Общество

Кто заменит Филарета

Украинская церковь до сих пор была едва ли не основной ставкой на будущем Всеправославном соборе. И раз уж так получилось, эту ставку надо повысить настолько, чтобы за нее хотелось сражаться в полную силу

Фото: УНИАН

Новостью пасхальных дней стало "назревшее" объединение украинских православных церквей — УПЦ КП и УАПЦ. К этому, разумеется, дело шло, правда, долго — почти четверть века. Поэтому слухи о неофициальных переговорах, которые якобы велись в преддверие Пасхи, как и обещания "взяться за дело сразу после праздника", данные обеими сторонами с телеэкрана, воспринимаются если не скептически, то уж точно эпически.

Но что поделать, если объединение УПЦ КП и УАПЦ на самом деле назрело именно сейчас? Историческая необходимость постепенно подавляет личные счеты и эмоции, структурный фактор превозмогает человеческий. Украинская церковь и не могла появиться раньше, чем Украина. Беловежское соглашение ведь не было настоящим стартом независимости: это был шанс и старт для элит, новых политических и финансовых объединений и прочих "групп по интересам". Похожие процессы происходили и в церковной жизни. И "раскол", дававший возможность церковным группам развиваться в конкуренции, заключать политические (и финансовые) союзы, был на руку и политикам, и церковникам, и даже прихожанам, которые могли выбрать по вкусу конфессиональную принадлежность так же легко, как и политические предпочтения. Они зачастую были связаны.

Разделенность церквей в целом совпадала с разделенностью украинского общества. И точно так же теперь церковная консолидация - отражение внутренних процессов в обществе, вынужденном объединяться перед угрозой внешней агрессии. Если церковники и дальше примутся делить митры, куколь и портфели, их не поймут собственные верные. Поэтому на сей раз дело может пойти живее. У УАПЦ не такой уж широкий выбор: от нее осталось три епархии. И после "униатского демарша" архиепископа Харьковского и Полтавского Игоря Исиченко эта маленькая региональная церковь постоянно теряет приходы в пользу УПЦ КП. Ей прямо сейчас нужно соглашаться на "почетную капитуляцию", пока для этого есть время, подходящая атмосфера в обществе и политическая конъюнктура.

У патриарха Филарета слава жесткого руководителя, и продолжать бузить при нем никто не решится. Но вполне возможно, что война за патриаршую кафедру будет весьма жесткой. Свежая кровь, которую УАПЦ готова влить в УПЦ КП, может придать грядущей борьбе новые краски. Или даже ввести в игру новых претендентов

Митрополит Макарий, местоблюститель патриаршего престола УАПЦ, говорит, что его церковь "готова поступиться многим", чтобы объединение наконец случилось. Главное в этом "многом", бывшее до сих пор камнем преткновения, - вопрос о лидерстве патриарха Филарета. "Дележка куколя" была любимой отговоркой с обеих сторон. Хотя трудно сказать, сколько правды в том, что владыки УАПЦ претендовали на место патриарха в объединенной церкви. Их просто раздражал патриарх Филарет лично, его они обвиняли в разрушении собственной церкви в 90-х годах.

В данный момент в УАПЦ, похоже, готовы соглашаться на объединение на условиях УПЦ КП ("после обсуждения", конечно). Какими могут быть эти условия? Во-первых, сохранение административной структуры УАПЦ, по крайней мере, первое время. Во-вторых, "титульный компромисс" - объединенная церковь должна называться УАПЦ КП. Этот пункт соглашения активно муссируется в прессе, хотя выглядит анекдотично. Хотя бы потому, что это тавтология.

Со стороны УАПЦ после снятия вопросов о личных обидах и амбициях никаких принципиальных препятствий для объединения нет. Но как обстоят дела в УПЦ КП? Казалось бы, их тоже должно все устраивать, после того как в УАПЦ смирились с предстоятельством патриарха Филарета. Однако не все так просто. УПЦ КП стоит на пороге собственных перемен, связанных со сменой руководства. Патриарх Филарет, последний из "титанов", уже поговаривал о возможном уходе от дел и даже сделал кое-какие распоряжения. А совсем недавно, когда патриарху делали в Вене операцию на сердце, в прессе стартовала война за его куколь. К сожалению, делить кресло еще живого предстоятеля становится у нас традицией. После благополучного возвращения патриарха на родину все снова утихло. У патриарха Филарета слава жесткого руководителя, и продолжать бузить при нем никто не решится. Но вполне можно предположить, что война за патриаршую кафедру будет весьма жесткой. Свежая кровь, которую УАПЦ готова влить в УПЦ КП, может придать грядущей борьбе новые краски. Или даже ввести в игру новых претендентов. Неизвестно, будут ли включены в неофициальную программу переговоров об объединении эти вопросы, но пока в УАПЦ говорят только о том, что не будут претендовать на место предстоятеля "прямо сейчас", то есть не будут требовать смещения патриарха Филарета.

Фото: kram.zp.ua

Впрочем, сюжет может сделать и более крутой поворот - в сторону Константинополя. Известно, что Константинополь навяз в зубах, что это чистая декларация, что ни Киевский патриархат на самом деле не хочет, ни Фанар на самом деле не может... Все это до сих пор так и было. Но мир меняется на глазах. Конечно, константинопольские договоренности о том, что Вселенский патриарх готов принять украинскую церковь под свой омофор после объединения УПЦ КП и УАПЦ, могут разделить судьбу Будапештского меморандума. А могут и состояться - при известном усилии церковников и дипломатов. Украинская церковь до сих пор была едва ли не основной ставкой на будущем Всеправославном соборе. Не самая приятная роль, конечно, но раз уж так получилось, то эту ставку надо повысить настолько, чтобы за нее хотелось сражаться в полную силу.

Объединение церквей с перспективой разрешения канонических проблем посредством константинопольской Церкви-Матери - серьезный аргумент. Особенно учитывая тот факт, что такая каноническая украинская церковь быстро затянет в себя и часть УПЦ МП. Которая, кстати, очень "подыгрывает" своим нескрываемым москвофильством объединению украинских церковных сил, как сама Москва "подыгрывает" формированию украинской нации. В конце концов, очень многих удерживает в единстве с Московским патриархатом только канонический статус. А также сформированные долгими годами пропаганды глубокая нелюбовь лично к патриарху Филарету и высокомерное отношение к УАПЦ как к "неудачнику". Впрочем, даже в УПЦ МП отношение к патриарху Филарету меняется со временем, сменой поколений и новыми черточками, которые появляются в имидже самого патриарха.

Серьезной угрозой "константинопольскому" пути до сих пор оставался изоляционизм УПЦ КП, которая научилась находить преимущества в своем статусе национальной, но непризнанной. И нет сомнений в том, что у патриарха Филарета найдутся верные последователи, которые захотят такой же власти над церковью, пускай и ценой ее канонического признания. Остается только надеяться, что в объединенной церкви найдутся и другие силы, способные позаботиться об украинской церкви ценой собственных амбиций. Возможно, пример такой заботы как раз сейчас нам демонстрирует УАПЦ. Будем надеяться, что люди, сыгравшие такую роль однажды, смогут повлиять на исход большей игры в дальнейшем.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 19 апреля 2015 г. (№16/726)