Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Кредит недоверия

Четверг, 4 Июня 2009, 16:15
МВФ действует в интересах зарубежных кредиторов, о чем свидетельствует его противоречивое поведение в ходе переговоров с Украиной. Именно поэтому самы
МВФ действует в интересах зарубежных кредиторов, о чем свидетельствует его противоречивое поведение в ходе переговоров с Украиной. Именно поэтому самым действенным аргументом правительства Тимошенко становятся… слухи о возможном дефолте.

Когда в рамках первоапрельской акции протеста украинские леворадикалы с помощью таблички «сlosed» символически закрыли киевское представительство Международного валютного фонда, мало кто вспомнил, что еще недавно МВФ сам планировал пойти на такой шаг. Уже и дата закрытия офиса была известна — май 2009 года. Но грянувший кризис все перевернул с ног на голову. На фоне слухов о возможном дефолте МВФ принял решение о выделении правительству Юлии Тимошенко кредита на сумму $16,4  млрд. Первого транша в размере $4,5 млрд хватило, чтобы на полгода снять угрозу срыва выплат по внешним долгам корпоративного сектора. Поэтому МВФ в феврале 2009 года позволил себе отказать Киеву во втором транше кредита, упомянув о невыполнении условий по программе Stand By. Стоило в апреле появиться новой волне слухов о дефолтах, как Фонд тут же открыл кошелек второй части ссуды. Хотя ситуация с выполнением условий МВФ обстояла еще хуже, чем в феврале. «Валютный фонд не просто согласился выдать нам этот кредит, он очень стремился нам его выдать, потому что это было в его интересах», — считает Валерий Геец, экс-глава совета НБУ, директор Института экономики и прогнозирования НАН Украины.


Дважды два
Еще до вынесения Фондом решения о выделении второго транша украинские экономисты, причастные к ходу переговоров, выказывали уверенность в позитивном исходе дела. Несмотря на невыполнение Украиной требований, обязательных для получения очередной порции денег от МВФ. «Валютный фонд не имел права выдавать второй транш, поскольку правительство нарушило базовые принципы предоставления кредитов Stand By, — убежден Олег Соскин, директор Института трансформации общества. — Так, бюджет, кроме официального дефицита в 30 млрд грн., содержит еще и скрытый — в размере минимум 40 млрд грн. То есть общий дефицит бюджета составляет 70 млрд грн.! Если это понимают макроэкономисты в Украине, то почему эксперты МВФ этого не поняли?!».

Ставить под сомнение квалификацию представителей МВФ, работавших в составе миссии в Украине, нет оснований. «Миссию МВФ в Украине возглавляет гражданка Турции, Джейла Пазарбазиолу, работавшая в центральном банке этой страны, когда там разгорелся банковский кризис. Она успешно занималась возрождением банковского сектора, — говорит Виктор Пинзеник, экс-министр финансов.  — Кроме того, Фонд привлекал в Украину экспертов высокого уровня из Швеции, Аргентины, Германии, Франции, Бельгии. Это и специалисты, которые работают в МВФ на постоянной основе, и привлеченные эксперты, как, например, министр финансов Венгрии».

С большей вероятностью можно утверждать, что эксперты Фонда на этот раз увидели пессимистический сценарий развития событий: не выдав Украине кредит, они поставят под угрозу своих главных акционеров — владельцев крупного западного капитала. Осознают это и в окружении премьер-министра. «МВФ — организация, которая оказывает содействие в получении дешевого кредитования. Оно дается для того, чтобы не ухудшить ситуацию. Если произойдет дефолт, пострадают и другие страны, которые нас поддерживали и давали нам деньги», — поясняет Александра Кужель, глава Госпредпринимательства. В  Валютном фонде тоже косвенно подтверждают, что Украина получила деньги МВФ не благодаря, а вопреки выполнению условий миссии. Постоянный представитель МВФ в Украине Макс Альер пояснил «ВД», что отказ от главного требования Фонда по обеспечению правительством бездефицитного бюджета связан с ухудшением экономической ситуации в стране.

Спасение спасателей
Основное направление расходования второго транша МВФ ($2,8 млрд), доставшегося Украине 12 мая, — погашение внешних долгов. Часть его в размере $1,5 млрд, по информации Минфина, была направлена на финансирование зарубежных обязательств государства (подробнее см. «Структура внешнего госдолга Украины», стр. 11). «Чуть больше миллиарда долларов правительство должно заплатить в этом году по внешним долгам, — рассказывает Александр Савченко, замглавы НБУ. — Это государственные долги. В основном — погашение процентов и тела еврооблигаций, а также синдицированные кредиты. Допускаю, что собственники облигаций (преимущественно инвестфонды — прим. «ВД») могут быть в Китае, Сингапуре, Америке, Украине, России».

Кроме возвращения государственных долгов по еврооблигациям, средства понадобились на выплаты международным финансовым корпорациям, в частности, Мировому банку и ЕБРР. Желание профинансировать возврат внешней задолженности украинского правительства МВФ объясняет необходимостью сохранения средств государственной казне. «Таким образом освобождаются ресурсы для финансирования основных расходов  — на пенсии и здравоохранение»,  — аргументировала глава миссии МВФ в Украине г-жа Пазарбазиолу решение пустить второй транш на удовлетворение требований зарубежных кредиторов.

На погашение внешних долгов направлена и вторая часть кредита Валютного фонда, доставшаяся НБУ. «Почти все деньги транзитом прошли через счета Национального банка на выполнение внешних корпоративных долгов, которые есть сегодня в Украине у банков и коммерческих структур», — отмечает Анатолий Кинах, нардеп от ПР, президент УСПП.

По оценкам Виктора Суслова, главы Госфинуслуг, экс-министра экономики Украины, в этом году коммерческий сектор должен вернуть зарубежным кредиторам около $30 млрд. Из них $10 млрд — внешняя задолженность банков, остальное  — предприятий других отраслей (металлургия, строительство, угольная промышленность и т.д.). Именно корпоративный долг, почти в 30 раз превышающий государственный, подтолкнул Валютный фонд к передаче второго транша.

Неудивительно, что решение о выдаче кредита МВФ принималось в канун выплат существенных сумм за рубеж. Так, через два дня после поступления денег в Украину, правительство должно было рассчитаться по еврооблигациям (свыше $23,6 млн.). Спустя еще день УкрСиббанк, лидирующий по объему внешней задолженности среди отечественных банков, отчитался о своевременном возврате $250 млн синдицированного кредита. Его организаторами и одновременно крупнейшими кредиторами выступили BNP Paribas (Франция), Bayerische Landesbank (Германия) и HSBC Bank plc (Британия).

Среди публичных долгов, которые украинским предприятиям следует вернуть в июне-июле, основная часть приходится на банковский сектор (подробнее см. «График погашения еврооблигаций корпоративного сектора», стр. 11): Альфа-Банк ($37,6  млн), УкрСиббанк ($19,3 млн), банк «Надра» ($10,4 млн), ведущий переговоры по реструктуризации долга, VAB Bank ($6,3 млн), «Финансы и Кредит» ($5,1 млн).

С нетерпением
Вероятность предоставления Украине третьего транша МВФ по результатам июньской миссии достаточно высока. Иностранные инвесторы требуют гарантий возврата своих средств. Их могут предоставить международные финансовые институты, в частности, МВФ. Наибольшие опасения у иностранцев резонно вызывают банки с временной администрацией. Вероятно по­этому одним из главных условий предоставления третьего транша кредита станет рекапитализация проблемных банков с внушительными внешними обязательствами. Так, основным претендентам на рекапитализацию до конца текущего года необходимо погасить более $800 млн.


Пополнение их капитала, с точки зрения зарубежных кредиторов, необходимо, чтобы минимизировать реструктуризацию внешних обязательств, которую в последнее время НБУ выдвигает перед руководством проблемных финучреждений на первый план. Еще меньше они хотят банкротства украинских должников, ведь в таком случае, согласно законодательству, рассчитываться с кредиторами-нерезидентами отечественные бизнесмены будут в последнюю очередь.

Предчувствуя неладное, на минувшей неделе МВФ и Всемирный банк совместно рекомендовали украинскому правительству рекапитализировать несколько банков. Главным аргументом их предложения стала «необходимость государства как инвестора последней инстанции обеспечить интересы вкладчиков и кредиторов». Кабмин в этом вопросе придерживается пока иной позиции: сначала банки договариваются с кредиторами об отсрочке, и только после государство пополняет капиталы таких финучреждений казенными средствами. В середине мая для обсуждения этой темы Министерство финансов собирало руководство банков, претендующих на рекапитализацию. Когда речь зашла о риске срыва погашения внешних долгов, замминистра Андрей Кравец жестко заявил, что эти банки не получат рефинансирования, пока не договорятся с кредиторами о реструктуризации задолженности.

Не исключено, что данное противоречие будет рассматриваться на переговорах между Украиной и МВФ о выделении третьего транша. У иностранных кредиторов, интересы которых представляет Фонд, на этот счет есть еще один аргумент — большинство заимствований проводились на условиях возможности досрочного выкупа долговых бумаг по номиналу, без соблюдения оговоренного ранее графика погашения (как в случае с Morgan Stanley, предъявившим такое требование на сумму $930 млн «Укравтодору»). Вряд ли кто-то станет платить по долгам, когда страна в такой сложной экономической ситуации. Правительство наверняка продолжит эксплуатацию этой страшилки, вынуждающей МВФ быть более сговорчивым. Вопреки публичным заявлениям западных банкиров, чем хуже выглядит финансовое состояние Украины, тем выше вероятность предоставления очередного транша кредита.


Макс Альер: «Когда мы вели переговоры в октябре прошлого года, масштабы кризиса еще не были ясны»
Глава постоянного представительства МВФ в Украине — один из семи членов основного состава миссии, работающей в нашей стране. Г-н Альер рассказал «ВД», как МВФ умудряется лавировать между интересами украинского бизнеса, правительства и иностранных инвесторов в условиях, когда каждая группа стремится лоббировать собственные интересы.

Почему МВФ смягчил требования, изначально выдвигаемые к Украине, в частности, относительно размера дефицита бюджета? Ведь такая практика нехарактерна для Фонда.
— Когда мы вели переговоры с украинскими властями в октябре прошлого года, масштабы кризиса еще не были ясны. Мы рассчитывали, что в 2009 году экономики основных торговых партнеров Украины будут расти, а также предполагали, что падение цен на сталь приведет к падению ВВП не более чем на 3%. Но на стадии переговоров о предоставлении второго транша мировая экономика выглядела значительно хуже. Теперь мы исходим из того, что, по нашим оценкам, падение промышленного производства в Украине составит более 8% ВВП. Любой макроэкономист скажет вам: когда наблюдается замедление темпов макроэкономического развития, было бы неразумно зажимать расходы правительства, что, в свою очередь, способствовало бы дальнейшему падению макроэкономической активности. По нашему мнению, адекватным шагом в таких условиях было бы предоставить правительству возможность расширить дефицит бюджета.

Поддержка банковского сектора — одно из основных заданий программы МВФ и Украины. О чем украинские банкиры просили Валютный фонд в ходе консультаций?
— Если кратко резюмировать их основные пожелания, то они подчеркивали необходимость принять такие меры, которые способствовали бы возвращению доверия к банковской системе, то есть создания таких условий, когда бы вкладчики захотели снова понести деньги в банки. В этом контексте правительство уже сделало заявление, что готово провести рекапитализацию ряда банков, на которых существенно сказался экономический кризис.

Приходилось ли представителям МВФ сталкиваться с лоббированием интересов западных кредиторов или украинских предприятий?
— В контексте любой демократии нормально объединение разных групп общества, чтобы отстаивать свои взгляды и позиции. Посмотрите, например, на парламент. Мы не заметили ничего неправильного или некорректного в этом процессе. Не могу сказать, что этого вовсе не было, но мы ничего некорректного не наблюдали.

Как экспертам Валютного фонда удается найти компромисс между интересами различных групп влияния?
— Мы встречались с представителями различных банков, других заинтересованных групп. Конечно, они хотят добиться развития событий в нужном для себя направлении. Но это не более чем изложение их позиции. Мы всех выслушиваем и принимаем независимые решения.


Николай Азаров: «После выборов МВФ скажет: «Живите по средствам»
Министр финансов оппозиционного правительства Николай Азаров уверен, что деньги МВФ Украине нужны. Он легко рассуждает о том, как правильно было бы их потратить, но утверждает, что контролировать, куда они расходуются на самом деле, оппозиция не должна.

На чем основан тезис оппозиции о том, что МВФ не следовало выделять Украине второй транш кредита?
— За шесть месяцев работы программы с Валютным фондом правительство умудрилось в два раза увеличить внешний госдолг и во столько же — внутренний. У МВФ должен был возникнуть разумный вопрос: а за счет чего в условиях продолжающегося экономического спада, сворачивания промышленного производства более чем на треть государство будет возвращать такие долги? К тому же, ни один пункт первого правительственного меморандума с МВФ (Меморандум об экономической и финансовой политике — прим. «ВД»), подписанного прошлой осенью, не был выполнен. В этом году Кабмин вновь подписал меморандум, условия которого не выполняются и не будут выполняться. К примеру, для предоставления второго транша среди прочего предполагалось пересмотреть госбюджет по итогам первого квартала. Еще не успели высохнуть чернила под этим меморандумом, как премьер-министр подписала письмо в ВР с отказом от выполнения этого пункта.

Почему же МВФ закрывает глаза на невыполнение обязательств?
— Во-первых, средства кредита были использованы прежде всего для возврата западным кредиторам корпоративных долгов, которых у нас около $10 млрд. По сути, из $16 млрд кредита МВФ большая его часть вернется в западные банки, которые предоставляли нам эти кредиты, — фактически Фонд вернет деньги себе же. Во-вторых, Фонд своим решением поддержал режим, который сейчас находится у власти. Иначе интерпретировать позицию МВФ невозможно.

Оппозиция имеет возможность контролировать, на что расходуются средства МВФ?
— НБУ и Минфин должны разработать и контролировать реализацию проектов по рекапитализации и рефинансированию коммерческих банков. Пока мы видим, что этот процесс абсолютно непрозрачен. Несмотря на то, что масштабы рефинансирования колоссальные, ни один банк не восстановил нормальную работу. Может, пять-шесть месяцев мы и протянем, но что будет в следующем году? Не думаю, что МВФ каждый год будет выделять нам миллиарды долларов. Вероятно, это будет последний раз. После выборов ситуация поменяется, и тогда МВФ займет позицию разочарованного дядюшки, который скажет традиционное: «Живите по средствам».