Государство

Петренко переходит на частности

Частные исполнители повысят эффективность судебной системы и дадут Минюсту заработать

ФОТО СЕРГЕЯ ПОЛУНИНА

Минюст пригреет частников

В Министерстве юстиции начали реформу системы принудительного исполнения судебных решений. В ведомстве готовят законопроект, который вводит в действующую схему частных исполнителей, или судебных приставов. Независимая структура должна стать конкурентом Государственной исполнительной службы (ГИС), действующей сейчас под крылом Минюста.

Разработчики проекта ориентируются на западные стандарты. В странах Евросоюза и США исполнительные службы добиваются реализации не менее 90% судебных решений. Одна из причин такой эффективности - соперничество государственных и частных приставов, работа которых оплачивается в зависимости от достигнутых результатов. В Украине же исполняется меньше трети судебных решений. По результатам 2013 г. общая сумма невыполненных ГИС судебных решений достигла 267,2 млрд грн. Для сравнения: в конце 2011 г. данный показатель составлял 191,6

Минюст как куратор частной исполнительной службы получит приятный бонус в виде контроля над ее денежными потоками

млрд грн. Все это подрывает авторитет судов: почти 2/3 должников просто игнорируют их решения.

Отбор кадров и контроль за работой частных исполнителей планирует закрепить за собой Минюст. Ключевым требованием к кадрам станет наличие юридического образования и стажа работы в системе ГИС или помощником частного исполнителя. Очевидно, что на первых порах именно Государственная исполнительная служба будет кузницей кадров для "частников". На вольные хлеба перейдут наиболее продуктивные ее работники. В этом случае ГИС может быть обескровлена, а эффективность ее работы приблизится к нулю. В перетоке кадров можно не сомневаться. Сегодня в ГИС работают около 7 тыс. исполнителей и порядка 1 тыс. таких должностей остаются вакантными. Ежегодно на рассмотрение судебных приставов поступает от 8 до 9,5 млн исполнительных производств, или более 1 тыс. на одного работника. При этом заработная плата такого сотрудника не достигает и 1500 грн. независимо от количества распределенных ему производств. Оплату услуг "частников" намереваются привязать к сумме взыскания.

При этом количество частных исполнителей в той или иной административной единице будет зависеть от численности населения: на 10 тыс. жителей не должно быть более одного судебного пристава. Пожалуй, именно с этим пунктом сейчас связаны наибольшие опасения по поводу коррупции. Например, от чиновников министерства будет зависеть, сколько приставов будет работать в городке численностью 14 тыс. жителей - два или один.

ГИС здесь ни при чем

Впрочем, правоведы винят в низком уровне исполнения судебных решений не только ГИС. Зачастую суды указывают в своих решениях завышенные суммы взысканий. "Взять, к примеру, разбирательство по одному из простаивающих судоремонтных заводов. Взыскатель подал в суд документы, где указана балансовая стоимость предприятия почти в 0,5 млрд грн. На самом деле спор шел о долге на сумму 40 млн грн.", - говорит один из бывших руководителей ГИС.

Экс-министр юстиции Николай Онищук считает причиной низкой эффективности Государственной исполнительной службы законодательные ограничения на принудительное взыскание имущества. Наиболее показательным примером является мораторий на взыскание средств с большинства компаний топливно-энергетического комплекса. В соответствии с Законом "О мерах, направленных на обеспечение постоянного функционирования предприятий топливно-энергетического комплекса" взыскать долги со многих из них фактически невозможно. Такое же правило действует и для компаний, ведущих другие виды деятельности, если в их уставных фондах доля государства превышает 25%. В результате накопившаяся на начало 2014 г. задолженность предприятий теплокоммунэнерго перед НАК "Нафтогаз України" в размере 25,5 млрд грн. не поддается урегулированию через исполнительную систему.

За что борется Минюст

Институт частных исполнителей эти проблемы не решит. Зато поможет устранить другие недостатки, которыми сегодня грешат работники ведомства. Глава службы Дмитрий Сторожук отмечает, что квалификация сотрудников ГИС достаточно низкая. По его словам, большинство судебных приставов не имеют опыта, на работу приходят сразу после вуза и, как только набираются опыта, тут же уходят с госслужбы. Действующий закон предусматривает финансовые стимулы для государственных исполнителей - есть норма о том, что 10% от суммы взыскания должно поступать на счета службы. На самом деле это только теория. Казначейство списывает полностью всю сумму взыскания в бюджет, а ГИС финансируется по скудному бюджетному плану.
В таких условиях опытные работники Государственной исполнительной службы используют любую возможность для монетизации служебного положения. "Работники ГИС со стажем не работают за зарплату. Только неофициальные материальные стимулы и бонусы заставляют их выполнять свои обязанности точно и в срок", - отмечает юрист ЮФ "Единство" Игорь Лянной. Многие госисполнители за дополнительное вознаграждение готовы действовать в интересах должника. Например, заранее предупреждают его о том, какие контрмеры нужно принять, чтоб уклониться от уплаты. Есть и способы давления на взыскателей, когда с помощью бюрократических зацепок сроки реализации судебного решения затягиваются на неоправданно долгие сроки. Часто волынка тянется до тех пор, пока исполнителю не вручат "экстра-плату". При эффективной оплате работы частных исполнителей необходимость в таких схемах отпадет сама собой. Приставы будут из кожи лезть, чтобы выполнить решение суда в срок. Ведь от этого будет зависеть и сумма их вознаграждения. Впрочем, и Минюст как куратор частной исполнительной службы получит приятный бонус в виде контроля над ее денежными потоками.