Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Русский мир по-львовски. Почему галичане Москву полюбили, а потом передумали

Суббота, 25 Августа 2018, 14:00
В глазах обывателей Российская империя рисовалась Страной обетованной и раем на земле. Эту же технологию ипользовали уже в наше время в Крыму и на Донбассе

Нелюбовь "западенцев" к русским давно стала притчей во языцех, а также темой множества анекдотов. Хотя в последних объектом самоиронии и насмешки является "вуйко", но "москаль" в конце все равно погибает.

Как и любые штампы, это не имеет ничего общего с реальностью. В целом же отношение "вуйка" к русским зависит исключительно от обстоятельств. Если россиянин гость или турист: "Ласкаво просимо!" и "Нехай щастить!". А вот ежели "москаль" приперся с высокомерно-снисходительными поучениями "старшего брата" или вообще с оружием в руках, то: "Нех*й шастать!"...

Но всего полтора столетия назад по уровню пророссийских настроений Галичина вполне могла конкурировать с сегодняшним Донбассом. "Тюрьмой народов" называли не только царскую Россию, но и Австро-Венгрию. Так уж сложилось, что самым угнетенным народом в империи Габсбургов были русины-украинцы, оказавшиеся на своей земле под двойным гнетом - австрийским и польским. В управлении Галичиной Вена сделала ставку на поляков, бывших, по сути, безраздельными хозяевами края. Во главе "польской партии" Галичины стоял род Голуховских

Самым видающимся представителем этого семейства был Агенор Ромуальд Голуховский (1812-1875), занимавший ряд важных правительственных должностей в империи. В 1849-м он даже стал цисарским наместником всей Галичины - вторым человеком после императора Франца-Иосифа. Эту должность Голуховский занимал трижды: в 1849-1859, 1866-1868 и 1871-1875 годах. Также он был министром внутренних дел империи (1859-1861) и сенатором.

Агенор Голуховский - своеобразный "крестный отец" москвофилов

На посту губернатора Галичины Агенор Голуховский активно продвигал польские интересы и проводил жесткую антиукраинскую политику. В частности, наместнику удалось убедить императора в нецелесообразности разделения Галичины на два отдельных коронных края - польский (с центрами Люблин и Краков) и украинский (Львов, Станиславов, Тернополь).

Во Львове Голуховский вел затяжную войну с украинскими преподавателями местного университета. Именно Голуховский добился увольнения бывшего члена "Руськой троицы" Якова Головацкого с должности заведующего кафедрой руськой (не путать с "русской") словесности и запретил использовать в школах и гимназиях подготовленные Головацким учебники. Голуховский также попытался перевести украинское письмо на латиницу, но из-за активных протестов, так называемой "азбучной войны", ему пришлось отказаться от этой затеи.

В ходе "азбучной войны" и в ответ на национальный гнет и произвол поляков в Галичине родилось два мощных русинских (украинских) движения "москвофилов" и "народовцев". И первые и вторые вышли из упомянутой выше "Руськой троицы".

Про "народовцев" скажем коротко: из них потом возникнут национальные и националистические партии и организации, "Просвiта", ОУН и т.д. Мы же остановимся на "москвофилах" - т.е. "любящих Москву".

Откуда пошли москвофилы и чего они добивались

Разочарование в возможности реализовать в рамках Австро-Венгерской империи свои национальные права привело к тому, что значительная часть галицкой интеллигенции обратила свои взоры в сторону России. Во главу угла была поставлена вполне здравая мысль об общности исторической судьбы с надднепрянским украинством. К сожалению, отталкиваясь от вполне здравого посыла общеукраинского единства, москвофилы сделали довольно парадоксальные выводы.

Русская пропагандистская открытка "Триединый русский народ" полностью отвечающая мировоззрению москвофилов

Идеология этого движения лежала на "трех китах":

1) Киев - "мать городов руських", исторический и духовный центр руськой общности.

2) После нашествия монголо-татар, сожжения Киева и уничтожения княжеской Руси этот центр переместился в Москву.

3) В связи с захватом Польшей части территории некогда единой Руси значительная часть исконно-русских земель оказались насильственно вырванной из общерусского политико-культурного процесса и остановилась в своем развитии. Соответственно, это "отставание" необходимо преодолеть и безоговорочно и полностью принять "передовую" великорусскую культуру.

В призыве ориентироваться на Россию москвофилы часто вспоминали заступничество Москвы перед поляками за православных христиан-русинов (украинцев). Вспоминали и поход союзной украино-московской армии Хмельницкого-Бутурлина (1655 г) под стены Львова, целью которого, якобы, были "освобождение" и "воссоединение" единоплеменных и единоверных братьев-русинов. Правда, о том, что "освободители" активно грабили униатские (греко-католические) храмы, да и самих русинов-униатов не щадили, москвофилы предпочитали умалчивать.

Идеи москвофилов нашли живейший отклик как среди интеллигенции, в том числе униатского духовенства, так и среди широких масс русинского населения. В начале второй половины XIX века "любящие Москву" стали доминирующей силой в украинской общественной жизни Галичины.

Однако единого мнения о том, каким образом достичь желанного "единения" и "приобщения", у москвофилов не было. Самые радикальные говорили о полном присоединении Галичины к Российской империи. Умеренные мечтали о создании отдельного "руського" государства.

Не было единства и в языковом вопросе. Радикалы жаждали без всяких заморочек полностью перенести на галицкие земли "правильный" русский язык. Другие желали на базе русского и русинского создать новый "правильный" галицко-русский язык и даже смогли создать некое "язычие", - жуткую смесь церковно-славянского, русского, украинского и польского языков.

Одной из первых "структурированных" москвофильской организацией стала образовавшаяся во Львове еще в 1856 году "Галицко-русская колония". Ее возглавил известный историк Денис Зубрицкий. Вскоре москвофилы встали во главе ведущих украинских организаций и учреждений того времени: "Ставропигийского института", "Галицко-Руськой матицы", "Народного дома" во Львове, "Руськой беседы" и т.д.

Москвофильской стала и газета "Зоря Галицкая", провозгласившая своей редакционной политикой девиз: "Сбросить оковы чужие и прибраться, как положено, по-русски".

Главным же рупором москвофилов стала газета "Слово", выходившая дважды в неделю на протяжении 1861-1887 гг. Она опубликовала своеобразный манифест москвофилов: "Мы плохо сделали, что в 1848 году провозгласили себя русинами ... Была лучшая возможность сказать ясно и полякам и Европе, что все попытки ...образовать из нас отдельный народ русинов-униатов остались без успеха, что Русь галицкая, венгерская, киевская, московская, тобольска и т. д. под этнографическим, историческим, языковым, литературным и обрядовым взглядом является идентичной ". И далее: "Мы не можем больше китайской стеной отгораживать себя от наших братьев, отбрасывая... связи, объединяющие нас со всем русским миром. Мы больше не являемся русинами 1848 года; мы - настоящие русские".

Если в первые годы своего существования "Слово" еще публиковало материалы на украинском языке, то позже полностью перешло на "язычие". Любовь к Москве была не безвозмездной - с 1876-го "Слово" получало довольно приличную ежегодную субсидию от российского правительства за "поддержку всего российского и борьбу против украинофильского движения".

Главным же проводником москвофильства в широкие массы стало организованное в 1874 году Иваном Наумовичем "Общество им. Михаила Качковского", занимавшееся просвещением крестьянства. Многие направления деятельности Общества были действительно важными и полезными: обучение методам прогрессивного хозяйствования, азам ветеринарии, медицины, пчеловодства, садоводства и т.д. Под девизом "Молись, учись, трудись, трезвись" общество также боролось против неграмотности и пьянства. Свое название общество получило в честь мецената Михаила Качковского, пожертвовавшего 60 тысяч австрийских гульденов на просвещение народа. На средства последнего была основана и вышеупомянутая газета "Слово".

Ситуация с языком в москвофильской среде на практике выглядела довольно забавной. Несмотря на радикальные антипольские настроения, большинство любителей Москвы общалось по-польски. Причина проста: русинский (украинский) язык они презирали как "свинопастушеский", а русским не владели. В этом ключе москвофилы XIX века ничем не отличались от нынешних адептов "русскости", презрительно именующих украинский язык "дерьмовой" (искаженное сокращение от "державна мова"), "телячьим языком", "быдломовой" и т.д.

Вскоре москвофилы перешли с ориентации на непонятный и расплывчатый "русский народ" на полную и безоговорочную поддержку вполне конкретного царизма. Что неудивительно: русское правительство было основным финансовым донором движения.

Движение щедро финансировали и польские землевладельцы, - наличие крикливых "москвофилов" играло на руку тихому, но системному захвату поляками всей полноты власти в крае. Тот же Голуховский, например, продвигая перед Веной польские интересы в Галичине, постоянно спекулировал на популярности москвофилов. Мол, русинское большинство готово в любой момент броситься в объятия империи Романовых, и только поляки - единственная и надёжная опорой трона Габсбургов. Учитывая, что на тот момент Российская и Австро-Венгерская империи балансировали на грани войны, аргумент был более чем убойным.

Заметим, что умствования москвофильской интеллигенции на тему "общерусского единства", эксперименты с "язычием" и прочие непонятные "холопському розуму" заморочки мало трогали сердца селян. Самым удачным моментом в продвижении идей москвофильства стало позиционирование России как "АнтиАвстрии" и "АнтиПольши". Этому способствовала и планомерная антипольская политика Петербурга.

Случайно или умышленно, но москвофилы задействовали одну из мощнейших технологий политического пиара - "технологию пустоты". Это когда людям ненавязчиво подсовывается "пустой ящик", который каждый потом самостоятельно наполняет милыми его сердцу смыслами. Соответственно, если Россия это "АнтиАвстрия-антиПольша" то с переходом под руку царя все будет "неТак". Так, если в Галичине всевластие польской шляхты и вся земля принадлежит польским магнатам, то с присоединением к России каждый получит свой кусок земли, а польские кровопийцы отправятся к белым медведям в Сибирь. Если "за цисаря" из селян пьют кровь еврейские ростовщики и перекупщики, то "за царя" племени Израилевому укажут на его место. Если под властью Вены украинцы испытывают жесточайший национальный гнет, то под Петербургом никто не посмеет считать русинов людьми второго сорта.

В глазах обывателей Российская империя рисовалась Страной обетованной и раем на земле. Напомним, что именно эта технология с успехом использовалась уже в наше время в Крыму и на Донбассе. Пресловутое "Путин придет - порядок наведет" и не будет больше олигархов, коррупции, бюрократического беспредела и ментовско-судейского произвола... Да и за любовь к России всех озолотят: каждому мужику дадут ящик водки и закусь, а каждой бабе - по трезвому мужику.

Но вернемся в Галичину конца XIX века. Уже к концу 1880-х москвофилы начали постепенно уступать позиции "народовцам", обращавшимся к людям на понятном языке, а не на выдуманном "язычии" и поднимавших актуальные, а не надуманные проблемы. Созданное во Львове в 1868-м Товарищство "Просвита" к концу ХIХ века почти полностью вытеснило упомянутое выше Общество им. Качковского.

Триумф и закат москвофильства

Если в 1850-1870 гг москвофилы полностью и безоговорочно доминировали в русинской/украинской общественной и политической жизни, то на рубеже столетий они отошли на второй план. К началу ХХ века москвофилов поддерживала только треть русинского населения. Что тоже немало - сегодня о таком результате большинство политических партий и не мечтает.

Закат москвофильства во многом сдерживало щедрое финансирование из России. С 1909-го Министерство внутренних дел Российской империи ежегодно перечисляло на нужды "подкарпатских русских" 60 тысяч золотых рублей. Еще 25 тысяч перечисляло Министерство Финансов. Громадные по тем временам деньги. 14 тысяч рублей ежегодной дотации получала и основанная в 1909 году газета радикальных москвофилов "Прикарпатская Русь".

Были и одноразовые выплаты. Например, в 1911-м по распоряжению Петра Столыпина галицкие москвофилы получили 11 тысяч рублей - на покрытие расходов во время парламентских выборов. Кроме госфинансирования по открытым и закрытым статьям бюджета москвофилы получали соизмеримые, и даже большие суммы от частных лиц. По традиции основная часть выделенных денег тут же разворовывалась. В отчете от 14 июня 1913-го российский консул во Львове надворный советник Михаил Сергеевич Верховцев характеризировал галицких радикальных москвофилов как "отвратительных комиссионеров по инсценированию русского движения в Галиции".

Начало Первой мировой войны стало триумфом галицких москвофилов. Перефразируя Вождя Мирового Пролетариата: "Приход на галицкие земли Русского царя, о необходимости которого все время талдычили москвофилы, свершился! Ура, товарищи!!!"

Журнал "Искры" (#34, 1914 г.) сообщал: "Русские войска победоносно вторглись в пределы Галиции и теснят врага в землях, еще Владимиром Святым присоединенных к Киевской Руси,... Русские воины снова вступили на ту русскую землю у подножия Карпат, которую они оставили в 1349 году, истощив силы в неравном споре с Польшей и Литвой. То, о чем грезили целые поколения русских людей что, год назад показалось бы сказкой, сном - наяву свершается на наших глазах. (...) Из многолетнего плена возвращаются родные исконные русские земли; коронная земля Австрийской монархии становится русской губернией".

Торжество адептов москвофильства оказалось недолгим. Уже в сентябре 1914-го на захваченных Россией территориях было создано Галицийское генерал-губернаторство, в состав которого вошли Львовская и Тернопольские губернии. Позже к ним присоединились Перемышльская и Черновицкая губернии.

Лидеры москвофилов ожидали, что их, как знающих местную специфику, тут же поставят если не у руля, то, как минимум, рядом. Но не тут то было! В России и без "подцисарских" приблуд хватало желающих порулить. Местным любителям Москвы оставили только борьбу с "мазепинцами".

Долгожданный приход России стал разочарованием и для сторонников москвофильских идей среди "простолюдинов". Вопреки ожиданиям новые власти не стали "щучить ляхов" и, тем более, делить земли поляков-землевладельцев. Петербург, да еще и в военное время, вовсе не пылал желанием ссориться ни с польским населением Галичины (а это треть жителей), ни с польскими подданными "срединной Росси", ни с поляками входящего в Империю Царства Польского.

С национальным вопросом вышло еще "радостнее". Все, что "за цисаря" считалось произволом и гнетом, вдруг оказалось разгулом демократии и либерализма. Кроме того, вызванный войной и оккупацией разрыв традиционных экономических связей тут же привел к кризису. Российские же чиновники исправить ситуацию не только не могли, но и не очень то и хотели. Список "негараздiв" можно продолжить, но хватит и этого.

Можно только представить шок москвофильных газд, когда вместо манящей и прекрасной "Земли Обетованной" в их дома ворвался пресловутый русский мир.

Крушение "русской мечты"

Смерть галицкого москвофильства российские пропагандисты и сегодня связывают исключительно с репрессиями, развернутыми против москвофилов цисарским правительством. Кому интересны подробности - наберите в поисковике "Талергоф".

Лагерь "Талергоф"В качестве примера приедем только одну публикацию"Они были гражданами Австро-Венгрии, и с началом Первой мировой всех местных русофилов записали в предатели. Аресты были массовыми, тюрем не хватало, крепость-концлагерь Терезин в Чехии переполнилась моментально. И власти сделали для русинов концлагерь Талергоф - чисто поле под городом Грац оградили колючей проволокой. "До зимы 1915 г. в Талергофе не было бараков, - писал знаменитый узник концлагеря историк и писатель Василий Ваврик. - Люди лежали на земле под открытым небом в дождь и мороз. Счастливы были те, кто имел над собою полотно, а под собою клок соломы". Потом построили бараки, в каждом ютилось по 300 человек. Из-за голода, холода, скученности и грязи начались эпидемии, от которых умерло несколько тысяч человек (...)Неслучайно геноцид русинов называют Галицкой голгофой".

Сегодня российские пропагандисты говорят о 60-80 тысячах любителях русского мира, якобы замученных злобными австрияками. Но цисарская статистика, собранная со всей немецкой дотошностью, свидетельствует о том, что к концу 1914-го в Талергофе насчитывалось около 8 тысяч заключенных, а по со состоянию на ноябрь 1916-го - 2 717 человек, из них 76% крестьяне, 7% греко-католические священники. С полной уверенностью можно говорить, что Талергофе погибло 1 767 людей. Большая часть из них умерли от болезней и истощения. В целом же в результате цисарских репрессий погибли 3-5 тысяч москвофилов и их сторонников (в эту цифру входят, как казненные, так и умершие в тюрьмах и лагерях).

Для сравнения: 24 июня 1941-го только в тюрьмах Львова и Золочева расстреляли 2072 человек, а до 28 июня - еще 2068 людей. Итого 4140 казненных всего за 4 дня. Но, говоря об этом, никто в России не употребляет понятие "геноцид".

Лицемерно стеная об жертвах Талергофа адепты русского мира очень не любят вспоминать о причинах эти репрессии. Следует напомнить, что за месяц-полтора до начала войны, когда выстрелы еще не прогремели, но в воздухе ощутимо пахло порохом, большинство лидеров москвофилов предусмотрительно перебрались в Россию. Шестого августа 1914-го Вена объявляет России войну и уже 11 августа лидеры галицких москвофилов организовывают в Киеве "Карпато-Русский Освободительный Комитет" (К.Р.О.К.). Последний тут же принимает обращение к русинам Галиции- им предлагалось встать на сторону Российской империи, встречать русскую армию церковными процессиями, а тем, кто служит в армии цисаря, предлагалось повернуть оружие против австрияк.

Справочник для русских офицеров, подготовленный К.Р.О.К.

За русские деньги К.Р.О.К. также возобновил издание газеты "Прикарпатская Русь". В ее втором выпуске глава Комитета Юрий Яворский, в частности, писал: "И пробил великий, святой час. Над селами, повитыми извечной тьмою и тоской, гребнями Карпат вдруг, по чудотворному мановению Судьбы, забрезжило, просияло воскресной зарею долгожданное утро золотое. И, злобно шипя, разступается могильный мрак, исчезают зловещие тени неволи, распадаются ржавые, едкие цепи. Вместо диких криков палачей и унылого рабьего стона, поднимается к просиявшему небу победный всерусский гимн и горячая воскресная молитва возстающего из многовекового гроба народа. Радостно и доверчиво раскрываются на встречу освободителю-брату раскованные братские обьятия, восторженно и умиленно раскрывается ему на встречу благодарное сердце народное."

Выслуживаясь перед русскими хозяевами лидеры москвофилов своими руками подставили рядовых членов и активистов под абсолютно прогнозированный ответный удар.

Первый номер возрожденной газеты Прикарпатская Русь" с приветствием Николая II

Поставим себя на место австрийских чиновников. Есть большая, разветвленная и довольно влиятельная структура. Есть война. Есть открытый призыв руководителей вышеупомянутой структуры всячески поддерживать врага. Ваши действия? Закрывать глаза на активно действующую "пятую колону" для Вены было самоубийственно. Члены К.Р.О.К.а не могли этого не понимать. Впрочем, как и их русские кураторы. Но одним хотелось выслужится, а другим - отправить руководству победные реляции. И тем и другим было одинаково наплевать на жертвы среди доверчивых последователей. 

Говорить о том, что крах москвофильских настроений на Галичине - результат репрессий, было бы смешно. В сравнении с последующими советскими репрессиями все "зверства австрийцев"- возня дошкольников в песочнице. Странно получается: вся репрессивная мощь НКВД-КГБ на протяжении десятилетий так и не смогла вытравить националистический дух Галичины, а любовь галичан к России, получается, всего за 4 года уничтожила австрийская пародия на террор? Что же тогда это за "любовь"?

Причина краха москвофильства в другом и пресловутый Талергоф не имеет к этому ни малейшего отношения. Десятилетиями галицкие селяне видели в далекой России Землю Обетованную и ждали, что с явлением Московского Царя-мессии в Галичину придёт золотой век. Но москвофильская "Россия Мечты" и пришедшая на армейских штыках Реальная Россия оказались совсем разными странами.

Галицкое москвофильство уничтожили не репрессии австряк, а тесное знакомство галичан с русским миромНе исключено, что в сегоднешней Москве прекрасно понимают реальные причины "демосквофилизации" Галичины и, похоже, пытаются избежать ошибки прошлого уже на Донбассе. Правда, довольно своеобразно.

Многие из местных жителей, поддерживавших оккупацию Донбасса, искренне считали, что на "ЛДНР" тут же прольется "золотой дождь", а Путин быстренько порешает все их проблемы. Оккупационные власти, прекрасно понимающие, что этого никогда не будет и вскоре грядет разочарование, придумали выход. Ветераны, принимавшие участие в самых кровопролитных боях 2014-го, часто вспоминают абсурдные атаки "ополченцев", когда те в полный рост, не пригибаясь, наступали на позиции ВСУ, прямо под пулеметы.

Никакого военного смысла эти атаки не несли: наступать в полный рост по голой степи на хорошо окопавшегося противника - извращённая форма самоубийства. И именно это массовое самоубийство "ополченцев" было главной целью русских командиров: чем больше "героев" останется в степи - тем лучше. Прекрасно понимая, что телевизионная "Путинская Россия Мечты" вскоре "превратится в тыкву", российские оккупанты старались, чтобы между жителями ОРДЛО и остальной Украиной пролегла максимально глубокая река крови. Однако сегодня многие из тех, кто размахивал триколорами и орал "Путин, приди!", с ужасом оглядываются вокруг и пока еще невнятно бормочут: "Мы не того хотели..."

Разочаровались в "доброй России" и бежавшие от войны на территорию страны-агрессора, на своей шкуре испытавшие всё "радушие" и "гостеприимство" русского народа. Исходя из опыта "демосквофилизации" Галичины смело можно прогнозировать, что после освобождения оккупированных территорий и правильно проведенной контрпропаганды, по уровню "русофобии" Донбасс вполне сможет конкурировать с "западенцами"...

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество