Государство

Оттянули язык

С принятием год назад "языкового закона" Украина и весь мир с удивлением узнали, что до тех пор в стране нельзя было не то что говорить, но даже думат

С принятием год назад "языкового закона" Украина и весь мир с удивлением узнали, что до тех пор в стране нельзя было не то что говорить, но даже думать и мечтать на русском языке

"Закон дает людям возможность не только думать, мечтать и говорить на родном языке в своих семьях, но и осуществлять свои граж­данские права", — расхваливал свежее "улучшение" от ПР глава Совета министров Крыма Анатолий Могилев.

"Наши соотечественники, которые и избрали нас в Верховную Раду, хотят говорить, например, по-русски. И наша задача, как депутатов, не запрещать им этого, а сделать все возможное для реализации их конституционного права. Что мы собственно и сделали", — не скрывая гордости, заявлял соавтор закона Сергей Кивалов.

Но дальше всех пошел глава правительства Николай Азаров: "В качестве нашей оппозиции вы можете убедиться на примере принятия закона о региональных языках. Это лакмусовая бумага для нашей оппозиции: она отрицает право половины населения Украины говорить на родном языке […]. Мы хотим, чтобы европейские политики обратили на это внимание: найдите хотя бы одну страну Европейского союза, где ребенку запрещено общение на родном языке во время школьного перерыва", — описывал он зверства новоявленных украинских "фашистов" представителям Парламентской ассамблеи НАТО.

"Сейчас у граждан появились возможности обучать детей, читать литературу, смотреть телевидение и свободно общаться на родном языке", — чтоб никто не сомневался, повторил премьер то же в Одессе уже после принятия закона о языках.

А чтобы не допустить его принятия, оппозиция, эти, как сказал второй соавтор закона Вадим Колесниченко "мягко говоря, украинофилы", на самом деле творила вещи страшные — устраивала непотребные драки в парламенте, подстрекала студентов голодать под Украинским домом и даже грозила судом и без того запуганному тогдашнему спикеру парламента Владимиру Литвину.

Так прям и говорила, устами своего нынешнего объединенного лидера Арсения Яценюка, юриста, между прочим: "Если он подпишет закон, мы будем его судить".

"Мы добьемся, что на момент закрытия сессии данный закон подписан не будет, мы выполним тактическое задание, — вторил ему великий оппози­ционный стратег Николай Томенко. — Как только создастся новая опасность, мы будем адекватно действовать. Наши действия будут зависеть от степени опасности принятия закона о языках".

Однако осторожный Литвин, до тех пор заявлявший, что "закон нельзя подписать, нет оснований для того, чтобы его подписать", и даже утверждавший, это этот акт противоречит Конституции, вдруг вспомнил, что "мы живем в демократическом обществе, поэтому решения принимает большинство, а не диктует один человек", и ненавистный документ своим автографом заверил.

Но неугомонная оппозиция продолжала гнуть свое! Сначала три области Галичины в лучших революционных традициях признали закон о языках недействующим на их территории. Затем в историю вписался еще и город Львов, принявший программу развития украинского языка, рассчитанную в аккурат до года долгожданного проигрыша Виктора Януковича на президентских выборах, которой обязательно предусмотрел почтение памяти лидера ОУН Степана Бандеры и главнокомандующего УПА Романа Шухевича.

Но и этого оказалось мало злобным "бандеровцам" и матерым сепаратистам, и Львовский облсовет решил выселить Львовскую ОГА из арендуемого у него помещения, да еще и выбивал у впавшего в ступор главы обладминистрации честное признание, на чьей он стороне в событиях 3 июля.

"На протяжении всей жизни я и моя семья являемся преданными носителями родного языка", — был твердый и вразумительный ответ непоколебимого губернатора.

Страсти постепенно спали, как водится, после парламентских выборов. Области востока и юга Украины, наконец, благоденствуют, получив возможность хотя бы внутри себя, или друг у друга в гостях, свободно думать и говорить на родном языке, как и несколько сел с румынским, молдавским и венгерским населением на пограничье — все притихло в предвкушении языкового "улучшения"-2015.

25 июля 2012 г.

Николай Азаров, премьер-министр Украины:

"Наше правительство проводит постоянную линию на единство страны. И по этой причине иногда нас обвиняют в какой-то непоследовательности, мягкости, нерешительности. Дело вовсе не в отсутствии решительности или мягкости. Дело в том, что мы, по сути своей, противостоим силам, которые являются иррациональными. И эти иррациональные силы радикальны. Поэтому мы вынуждены проводить политику максимальной осторожности, вдумчивости, политику компромисса. Именно потому, что мы хотим единства страны"

17 января 2013 г.

Анна Герман, народный депутат Украины:

"Мы наработали очень интересные поправки, очень радикальные поправки к этому закону. На днях я получила приказ от членов рабочей группы, поскольку я теперь член парламента, чтобы я подала, если Кабмин не подаст, эти поправки, этот законопроект на рассмотрение Верховной Рады"