Государство

Сколько продлится новое перемирие

Сколько бы не продлились новые минские соглашения, они отправятся следом за старыми

Фото: president.gov.ua

Если бы кому-то пришло в голову измыслить девиз-формулу, характеризующую наиболее правильное отношение Украины к главным событиям этой недели - трехдневной эпопее в Минске, брюссельскому саммиту ЕС и переговорам с МВФ, - ему бы стоило обратиться к уголовному фольклору. Не столько потому, что по одному из участников процесса урегулирования плачет процесс гаагский, сколько в силу не очень метафорического подобия условий лагерного быта и политической ситуации, в которой оказался Киев. Теперь, собственно, формула: "Не верь, не бойся, не проси". И - по пунктам.

Не верь

Конкуренция и игра на выживание в ограниченном пространстве всегда накаляется до предела, будь то тюрьма или маленькая голубая планетка. Интригуют все и против всех - что зэки с вертухаями, что участники процесса мирного урегулирования с посредниками. "Минск 2.0" - тому иллюстрация. Окончательный текст подписанного соглашения на момент написания статьи оставался неизвестным, на сайте украинского Президента документ не появился, у его российского коллеги были вывешены некие положения - "Комплекс мер по выполнению Минских соглашений", опубликованные российскими же журналистами за день до саммита. Собственно, он и стал основой для прогнозов - преимущественно "нассливательской" и "всепропальской" тональности. Хотя насколько ему можно доверять, - вопрос открытый. Кроме того, договор подписали не первые лица, а представители трехсторонней контактной группы, чей дипломатический статус и полномочия сомнительны. Наконец, если тот самый "Комплекс..." действительно лег в основу нынешнего соглашения, и пункты о фактической федерализации и сопряженном с ней переписывании Конституции, легализации боевиков ЛНР и ДНР путем смены вывески на "народную милицию", содержании "регионов с особым статусом" за счет украинского бюджета, стоило бы задаться вопросом: что могло подвигнуть Германию и Францию поддержать такой убийственный для Украины договор, заведомо лишающий ее возможностей нормального развития. Если вообще могло. Ведь и Ангела Меркель, и Франсуа Олланд прекрасно понимают, что эти уступки станут лишь началом. Так что либо "умиротворение" на мюнхенский лад, либо попытка выиграть время, дав агрессору завязнуть. Впрочем, ценность подобных конспирологических теорий весьма сомнительна.

В ходе агрессии против Украины Кремль воспользовался принципиальной уязвимостью европейской системы безопасности, применив метод экспансии, не достигающей критического порога реакции европейских правительств: "нарезание" интересующих Москву территорий с помощью ограниченных "гуманитарных" миссий вооруженных сил
и без прямой конфронтации с Западом

Сосредоточимся на официально заявленном: режиме прекращения огня, отводе тяжелых вооружений и обмене заложниками. В полном объеме не будут выполнены даже эти пункты. Собственно, главный и единственный результат саммита - перемирие. А оно, что абсолютно очевидно, будет временным и, вероятно, даже кратковременным - иных резонов противиться восстановлению украинского контроля над границей у Путина нет. Ведь нынешняя война - это противостояние двух парадигм развития, переведенное в физическую плоскость. Вышедшая из подчинения и нелояльная к интересам Москвы Украина в принципе несовместима с путинской Россией, строящей, ввиду жесткого дефицита любых ресурсов, кроме природных, империю эконом-класса. Причем империю оборонительную, что само по себе оксюморон: сильным нациям не присущ страх, но именно он служит главным мотиватором абсолютно всех стратегических шагов РФ в региональной и геополитике. Страх перед более эффективным экономически и социально ЕС, перед более мощным НАТО, панический страх перед любой идеологической моделью, предусматривающей модернизацию общества.

Не бойся

Как бы ни назывался император, отказ от экспансии для него - практически всегда приговор и как минимум политический. Поэтому даже полное и безоговорочное выполнения Украиной всех требований Кремля Путина не остановит - скорее наоборот, лишь усилит аппетит. К тому же Москва за последний год неоднократно переступала через ключевой принцип международного права Pacta sunt servanda (договоры должны соблюдаться) и потому фактически утратила договороспособность - еще один повод не верить в намерения Путина соблюдать минские соглашения. Сочетание этих факторов, наконец, принесло Западу осознание угрозы.

В ходе агрессии против Украины Кремль воспользовался принципиальной уязвимостью европейской системы безопасности, вскрытой еще в 1986 г. в одном из эпизодов британского комедийного сериала Yes, Prime Minister. Тогда сатирики очень точно описали "тактику салями" - метод экспансии, не достигающей критического порога реакции европейских правительств. Он заключается в постепенном "нарезании" интересующих Москву территорий с помощью ограниченных "гуманитарных" миссий вооруженных сил и без прямой конфронтации с Западом. Украина стала испытательным полигоном для этой тактики. Причем дело не сводится к риску появления "народных республик" в приграничных районах стран Балтии.

Сопряженная с ним проблема - дискредитация коллективных структур безопасности, прежде всего НАТО, путем демонстрации их неспособности отражать подобные угрозы. Развенчание же Альянса, который путинский режим назначил своим архиврагом, может, как, очевидно, полагают в Москве, восстановить буферную зону в Восточной Европе - как минимум. Как максимум - откатиться к геополитическим конструктам состояния середины ХХ в. с разделами сфер влияния и интересов и ограничением субъектности "не столь великих держав". Так что с этой точки зрения Россия в Украине действительно воюет с США и их союзниками.

Далеко не радужная перспектива, описанная выше, делает консолидированный Запад куда более заинтересованным в судьбе Донбасса (и Крыма, хоть и снятого с повестки дня, но не забытого), чем можно было ожидать, исходя из принципов морали и ценностных установок. Так что ни о смягчении санкций, ни - тем более - об их отмене в отсутствие конкретных результатов по Минским соглашениям говорить не приходится. В то же время расширение военно-технического сотрудничества и поставок оружия из области вероятного переместится в область неизбежного. Эти тезисы звучали и в ходе брюссельского саммита, и в комментариях Вашингтона и Лондона, последовавших за минской встречей "нормандской четверки".

Не проси

Итог переговоров с МВФ свидетельствует о том, что Запад понимает: для расстройства путинских планов финансовая поддержка Украины важна даже больше, чем ленд-лиз. Очередной транш на $17,5 млрд при вероятном общем объеме пакета помощи в $40 млрд - аргумент серьезный. Тем не менее, комментируя решение Фонда, его глава Кристин Лагард вполне ясно увязала реализацию кредитной программы с ходом реформ. Поскольку она далеко не первая, кто об этом говорит, очевидно, что время, когда работают оправдания вроде "у нас же война", - истекает. Киев, кажется, месседж услышал. Смена Генпрокурора, назначение главы Антикоррупционного бюро, ударная работа Рады, планы ликвидации 35 шахт, озвученные Минэкономразвития, обыски в "Смартхолдинге" на это, вроде бы, указывают. Впрочем, с таким же успехом это может оказаться имитацией бурной деятельности - своего рода подделкой отчета. Признаком серьезности намерений должна стать смена подходов к работе с западными партнерами в финансовой сфере. Имидж бедного родственника "подайтехристаради" себя исчерпал.