Общество

Почем будет вода для «Рошена»

Киевские предприятия заставят покупать воду у компании, близкой к экс-зятю Леонида Черновецкого

Фото: business.ua

Столичные депутаты перестали выдавать предприятиям разрешения на добычу воды. Под горячую руку комиссии Киеврады по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и топливно-энергетического комплекса попали клиническая больница «Феофания» и ПАО «Киевская кондитерская фабрика «Рошен». Те обратились к чиновникам за соответствующими разрешительными документами, но им категорически отказали.

В Киевраде говорят, что намерены пересмотреть условия, на которых столичные предприятия получают разрешения бурить скважины для добычи артезианской воды. По мнению депутатов, оплата за использование недр сейчас слишком низкая. В мэрии создали специальную рабочую группу, которая должна выдать на-гора рекомендации о новых правилах выдачи разрешений на бурение скважин. Есть вероятность, что компаниям просто предложат перейти на услуги АК «Киевводоканал» (25,4% акций компании принадлежит городу, 67% — «Энергохолдингу», который, в свою очередь, считают близким к Вячеславу Супруненко — бывшему зятю экс-мера столицы Леонида Черновецкого).

Альтернативный сценарий, который сейчас рассматривается, — обратиться к парламенту с просьбой внести изменения в Налоговый кодекс и повысить плату за добычу воды (впрочем, он маловероятен, поскольку законодатели обычно игнорируют обращения киевских депутатов). Как будут поступать с уже выданными разрешениями (они могут оформляться на срок до 50 лет), чиновники пока не определились.

Как рассказал «ДС» замдиректора департамента земельных ресурсов КГГА Юрий Кулаковский, столичные предприятия начали массово бурить скважины еще в 1986 г., после аварии на Чернобыльской АЭС, когда стоял вопрос, можно ли будет вообще пользоваться водой «Киевводоканала». «Сейчас ясно, что ничего страшного с водой не произошло, так что предприятия вполне могут пользоваться услугами  этой компании», — заявил Кулаковский.

На начало 2016 г., по информации Интерактивной карты участков недр, использовать недра для разработки скважин или добычи воды имели право около 100 крупных столичных предприятий. Среди них —ГП «Антонов», ГП «Национальный дворец искусств «Украина», КП «Международный аэропорт «Киев», завод «Оболонь», фармацевтическая фирма «Дарница», Киевский маргариновый завод, Банкнотно-монетный двор Национального банка Украины и др.

Всего в прошлом году в столичный бюджет поступило 42 млн грн. оплаты за использование воды из скважин, а за первые пять месяцев 2016 г. казна получила вдвое меньше планового показателя — только 18 млн грн.

Если предприятия заставят пользоваться услугами «Киевводоканала», эти суммы вырастут в сотни раз. К примеру, получив разрешение на добычу, «Рошен» сможет добывать до 800 кубов воды в день, что будет стоить ему 32 тыс. грн. в год. Львиная доля этой суммы попадет в госбюджет, а киевская казна получит только 12 тыс. грн., то есть 1 тыс. грн. в месяц. «Если бы «Рошен» в день использовал только 300 кубов воды, но платил за нее «Киевводоканалу», это обошлось бы компании примерно в 1 млн грн. в год», — подсчитал замглавы комиссии по вопросам ЖКХ и ТЭК Святослав Кутняк. 


Представители и «Рошена», и «Феофании» уверяют, что им не подходит хлорированная вода «Киевводоканала». Первые кивают на технологии производства конфет, вторые — на низкое качество воды, необходимой для утоления жажды пациентов. К последнему аргументу в комиссии Киеврады отнеслись весьма скептически: действительно, сложно поверить, что посетители больницы «Феофания» запивают таблетки водой из-под крана. Впрочем, пока столичные депутаты будут решать судьбу скважин «Рошена» и «Феофании», этим учреждениям все-таки придется пользоваться обычным водопроводом.  

«Всего в городе зарегистрировано 695 скважин для добычи воды. Это косвенные данные «Киевводоканала», которые мы имеем, так как даже те предприятия, которые пользуются водой из скважин, сбрасывают ее в канализационные сети компании. Из этого количества около 100 скважин находятся у крупных владельцев, остальные — у мелких, таких как, например, автомойки и небольшие предприятия», — рассказал «ДС» гендиректор ПАО «АК «Киевводоканал» Дмитрий Новицкий. По его словам, основная опасность, которую представляет повальное бурение скважин, — высокая вероятность загрязнения подземных вод, ведь обслуживание скважин требует внимания и финансовых вложений. Загрязненная вода может быть опасной для населения. Так, в конце 2015 г. в микрорайоне Бортничи было зафиксировано 64 случая заболевания острой кишечной инфекцией из-за зараженной воды. Причиной этого было загрязнение артезианских скважин. Благо система водоснабжения Бортничей является локальной, не связанной со всей системой централизованного водоснабжения Киева.

«Чтобы контролировать ситуацию, необходимо ужесточить процессы выдачи разрешений на бурение и использование скважин, а также контролировать закрытие скважин, если собственники не продлевают разрешения. Тампонаж (т. е. закрытие) скважины — это дорогостоящая процедура, которая обходится в 50–70% от стоимости бурения (примерно 400–700 тыс. грн. — «ДС»). Мелкое предприятие, которое добывало воду, а потом закрылось, вполне может бросить скважину открытой. В этом случае появляется большой риск попадания в нее вредных веществ», — добавил Новицкий.

Предприятия Киева вряд ли обрадуются грядущим новациям. Президент ассоциации «Киев» Виталий Майко заявил «ДС», что требование получать разрешения и платить за использование скважин и без того вызывает возмущение. «Скважины используются заводами много лет и являются их собственностью. Требование получать разрешения на их использование, да еще и за немалую плату — это коррупция и метод наживы», — заявил Майко. По его словам, дополнительная финансовая нагрузка на предприятия только усилит их тяжелое положение во время кризиса.

Виктор Мороз, адвокат, управляющий партнёр АО «Suprema Lex»

Безусловно, отказ Киеврады в предоставлении разрешений может быть обжалован в судебном порядке. Основанием для этого может быть отсутствие в действующем законодательстве Украины такой причины для отказа в выдаче разрешений на недропользование как низкая плата в городской бюджет, предвзятое отношение местной власти к предприятиям-заявителям, которым отказали. Ведь законными причинами отказа в разрешении на недропользование могут быть только подача заявителем документов не в полном объеме, выявление в поданных документах недостоверных данных или несоответствие документов требованиям.