Государство

Стоит ли запрещать "гречкоедам" ходить на выборы

Выборы в Чернигове вновь возродили в умах украинцев идею избирательного имущественного ценза. Но в мире придумано множество не менее эффективных, но более демократичных способов не допустить "праздника гречки"

Фото: ipress.ua

С некоторых пор размышлять о вреде всеобщего избирательного права в сложившейся у нас ситуации среди украинских блогеров становится все моднее. И последний праздник жизни в Чернигове лишь подлил масла в огонь. Всевозможные наблюдатели возмущены гречкосеями и гречкоедами, сводящими священные демократические права избирать и быть избранными до уровня советского ликероводочного магазина.

Наблюдателей можно понять - в большинстве своем неглупые люди, с неплохим социальным статусом, они немного переживают за будущее страны, которая уже осенью имеет все шансы зайти на новый круг сансары с идеями "поднять пенсии" и "снизить налоги". А ожидать иного в государстве, где большую половину населения составляют пенсионеры и люмпены, а на теле- и радиоканалах их регулярно развлекают Тимошенко да Ляшко, как бы не приходится.

Так появляются идеи ограничить в правах людей старше определенного возраста, или льготников, или тех, кто живет на пособия, или смотрит Шустер live, а лучше их всех вместе взятых (любопытно, что предложения аналогичным образом поступать с теми, кто иждивенчествует, к примеру, уклоняясь от уплаты налогов, можно услышать не так часто).

Но действительно ли подобная мера, даже если отбросить почти невероятную сложность ее внедрения, способна подействовать на наше будущее? Что из предлагаемого вполне реализуемо, а что неизбежно наткнется на противоречие с международным сообществом и некоторыми авторитетными международными декларациями?

Чисто по логике все вроде бы выглядит гладко: забери голос у тех, кто отдает его за гречку, и Корбану для победы придется переключиться, по меньшей мере, на "анализ рыночной власти и регулирования", а то и проблемы изучения Плутона в контексте возвращения Украине статуса космического государства! Но ведь в теории, как мы помним, можно построить и коммунизм с человеческим лицом...

На практике же достаточно даже бегло взглянуть на самые разнообразные страны, сопоставить их конституции и избирательные законодательства, чтобы прийти к простому выводу - такой фактор как материальный ценз, о котором, по сути ведут речь сторонники электоральных ограничений, вообще не имеет никакого отношения к уровню жизни и развития того или иного общества и государства.

Начнем с того, что цензы присутствуют в законодательстве любой страны. В большинстве случаев речь идет о возрасте, оседлости и гражданстве. В некоторых странах можно встретить моральный ценз. Например, в Исландии от избирателя еще требуется, чтобы он вел пристойный образ жизни и обладал добрым нравом, в Мексике не голосуют лица, злоупотребляющие наркотиками, а в Нидерландах - лишенные родительских прав. Во многих странах (США, Бразилия, Япония, Великобритания, Россия, Индия) также приостанавливают право голоса для тех, на ком висит непогашенная судимость. В Бразилии, Турции и ряде других стран запрещено голосовать солдатам срочной службы. А в Китае законодательство предусматривает преимущества для городского населения перед сельским - во имя диктатуры пролетариата и руководящей роли рабочего класса! Очень интересные особенности можно встретить на выборах в Индии, где из-за безграмотности, нищеты и ортодоксальности из участия в электоральных увеселениях выпадают целые группы населения. Но это все же вызвано не законодательством, а особенностями его реализации в конкретных условиях.

Кстати, по Конституции Бразилии граждане старше 70 лет участвуют в голосовании лишь проявив в этом желание путем подачи по собственной инициативе соответствующей заявки. Ловкость рук и никакой дискриминации

Главное же в контексте нашего материала, что ни в одном из этих государств вы нынче не встретите конституционно или законодательно закрепленного имущественного ценза. В современном мире на него наложено табу, как и на расовый с половым. Это значит, что иждивенцы голосуют и в Германии, и в Бразилии, и в США, и в России с Никарагуа (а в иных краях это и вовсе обязанность). Хотя это единственное, в чем эти страны можно сравнивать.

К тому же лишение голоса из-за прохудившегося кошелька влечет за собой не только всемирное удивление, но и целый ряд вопросов, которые способны спровоцировать дискуссию в лучших традициях отечественного политпроизводства: какой доход дает право на голосование, каким образом он должен быть зафиксирован, чем эта власть нуворишей в итоге будет отличаться от всех предыдущих властей нуворишей, кроме того, что детских площадок теперь не дождешься и под выборы? По каждому из них можно расписать не одно ток-шоу, был бы смысл.

А ведь он есть, но куда круче умозрительных бесед на столь любимые одним президентом темы о бабушках и дедушках. Как нетрудно заметить, в Украине на фоне многих других государств цензов действительно мало. По сути, их всего два: возраст и гражданство. Прописка не в счет, потому что не имеет значения, прожил ты на этой территории год или полтора часа перед тем, как прийти на избирательный участок. Между тем, во Франции срок проживания лица в соответствующем избирательном округе должен составить шесть месяцев, а в Канаде - все 12. Согласитесь, определенная логика в этом есть. А в запрете на баллотирование в округах лицам, которых там никогда не видели до выборов и вряд ли увидят после, ее еще больше. Так почему бы не внедрить?

Фото: УНИАНС гражданством все понятно. А вот ежели кому так хочется хоть немного уравновесить вездесущих пенсионеров, то здесь все тоже можно сделать в рамках общепринятых норм, например, снизить возрастной ценз до 16 лет, как в некоторых странах Латинской Америки. Пускай кандидаты раскошеливаются не только на продпайки, но и игровые клубы. В конце концов, именно этим ребятам здесь жить после всех нас. Кстати, по Конституции Бразилии граждане старше 70 лет участвуют в голосовании лишь проявив в этом желание путем подачи по собственной инициативе соответствующей заявки. Ловкость рук и никакой дискриминации.

Кроме того, можно было бы добавить некий охранный ценз в виде лишения права голоса, например, людей, осужденных за коррупцию и мошенничество. В сегодняшних условиях это было бы вполне уместно. Впрочем, в некоторых штатах Америки преступник не может проголосовать даже после отсидки, у нас же этим занимаются и непосредственно в процессе, чем успешно пользовалось не одно поколение самых честных политиков.

Так что и без пресловутого имущественного ценза работы непочатый край. А наша молодая демократия вряд ли может себе позволить избирательное законодательство более либеральное, чем у столпов демократии.