Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Днепропетровский горец

Пятница, 3 Декабря 2010, 00:34
Последние несколько лет дагестанец Загид Краснов считался одним из самых влиятельных бизнесменов Днепропетровска. Он фактически контролировал горсовет

Последние несколько лет дагестанец Загид Краснов считался одним из самых влиятельных бизнесменов Днепропетровска. Он фактически контролировал горсовет и с легкостью влиял на распределение земли в городе. После смены президента и поражения на выборах мэра для Краснова начался новый период — он защищает бизнес от «наездов» и без потерь теперь никак не обходится.

Одно из главных правил карате гласит: не думай о победе, думай о том, чтобы не потерпеть поражение. Согласно этой философии, стремление к победе приводит к необдуманным поступкам и саморазрушению, а вот боязнь про­играть, напротив, воспитывает дух и позволяет принимать правильные решения. Судя по всему, бывший тренер по восточным единоборствам Загид Краснов руководствовался именно первым принципом, будучи уверенным в своей победе на выборах мэра Днепропетровска. В итоге — потерпел поражение, заняв, по результатам выборов, четвертое место. Он пропустил вперед даже таких аутсайдеров гонки, как Андрей Павелко из «Фронту змiн» и Святослав Олейник, которого называли выдвиженцем Игоря Коломойского. И это при том, что социологические опросы накануне выборов фиксировали разрыв в 8-10%между действующим мэром Иваном Кулиниченко и Красновым.

В ходе избирательной гонки конкуренты Краснова оказались впереди после обнародования солидного компромата на лидера общественной организации «Громадська сила». Краснову вменяли махинации с земельными участками в прошлые годы работы в горсовете, криминальное прошлое и постоянно акцентировали внимание на его дагестанских корнях. Несколько тактических ошибок допустил и сам бизнесмен, в первую очередь не подумав о политическом прикрытии своей общественной организации. Ведь на местных выборах 2006 года Краснов заполучил мандат депутата горсовета благодаря блоку Павла Лазаренко. «Громадську силу», в которую бизнесмен вкладывал деньги в течение последних нес­кольких лет, в итоге не допустили к выборам. После чего он решился на довольно сомнительный шаг — баллотироваться в мэры от «Нашей Украины», которая имеет едва ли не самый низкий рейтинг среди всех политических партий Днепропетровска. Ставка на социальные проекты — строительство детских площадок и ремонт в подъездах — не принесла Краснову ожидаемых результатов и поставила под сомнение необходимость существования проекта «Громадська сила».

За свою политическую карьеру вы сменили несколько политических сил. С чем связано такое непостоянство?
— Это ошибочное представление, которое складывается, если верить публикациям СМИ. Сначала я просто занимался меценатством, но потом, когда начал ближе знакомиться с проблемами Днепропетровска, решил идти в депутаты городского совета. И тогда, как и на выборах этого года, против меня работало полгорода, но в итоге я взял 53% по своему округу. Когда в 2004-м я решил поддержать Виктора Ющенко, никто не верил в его победу. Мне даже мои приятели говорили: «Если Ющенко победит, я начну верить в сказки». У меня в то время все было хорошо, я работал в Администрации президента Кучмы (главным консультантом в Координационном отделе борьбы с коррупцией и организованной преступностью — прим. «ВД»), но я все бросил и приехал в Днепро­петровск, возглавил его предвыборный штаб. Поработал буквально полгода и увидел, что все, что обещал Ющенко, — одни слова, он реально обманул людей. Я был первым человеком, который вышел на телевидение и извинился перед избирателями за то, что агитировал за Ющенко. Потом я написал заявление, ушел с должности вице-губернатора. Я не был членом «Нашей Украины». Также никогда не был членом БЮТ, хотя об этом писали. Единственное, я был руководителем партии «Громада», так получилось, что я не вступил в эту партию, но руководил ею.

В начале избирательной кампании в местные советы ходили слухи, что вы вели переговоры с БЮТ, чтобы баллотироваться в мэры от этой политической силы. Это правда?
— Я вначале, когда слышал плохое о себе, — нервничал, а сейчас с улыбкой отношусь. С кем я вел переговоры, я узнаю из СМИ, и для меня это становится новостью. Я являюсь руководителем и основателем партии «Громадська сила», которая имеет самые высокие рейтинги в моем родном городе. Было бы абсурдным идти в партию, которая имеет, допустим, 5% доверия, или в какую-то другую партию и просить: выдвигайте меня. Писали, что я вел переговоры с Гарегином Арутюновым (депутатом Верховной Рады, фракция БЮТ — прим. «ВД»). У меня с ним такие же отношения, как с половиной города: «здравствуйте, до свидания, как дела». Переговоры с БЮТ были невозможны еще и потому, что я не являюсь оппозиционером.

Но вы же были главным противником нынешнего мэра на этих выборах. А это значит, что ваша оппозиционность даже не обсуждается?
— Я действительно являлся конкурентом мэра, но слово «оппозиция» не воспринимаю вообще. Пусть оппозиционером будет БЮТ, еще кто-то, но я не являюсь оппозиционером. Слово «оппозиционер» — это не обо мне.

Тем не менее вы решили баллотироваться в мэры от оппозиционной «Нашей Украины».
— Я вынужден был идти на выборы от другой партии после того, как нашу партию «Громадська сила» сняли с регистрации. По нынешнему законодательству я не могу баллотироваться самостоятельно, поэтому вынужден был искать себе политическую силу. Мне практически сразу сделали предложение порядка восьми партий. И «Наша Украина», и «Народный порядок», и «За Украину»… Я решил выбрать «Нашу Украину» и благодарен руководителям днепропетровской организации за то, что они дали мне возможность баллотироваться от их политической силы.

Из тренера в миллионеры
Загид Краснов мог бы и не стать успешным днепропетровским бизнесменом, если бы в начале 1990-х решился работать в… КГБ.

О карьере чекиста он мечтал, еще будучи студентом Днепропетровского инженерно-строительного института. А после его окончания даже прошел всю необходимую процедуру для вступления в спецслужбу. Включая медицинскую проверку. Но вовремя понял, что начинается время рыночной экономики и нужно стартовать в собственном деле. На то время Краснов уже переехал из общежития строительного института в общежитие Днепропетровского стрелочного завода и решил положиться на судьбу. «Подумал, если меня найдут здесь и начнут спрашивать, почему я не поехал на предподготовку в КГБ, то поеду. Если не найдут, значит, займусь чем-то другим». Искать Краснова не стали, и поэтому еще год после окончания института он проработал тренером по восточным единоборствам. Так что хобби, которое появилось у Краснова еще во время учебы в школе, некоторое время приносило ему доход. Оно же и помогло прийти в самостоятельный бизнес.


В начале 1990-х существование бизнеса без так называемой крыши было невозможным, поэтому предприниматели достаточно часто брали себе в компаньоны бывших спортсменов или военных. По такому же принципу тренер Загид Краснов в 1991 году стал одним из соучредителей фирмы «Отег». «Я думаю, на то время в городе на пальцах одной руки можно было посчитать тех людей, которые могли «послать» рэкет. Одним из таких людей был я, именно п­оэтому мне предложили стать компаньоном», — вспоминает Краснов. Занимались бизнесмены в основном куплей-продажей, поставками топлива в колхозы, в обмен на него получали зерно, которое затем перепродавали. Бизнес развивался, и вскоре компаньоны решили его разделить.

В 1998 году Краснов стал одним из акционеров Днепропетровского стрелочного завода. Сейчас Краснову принадлежат акции еще нескольких предприятий, активы в сельском хозяйстве и несколько ресторанов в Днепропетровске.

Вы начинали свой бизнес вместе с более влиятельными компаньонами. Как стали самостоятельным бизнесменом?
— Мы в какой-то момент с партнерами просто приняли решение разделить бизнес. Когда фирма никакая, то все учредители живут дружно. Когда же фирма становится на ноги, то каждый хочет быть директором. И начинает фирма делиться. В какой-то момент это произошло и с нашей компанией. Компания разделилась, и каждый из компаньонов пошел по своему пути. Один уехал в США, другой здравствует и сейчас в Украине, третьего уже нет в живых.

Что вы можете назвать своим главным бизнес-направление на сегодня?
— У меня разносторонний бизнес, я являюсь акционером промышленных предприятий, имею отношение и к сельскому хозяйству. Не могу выделить какое-то отдельное направление. Чем крупнее бизнес, тем он более перспективный. Мой бизнес развивается только потому, что я собрал хорошую команду специалистов, которым доверяю как компаньонам. Я считаю, это является самым главным критерием успеха — если ты можешь собрать команду и обеспечить ей условия для работы. На любом предприятии собственник необязательно должен быть хозяйственником. Он может даже не знать названия всех компаний и путать названия цехов. Для этого есть специалисты, которые получают за это заработную плату. Сегодня самое главное для бизнесмена — это команда. Я создаю условия для процветания бизнеса. А бизнесом занимаются специалисты, которым я доверяю.

Они, как правило, являются акционерами или же просто наемными менеджерами?
— Почти все руководители правления являются акционерами. Хотя есть предприятия, на которых руководящий менеджмент не является собственником.

Вы уже неоднократно заявляли о том, что в связи с выборами на подконтрольных вам компаниях участились проверки. Это стало серьезным ударом по бизнесу?
— В течение одного дня могли проводиться проверки абсолютно на всех предприятиях. Кого там только не было. Начиная с милиции, прокуратуры, заканчивая пожарниками, СЭС, технадзором, промнадзором. Проверяли нас практически все контролирующие органы. Дело доходило до того, что какой-то проверяющий просто сказал: дайте нам любую причину, чтобы мы закрыли предприятие. Они как горожане сами прекрасно понимают, что происходит, но не могут по-другому, ведь они свою работу делают, выполняют приказ вышестоящего руководства. Некоторые предприятия, чтобы от них просто отстали, я решил продать своим компаньонам. Были закрыты некоторые из моих ресторанов после проверок санэпидемстанции.

«Земельный барон»
«Директор горсовета», «хозяин Днепропетровска» — такими одиозными эпитетами в последние несколько месяцев днепропетровские СМИ отзывались о Загиде Краснове. Главные обвинения в адрес депутата днепропетровского горсовета касались земельной коррупции. Некоторые СМИ даже называли приблизительные потери бюджета от махинаций Загида Краснова и его соратников — около 4 млрд грн. А началось все с того, что на местных выборах 2006 года партия «Громада» Павла Лазаренко под руководством Краснова получила 17 депутатских мандатов. При помощи своего друга, народного депутата от Партии регионов Олега Царева, Загид Краснов в течение короткого времени смог договориться о сотрудничестве не только с Партией регионов, а также с более мелкими фракциями «Вiче», Блока Натальи Витренко и КПУ, фактически став руководителем большинства в городском совете. Это, естественно, помогло Краснову пролоббировать назначение своих людей на самые «хлебные» должности. Так, кресло председателя постоянной комиссии по вопросам земельных отношений и охране окружающей среды досталось бывшему директору фирмы «Леки», принадлежащей Краснову, Александру Лупандину. Кресло заместителя городского головы, отвечающего за вопросы строительства, архитектуры и земельных отношений, занял некогда директор фирмы «Отег», с которой начинался бизнес Краснова, Александр Афанасьев. Еще несколько ключевых должностей в горсовете достались людям народного депутата от Партии регионов Олега Царева. Днепропетровские СМИ писали об узурпации власти в вопросах выделения земли в Днепропетровске и о контроле со стороны Краснова над всей транспортной отраслью города. Сам Краснов в беседе с «ВД» эти обвинения в свой адрес отвергал, так же, как и наличие совместных бизнес-проектов с Царевым. «С Олегом Царевым у меня такие же отношения, как с половиной известных политиков в Днепропетровске».

Так или иначе, доводы оппонентов в небывалой по своим масштабам коррупции в горсовете оказались для избирателей весьма убедительными. В марте нынешнего года Олега Царева вытеснили из руководства Днепропетровской областной организации Партии регионов, которую он возглавлял до этого пять лет (подробнее —см. «Личное дело», «ВД» №39 с. г.). Днепропетровский регион достался на откуп Александру Вилкулу, близкому к группе Ахметова — Колесникова в ПР. Во время прошедшей избирательной кампании Царев вместо привычной для себя работы в родном городе сконцентрировался на работе над Налоговым кодексом. А Краснову «земельные скандалы» стоили драгоценных голосов избирателей на последних мэрских выборах.

Вас часто обвиняют в земельной коррупции. Вы сейчас можете огласить список объектов недвижимости, которые приобрели в период работы в горсовете?
— Мне проще послать кого-то, чем перед ним заискивать. Поэтому буду предельно откровенным с вами. То, что я отвожу на себя (активы — прим. «ВД»), я отвожу на фирмы не подставные, а на компании, в которых я и моя супруга (Эльвира Краснова — прим. «ВД») являемся учредителями. Есть, к примеру, участок земли, который взят в аренду для строительства Детской спортивной школы олимпийского резерва — я отвел под нее 6 га. Но без права какого-либо строительства, чтобы набережную никто не застроил. Этот участок земли находится на жилмассиве «Солнечный», который является моим родным, я его люблю как свою родную деревню в Дагестане. Я эту землю отвел на организацию, которая не занимается коммерцией абсолютно, занимается только спортом. Чтобы меня никто упрекнуть не смог. И сейчас я плачу за эту землю налоги.

Во сколько вам обошлась эта операция?
— Это коммерческая тайна.

Почему коммерческая?! Вы же утверждаете, что организация не занимается коммерцией?
— Я сказал уже. Вы когда-нибудь решение горсовета видели, по которому выделяется земля, разрешается установка киоска, строительство магазина? Как оно выглядит? Это решение городского совета, внизу которого стоит печать и подпись мэра. Какие вопросы еще?

Но вы же были формальным руководителем депутатского большинства, без которого принятие решения просто невозможно.
— Землю выделяет городской совет. Я являюсь одним из 120 депутатов. Если взять меня как руководителя фракции, то во фракции 17 депутатов из 120. Если при этом будут говорить, что я — самый влиятельный человек в горсовете, имея 17 депутатов из 120, что я могу под себя «загнуть» весь городской совет во главе с мэром, то, я считаю, сегодня руководству страны нужно подумать, может быть, не надо было выборы проводить, а меня просто назначить мэром? Я не являюсь руководителем коалиции большинства. Коалиция большинства — это такое виртуальное образование, в которое входили Партия регионов, Блок Витренко, коммунисты и наша фракция. Руководителем официально был избран член Партии регионов Тишкин, и я не являлся официальным его лидером, но если вопреки этому говорят, что я лидер, — мне приятно.

В случае со школой олимпийского резерва все более-менее понятно, но горсовет также принял решение о выделении участка земли для строительства недвижимости компании «Арка», подконтрольной вам. Это правда?
— Я действительно имел сначала отношение к этой компании, точнее моя супруга. Но, чтобы вы понимали, там идет речь не о гектаре, а сотках. Если не ошибаюсь, там 87 соток. Когда начал разгораться необоснованный скандал, стало ясно, что поднимают его бютовцы, потому что они всегда были моими «друзьями». Мы тогда приняли решение отказаться от этой земли и вышли из этой фирмы просто, чтобы не иметь к этому никакого отношения. Знаете,что у нас самое плохое в стране? У нас нравственности нет, нужно сегодня подумать власти, как поднять ее. Один философ говорил: любая реформа бесполезна, кроме реформы морали. У нас люди не думают, что кто-то может делать что-то просто так. Автоматически приходит объяснение всему: «Это, наверное, потому, что он хочет украсть». Такая страна никогда не поднимется. Почему мы не хотим видеть что-то позитивное в таких решениях. Это все вы — журналисты — формируете у людей такое мнение.

То есть вы хотите сказать, что все обвинения в ваш адрес сфабрикованы исключительно вашими оппонентами, которые используют СМИ?
— Я приглашаю в прямой эфир своих оппонентов, чтобы они мне аргументированно задавали вопросы и чтобы я ответил на все их обвинения. Ни один из оппонентов не идет на прямой эфир. Я приглашал журналистов, чтобы они мне задавали вопросы. Когда один раз у «34 канала» (днепропетровский телеканал — прим. «ВД») получилось меня пригласить, на встречу пришли главный редактор одной газеты, главный редактор другой газеты, издания, которые меня постоянно поливают грязью. Они мне, по сути, задали только один вопрос: почему я решил сменить свою фамилию.

Вы говорите, что журналисты выполняют политический заказ. Чей? Фамилии этих людей назвать можете?
— Конечно, я знаю, но называть этих людей не буду. Я им даже при встрече говорю: «Спасибо за рекламу, которую вы мне делаете». Они говорят: «Подожди, сегодня еще такая статья выйдет…». Ну, мы посмеемся и все, что с этим сделаешь. Я в этом не обвиняю журналистов, потому что им надо зарабатывать, кормить детей… Очень плохо, что у нас в стране не развита независимая журналистика. Сегодня журналистика, как и все остальные, как и милиция, которая сегодня занимается беспределом, вынуждена отрабатывать чужие интересы и зарабатывать себе деньги.

Спортзал и отдых на природе
Увлечение восточными единоборствами сильно помогло Загиду Краснову на старте бизнеса. Карате и кунг-фу он увлекся еще в школе, в старших классах. Во время обучения в институте, несмотря на загруженность, Краснов не прекращал занятия. «Тре­нировался в секции на стадионе «Локомотив». Там занимались исключительно милиционеры — человек десять. Гражданских было только двое — я и Сергей Джамиев. Сергей был в то время чемпионом СССР среди юниоров по карате», — рассказывает Краснов. Именно занимаясь в этой секции, бизнесмен, по его личному признанию, и стал настоящим профессионалом. В какой-то момент уровень подготовки Краснова был уже настолько высоким, что он решил заняться тренерской работой. Помимо личного удовольствия, тренерство приносило Краснову и неплохой доход. «Тогда я начал зарабатывать больше, чем мой отец на заводе». Сейчас на занятия кунг-фу и карате у бизнесмена просто не хватает времени. Хотя поддерживать себя в спортивной форме он старается и периодически ходит в спортзал. А вот проводить свободное время в выходные дни Краснов предпочитает с семьей на природе.

Помимо старта в бизнесе, как вам еще в жизни пригодились навыки борьбы?
— Я начну сейчас себя хвалить. Я думаю, любой, кто занимается единоборствами, вам скажет, что борьба формирует внутренний стержень. И я понимаю, к чему вы клоните, когда говорите о старте в бизнесе. На самом деле важна была не столько физическая составляющая, сколько внутренняя сила, которая появляется, если заниматься восточными единоборствами.

Сейчас занимаетесь единоборствами?
— Сейчас занимаюсь только для того, чтобы поддержать себя в форме. Но сказать, что занимаюсь именно спортом, нельзя, потому что спорт — это когда ты по расписанию ходишь в спортзал. К большому сожалению, у меня не получается так, могу месяц заниматься, потом несколько недель не заниматься.

А как вообще проводите свободное время?
— С семьей отдыхаю в парке, а в выходные дни предпочитаем выезд в лес, на дикую природу.

Ваш ресторанный бизнес — это больше хобби или все-таки бизнес?
— Ресторанный бизнес для меня — имиджевая вещь. Он себя только окупает в лучшем случае, а некоторые из заведений, которые мне принадлежат, работают даже «в минус». Есть рентабельные, успешные в этой отрасли рестораны, но их мало. Покупательная способность у людей не поднимается. Это в Киеве ресторан быстро окупается, здесь каждый день более 100 тысяч гостей, и все они где-то кушают. А в таких городах, как Днепропетровск, Донецк, Харьков — это не бизнес. Чем город меньше, тем хуже. А бизнесмены все строят и строят эти рестораны, с каждым новым открытым рестораном количество посетителей в твоем уменьшается.

Перспективы
Прошедшие местные выборы для Загида Краснова вряд ли можно назвать удачными. Вложенные в «Громадську силу» средства не окупились. А это сигнал для бизнесмена в будущем не допускать тактических ошибок и иметь политическое лобби и прикрытие. Вполне вероятно, он будет пытаться стать депутатом Верховной Рады на ближайших парламентских выборах. Многие СМИ уже писали о том, что накануне местных выборов Краснов вел переговоры с БЮТ о том, чтобы баллотироваться в мэры от этой политической силы. Так что вполне возможно, что ближе к парламентской кампании Краснов может появится в рядах «сердечных».Еще один вариант — «Сильная Украина» Сергея Тигипко, ведь он представлял его интересы на прошлых президентских выборах в родном Днепропетровске. В любом случае Краснов будет пытаться развивать и свой самостоятельный политический проект «Громадська сила», но пока только в масштабах родного Днепропетровска.


Успехи в бизнесе Краснова во многом также будут зависеть от умения найти общий язык с нынешней властью. Впрочем, на былую лояльность в земельных вопросах наш герой вряд ли может рассчитывать. Сейчас у него наступает период защиты приобретений, сделанных за последние годы.