко компании "Капитал инвест Лтд" здание площадью 2,5 тыс. кв. м на улице Саксаганского, где размещался киевский филиал Брокбизнесбанка. Не терял времени и Нацбанк. В феврале он добился вступления в силу вердикта о взыскании с компании "Все­ук­ра­инский промышленный союз" (ВПС), связанной с Реал банком, имущества Херсонского нефтеперевалочного комплекса, включающего в себя два причала, позволяющих принимать суда грузоподъемностью до 10 тыс. т и обеспечивать перевалку до 1 млн т нефтепродуктов ежегодно. Весь этот комплекс, оцененный в 1,145 млрд грн., ВПС еще в ноябре 2013 г. передал в ипотеку НБУ, поручившись за финучреждение Курченко. А его компания "Консалтинг Системз", также бывшая поручителем харьковского "вундеркинда", по решению суда лишилась недостроенного офисного центра на улице Лабо­ра­торной в Киеве площадью около 12 тыс. кв. м (по документам он проходил как административно-лечебное учреждение).

Подконтрольная Ставицкому компания БРСМ, получившая скандальную известность после пожара на нефтебазе под Киевом, продолжает спокойно работать и даже умудряется расширять сеть АЗС

В довершение всех потерь в конце августа стало известно об открытии против беглеца в Россию очередного уголовного дела. Подробности описаны в определении Печерского районного суда Киева, размещенном в Едином реестре судебных решений, которым Генеральной прокуратуре был предоставлен доступ к счетам швейцарской компании Elbrus SA в банке Credit Suisse (Цюрих, Швей­цария). Это новый эпизод в деле Курченко, который расследуется в Европе и в Украине параллельно. Речь идет о деньгах, отмывавшихся через украинскую фирму "Эль­брус", которая во времена Яну­ковича стала посредником на рынке карточек пополнения мо­бильных счетов.

Пять причин обвала украинской экономики

1. Неконтролируемый обвал гривни. Глава НБУ Валерия Гонтарева сама не ожидала курса хуже 14 грн./$. Уже после того как Нацбанк 7 ноября установил курс гривни к доллару на уровне 14,47 грн./$, Гонтарева в интервью каналу "1+1" заявила, что считает оптимальным для расчета государственного бюджета Укра­и­ны на 2015 г. валютный курс на уровне не выше 12,95 грн./$. Дальнейший обвал гривни вызвал коллапс банковской системы и, как следствие, прекращение кредитования предприятий. Это, в свою очередь, вызвало сворачивание капитальных инвестиций и резкое сокращение объемов строительных работ.

2. Самая низкая с 2008 г. цена на металлургическую продукцию на мировых рынках. Для украинской металлургии это стало большим ударом, чем война и ее последствия.

3. Самая низкая с 2009 г. цена на зерно на мировых рынках. Ухудшение конъюнктуры обесценило достижения украинских аграриев, сумевших нарастить физические объемы поставок зерновых в другие страны.

4. Российская агрессия. Она привела к нескольким следствиям, каждое из которых имело очень сильное негативное влияние. Это утрата контроля над Крымом и большей частью Донбасса (и разрыв связей с расположенными там предприятиями), огромные расходы на войну (включая строительство оборонительных сооружений), прекращение притока иностранных инвестиций (капиталовложения в Украину стали считаться исключительно рискованными) и усиление бегства капиталов из Украины за рубеж.

5. Шок от разрыва связей с Россией. Этот разрыв был объективно необходим по самым разным причинам, в том числе и для того, чтобы гривня не падала вслед за рублем. Если бы украинская экономика оставалась сиамским близнецом российской экономики, то западные санкции против России, призванные остановить российскую агрессию в Украине, автоматически наносили бы разрушительные удары и по Украине. Переориентация на западных партнеров открывает перед украинскими предприятиями новые перспективы, но поиск этих партнеров растянулся на многие месяцы.

Ставицкий расширяет сеть АЗС
$140 млн (-$170 млн)

Во времена Виктора Януковича Эдуард Ставицкий смог сколотить внушительное состояние в основном благодаря тому, что, не стесняясь, выдавал дружественным струк­турам лицензии на добычу углеводородов, когда возглавлял Госгеонедр и Министерство экологии и природных ресурсов. Глав­ным таким "выгодоприобретателем" стала компания "Голден Дер­рик", которую, впрочем, Ставиц­кий уже утратил. Недавно о ее приобретении заявил бизнесмен Ана­тол Стати - однин из богатейших бизнесменов Молдовы.

Вряд ли сумма сделки могла быть значительной, ведь на момент ее совершения этот актив был "глубоко токсичен". В частности, еще в 2014 г. украинские власти начали отбирать у "Голден Деррика" лицензии на добычу нефти и газа. Сейчас компания находится в шаге от окончательной потери своих активов и ведет судебные сражения с властями, пытаясь отстоять менее двух десятков из полусотни своих лицензий.
Большой неудачей Ставицкого стала и потеря оперативного контроля над ЧАО "Добывающая компания "Укрнефтебурение". В 2014 г. компания добыла около 140 млн куб. м газа, выручка достигла 900 млн грн., чистая прибыль - 318 млн грн. Когда Янукович и Ставиц­кий бежали из страны, группа "Приват" Игоря Коломойского обратилась в суд, заявив, что в прошлые времена под давлением властей была вынуждена продать по дешевке половину из принадлежащих ей 90% акций ЧАО. И хотя группа не смогла лишить структуры Ставицкого права собственности на 45%-ный пакет даже в Верховном суде, власть в "Укр­нефте­бурении" в этом году все же поменялась. В июле прошло собрание акционеров компании, по результатам которого полностью обновились органы управления. Все точки над "і" в вопросе, под чьим контролем теперь компания, расставили два ключевых назначения. Набсовет возглавила Елена Кравченко, которая раньше работала в Приват бизнес-центре, а гендиректором компании стал выходец из "Укрнафты" Михаил Бакуненко.

Угроза нависла над еще одним не чуждым Ставицкому бизнесом - группой БРСМ, контролирующей сеть из более чем 130 АЗС. Сначала в мае МВД открыло уголовное производство в отношении должностных лиц группы, обвиняя их в незаконном завладении средствами на общую сумму более 1,2 млрд грн. А в июне в буквальном смысле стало горячо - на нефтебазе БРСМ в Василькове произошел пожар, после чего вскрылись факты незаконного производства на ней нефтепродуктов. Впрочем, несмотря на все резонансные заявления властей, по состоянию на сентябрь активы группы БРСМ не арестованы, компания продолжает работать и даже умудряется расширять сеть.

ЗАЗ тянет на дно Васадзе
$120 млн (-$110 млн)

В 2014 г. главный актив бывшего депутата Верховной Рады от Партии регионов Тариэла Васадзе - Запорожский автомобилестроительный завод - показал убыток 2,9 млрд грн. при чистом доходе 1,3 млрд грн. Какой суммой убытка будет описан результат деятельности предприятия по итогам нынешнего года, остается только догадываться. С учетом тенденций на автомобильном рынке страны, скорее всего, минус производителя "Ланосов" окажется еще большим.

Как сообщала "ДС", усредненная экспертная оценка емкости отечественного авторынка по итогам нынешнего года составляет около 42 тыс. легковых машин. Это почти на 54% меньше, чем в 2014 г., когда в Украине было реализовано 92,35 тыс. автомобилей (по версии Auto-Сonsulting). Из-за чего, как указывают в ассоциации "Укравтопром", был установлен новый антирекорд продаж начиная с 2002 г. За прошлый год ЗАЗ сумел продать почти 7,9 тыс. легковушек (сокращение по сравнению с 2013 г. составило 55%). За восемь месяцев этого года объемы реализации составили 1566 ма­шин. Разумеется, предприятию подобные темпы ничего хорошего не предвещают. Особенно если учитывать впечатляющую кредитную нагрузку ЗАЗа: его долги только перед украинскими банками превышают 2,1 млрд грн., а общая сум­ма обязательств зашкаливает за 3 млрд грн.

Впрочем, к счастью для Васадзе, его бизнес - это не один Запорожс­кий автомобилестроительный. Под­контрольная ему корпорация "УкрАвто" также занимается импортом автомобилей, продвигая на украинском рынке такие бренды, как Mercedes-Benz, Jeep, Chrys­ler, Dodge, KIA, Opel, Chevrolet, Nissan, Renault, Toyota и Chery. Они продаются по всей стране в сети "УкрАвто", состоящей из четырех сотен автосалонов и сервисных центров. Благодаря этому экс-нардепу пока удается оставаться на плаву. Другое дело, что запас прочности у Васадзе не слишком велик - ведь весь его бизнес завязан на одной отрасли, которая сейчас находится в глубоком кризисе.

Гута потерял мечту
$100 млн (-$420 млн)

Падение некогда одного из самых перспективных агрохолдингов Украины - "Мрія" - началось в августе прошлого года, когда компания просрочила вы­плату по еврооблигациям на сумму $129 млн. После этого менеджмент во главе с Николаем Гутой, сыном основателя "Мрії" Ивана Гуты, отчаянно пытался договориться с кредиторами, сумма долга перед которыми на тот момент достигла фантастической отметки в $1,3 млрд. Но не сложилось - в январе этого года советник главы МВД Антон Геращенко объявил, что "гражданин Гута, мо­шенническим путем присвоивший деньги восьми иностранных инвестиционных фондов на общую сумму более $100 млн, объявлен в международный розыск по линии Интерпола". Незадолго до этого стало известно, что Восточно-Карибский верхов­ный суд Британс­ких Виргинских островов своим определением начал процедуру ликвидации владеющей контрольным пакетом "Мрії" компании HF Assets Management Limi­ted, принадлежащей Гуте-стар­шему и членам его семьи. А в феврале в холдинге было введено внешнее управление - новым главой компании стал экс-гендиректор агропромышленного холдинга HarvEast Саймон Чер­нявский.

С тех пор проблем у семьи Гут, местонахождение представителей которой пока неизвестно, только прибавилось. Из их орбиты вышли шесть сахарных заводов, не входивших официально в структуру "Мрії" (Борщевский, Бучацкий, Збаражский, Козовский, Лано­вецкий и Хоросковский, которые были объединены под крышей холдинга "Т-Цукор" и оформлены на подставных лиц). Еще в прошлом году они контролировали почти 70% производства сахара в Тер­нопольской области, а сейчас фактически прекратили профильную деятельность. Незадолго до этого Гуты вышли из состава акционеров ДИВИ Банка, новыми собственниками которого стали 12 физлиц во главе с и. о. главы правления Сер­геем Горбачевским.

А летом над тернопольскими основателями "Мрії" нависла реальная угроза привлечения к уголовной ответственности в Ук­раине. По данным "ДС", в июле Главное следственное управление МВД открыло уголовное производство по факту завладения средствами в особо крупных размерах (более 100 млн грн.) одного из кредиторов "Мрії" - банка Credit Agri­cole - должностными лицами ООО "Мрія-центр", "Мрія-лизинг", "Мрія Карпат" и рядом других структур, которые контролировались семьей Гут. Статья, по которой им может быть предъявлено обвинение, предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 12 лет с конфискацией имущества.

К тому времени, как основатель агрохолдинга "Мрія" Иван Гута отправился в бега, сумма долга его компаний перед кредиторами достигала фантастической отметки в $1,3 млрд

Звягильский учится бурить
$90 млн (-$130 млн)

Ефима Звягильского в 2015 г. поджидали неудачи на всех бизнес-фронтах. Авария на шахте им. Засядько, которая находится на подконтрольной боевикам территории Донецкой области, в начале марта унесла жизни 34 горняков, спровоцировав передел собственности. Главарь террористической организации ДНР Александр Захарченко заявил о "досрочном прекращении договора аренды шахты и возвращении ее в "госсобственность". После этой истории все умение Звягильского находить общий язык с сепаратистами испарилось - с весны он не появляется в Донбассе под угрозой ареста. По информации "ДС", выехали оттуда и приближенные к нему топ-менеджеры шахты, перебравшись в Киев и Харьков. Выручка шахты Звягильского в первой половине 2014 г. составила 758 млн грн. Теперь сливки с этого бизнеса снимают дельцы из ДНР.

Новым местом, где Звягильский пробует начать бизнес с чистого листа, стал Харьков. Еще в 2012 г. шахта им. Засядько получила от Кабмина без аукциона девять перспективных нефтегазовых участков на территории Харьковской и Луганской областей. Часть из них Звягильский отдал структурам, близким к Александру Януковичу, в обмен на то, что папа-президент поспособствует приватизации имущества шахты. Так и произошло, но корректировку в идиллию внесла война в Донбассе. Звягильский с партнерами были вынуждены создать в 2015 г. компанию "ЮЗГАЗ", на которую переоформили газовые лицензии. По данным Единого государственного реестра юрлиц, у компании семь основателей-физлиц, в том числе представители менеджмента шахты им. Засядько. Главный же владелец "ЮЗГАЗа" - Ефим Звягильский, ему принадлежит 70% в "именном" ООО (неофициально его наз­вание расшифровывается как "Ю­хим Звягільський Газ").

Бурение скважин, начатое еще в 2012-м, дало результат к прошлому году - "ЮЗГАЗ" смог выйти на промышленную разработку. Но перспективы не такие радужные, как может показаться на первый взгляд. "В январе мы добывали 180 тыс. кубов, а сейчас - 67 тыс., у нас осталась работать одна скважина из шести, которые быстро истощились", - рассказал "ДС" партнер Звя­гильского Олег Шаповалов. По его словам, на бурение новых скважин пока нет средств, и теперь в компании ждут снижения рентных платежей, после чего планируют расширить добычу.

У Климца не осталось незаложенного имущества
$70 млн (-$150 млн)

Основатель водочной корпорации "Олимп" и бывший народный депутат от Партии регионов Павел Климец столкнулся с большими проблемами в бизнесе еще в прошлом году, а в этом они только усугубились. После аннексии Крыма он был вынужден свернуть розлив вина и коньяков на своем крымском заводе "Бахчисарай". Летом текущего года он признался, что этот актив был передан в управление инвестиционному банку с российским капиталом. А вот собственное финучреждение Климец потерял окончательно и бесповоротно - в августе прошлого года НБУ ввел временную администрацию в принадлежащий ООО "Олимп" банк "Укра­инс­кий фи­нан­­­совый мир" (До­нецк), а в ноябре была начата процедура его ликвидации. Завер­шить ее планируется уже до конца 2015 г. Также Климец расстался с другими донецкими активами - заводом "Биохимгрупп", который выпускал биоэтанол, и ликероводочным заводом "Лик". Сейчас там хозяйничают "бизнесмены" из ДНР.

Главный актив Климца - построенный в 2003 г. с нуля ликероводочный завод "Прайм" - также под угрозой отчуждения. Государственный Укрэк­сим­банк обратился в Хозяйственный суд Запорожской области с иском к ЧАО "Олимп" о взыскании в счет долга на сумму 667 млн грн. по кредитам, выданным в 2007 г., залогового имущества, среди кото­рого земельные участки, находящиеся на территории Малиновского поселкового совета Чугуевского района Харьковской области, где и базируется завод.
Пока основателю "Олимпа" удается оттягивать потерю активов. Ответчик по делу потребовал провести судебную экспертизу стоимости спорного имущества, и весной этого года разбирательство было остановлено до тех пор, пока эксперты не дадут свой ответ. Оценка нужна для торгов, на которых банкиры хотят пустить землю с молотка.
Стратегия Климца очевидна - затягивать разбирательства как можно дольше, чтобы найти компромисс с банком-кредитором и отсрочить погашение долга. Показательный момент: в числе истребуемого Укрэксимбанком имущества, помимо упомянутого земельного участка, значится и семикомнатная квартира общей площадью 501,7 кв. м в Киеве на улице Владимирской, которую Климцу тоже пришлось заложить.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 14 сентября 2015 г. (№37/747)