Государство

Виктор Берестенко о том, почему идеи чиновников Министерства доходов и сборов на практике не работают

Глава профкома экспедиторов Одесского региона считает все попытки Министерства доходов и сборов, направленные на улучшение условий работы таможни, про

Глава профкома экспедиторов Одесского региона считает все попытки Министерства доходов и сборов, направленные на улучшение условий работы таможни, профанацией. О том, почему идеи чиновников на практике не работают, он рассказал "ВД".

Министерство доходов и сборов пытается сократить время прохождения таможни перевозчиком до двух часов. Как это повлияет на коррупционную составляющую процесса — требование взяток, принуждение к пользованию услугами определенных компаний и т. д.?

— Вся проблема заключается в моменте начала оформления, который таможня фиксирует на свое усмотрение. Допустим, я таможенник и вы как субъект пришли ко мне в 12:00. Это значит, что машина должна уехать в 14:00.

Но я взял и зафиксировал, что вы пришли ко мне не сегодня, а на следующий день в 15:00, и к 17:00 я все оформил.

То есть фактически сохранятся прежние условия работы?

— Возможности для затягивания все равно остаются. Сегодня таможня работает в ручном режиме. Приведу только один пример касательно оформления грузов исключительно в пунктах пропуска для их дальнейшего следования на внутреннюю таможню. Вся проблема заключается в фиксации момента подачи документов в таможню — он нигде не фиксируется.

Я обращался с этой проблемой и к г-ну Клименко через письма, и к руководству Южной таможни. Получается, что приходит субъект, подает документы, а таможенники ему говорят: "Этот груз должен оформляться у такой-то компании или за оформление груза давайте взятку".

Субъект не соглашается, и таможня просто не регистрирует его документы. Формат и процедура электронного декларирования не применима к грузам, которые следуют на территорию Украины, — пункт пропуска их не регистрирует, регистрируются они на внутренней таможне.

Как вы пытались повлиять на ситуацию?

— Были случаи, когда мои профсоюзники ко мне обращались, и мы жаловались руководству таможни, в Мониторинговый центр Министерства доходов и сборов. Нам через два-три часа перезванивали и говорили, что документы для оформления не подавались, хотя мы вместе стояли под дверью инспектора, я снимал на видео то, как это происходило.

Такие случаи были и есть, и Миндоходов не предпринимает никаких действий. Просто нет ответственности должностных лиц таможни за такие шаги.

От чего зависит поведение таможни относительно конкретного субъекта?

— На Южной таможне существуют касты субъектов, от принадлежности к каждой из которых зависит отношение инспекторов. Есть каста неприкосновенных — импортеры, которые возят высоколиквидные грузы, являющиеся бюджетообразующими.

Вторая каста — это компании, которые импортируют грузы предприятиям, приближенным к руководству таможни, СБУ, Миндоходов, руководству региональных ведомств и т. п. Третья — компании, исправно исполняющие свои обязательства в части оплаты взяток. У них всех проблем нет.

Как менялась ситуация со сменой руководства Южной таможни?

— При Татьяне Бойченко количество компаний, способных растаможивать грузы, сузилось до трех-пяти, и грузопоток из других пунктов направлялся сюда. Потом на ее место назначили Александра Вдовиченко, и спустя два месяца эти схемы перестали работать.

Он не приветствовал такие грязные формы искусственного принуждения оформления грузов на Южной таможне, как это делала г-жа Бойченко, и как это периодически происходит у ее нынешнего главы — Владимира Григорьева.

Читайте также: Граница раздора. Без работы "блатных" фирм таможня встанет

Олег Платонов списывает все проблемы Южной таможни на реформы в Министерстве доходов и сборов