Общество

Зачем Кремль атакует Вселенского патриарха

В своем соперничестве с Фанаром Москва предполагает заручиться поддержкой Афона и именно там, судя по всему, видит новый центр мирового православия — этакий «православный Ватикан»

Фото: soborjane.ru

В своем традиционном послании Верховой Раде президент Петр Порошенко подтвердил намерение добиваться для украинской православной церкви автокефального статуса. Также он отметил, что церковный вопрос на фоне войны становится вопросом государственной безопасности, поскольку церковь и верующие оказываются объектом манипуляций со стороны врага.

То, что церковный вопрос в наших постмиперских условиях — вопрос национальной безопасности, не новость. Об этом говорили задолго до войны. Но и только. Никаких практических методов решения проблемы — методов, которые согласовывались бы одновременно и с реалиями, и с правовыми нормами, — ни президент, ни правительство до сих пор не представили. И возможно, поэтому есть основания думать, что никакой "дорожной карты" на сей счет просто нет. Или, еще интереснее, что выйти из создавшегося положения достаточно быстро и эффективно, не заработав при этом пару некрасивых пятен на репутации, просто невозможно.

Самый простой путь — и уже хоженый — переложить ответственность на Вселенского патриарха. Который "должен что-то сделать". Ну хоть что-то. Что именно — вот вопрос. На бумаге автокефалия украинской церкви выглядит органично — тут нет смысла спорить с президентом, апеллирующим к традициям, канонам и историческим прецедентам. Но есть ряд трудностей, о которых говорено-переговорено и которые, увы, так никуда и не делись. В Украине есть три православные церкви, одна из которых — каноничная, то есть присутствует на этой территории согласно всем законам, принятым в православии. Ей не нужна автокефалия, и, конечно, она не примет ее от Вселенского патриарха. Есть альтернатива — УПЦ КП. И можно было бы признать ее, но это не согласуется с канонами, поскольку на одной территории может быть только одна церковь. Это отнюдь не безвыходное положение — есть разные возможности. Но они, к сожалению, не предлагают немедленного решения проблемы.

Зачем Кравчук и Ющенко ездили на Фанар

Судя по всему, одна из таких возможностей рассматривается в данное время. По крайней мере визит двух экс-президентов Украины на Фанар для встречи со Вселенским патриархом убеждает в том, что переговоры ведутся. Кстати, любопытно, как проявляется легендарная украинская "многовекторность" в использовании президентов в качестве переговорщиков: Кучма говорит с Москвой, а Кравчук и Ющенко — с Фанаром. Все при деле. Никаких официальных отчетов визитеры пока не представили, отчего с московской стороны был сделан злорадный (и, будем надеяться, поспешный) вывод, что переговоры провалились. Предметом же переговоров было открытие представительства Вселенского патриархата в Украине. Источники сообщают, что патриарх — в лучших греческих традициях — не ответил ни да, ни нет, но дал понять, что личное обращение действующего президента помогло бы сдвинуть дело с места.

Не то чтобы патриарх Варфоломей не мог решительно ничего сделать в Украине и для Украины. Сейчас, после успешно проведенного Всеправославного собора, он может себе позволить больше, чем всегда. Но и меньше, чем всегда, тоже. Потому что Москва, потерпевшая поражение в соборной игре, жаждет реванша. И, судя по некоторым нервным жестам с той стороны, там чего-то сильно опасаются. И знают, чего именно.

Можно предположить, что Вселенского патриарха в лучших соборных традициях ставят перед лицом раскола в мировом православии. В этом нет ничего ни странного, ни нового. Не один собор в истории православной церкви заканчивался именно так — "выходом из общения". В нынешнем "расколе" вполне можно будет обвинить Вселенского патриарха. Для утонувшей в медиа-мифах публики этого будет вполне достаточно, потому что логика этого мифа именно такова: "обвинен — значит виновен". Правдой оказывается то, во что реципиенту удобно или приятно верить. На этой логике основаны все успехи гибридной войны.

Как Варфоломея привязывали к Гюлену

Кстати, как это работает, мы могли увидеть на примере совсем свежей попытки оскандалить Вселенского патриарха. Дело нешуточное: устами якобы Артура Хьюза (в 1991—1994 гг. был американским послом в Йемене, а затем работал в Госдепе США) в формате газетной статьи утверждалось, что патриарх Варфоломей связан с ЦРУ и одновременно с предполагаемым лидером военного переворота в Турции Фетхуллахом Гюленом. Статья была опубликована в одном из видных проправительственных изданий Турции. На фоне охоты на ведьм, охватившей Турцию после провала переворота, обвинение выглядит едва ли не приговором. К счастью, элементарная проверка, сделанная журналистами другого турецкого издания, быстро разоблачила фальшивку. Они обнаружили, что впервые статья появилась вовсе не в известном проправительственном издании, а на российском ресурсе Oriental Review. Журналисты связались также с Артуром Хьюзом и выяснили, что ничего подобного он не писал, о чем уже поставил в известность главреда Oriental Review Андрея Фомина.

Тем не менее информация мелькнула — пускай потом и была опровергнута. Один из довольно простых способов информационной манипуляции: "ложечки нашлись, но осадок остался". Вряд ли авторы подлога надеялись, что патриарх Варфоломей немедленно подвергнется на родине репрессиям, как агент Запада или даже лично Гюлена. Хотя в приступе постпутчевой паранойи все может быть. Но цель заключалась, скорее всего, в том, чтобы сформировать у публики стойкую ассоциацию фигуры патриарха Варфоломея со зловещими силами Запада в лице ЦРУ и "путчистом"  Гюленом. Подлоги разоблачаются, но общественное мнение, питающееся мифами, всегда уверено в том, что дыма без огня не бывает. Особенно когда речь идет об инородцах и иноверцах.

Впрочем, тут манипуляторы могли и просчитаться. Имперская идеология, обуявшая последнее время турков, в отличие от националистической, терпима к религиозному разнообразию. Более того, она использует это разнообразие в своих политических целях. Патриарх Варфоломей — солидный аргумент в политическом диалоге Анкары с Москвой. Особенно в свете успешно проведенного Всеправославного собора, продемонстрировавшего вес патриарха в мировом православии. И нервные попытки российских политтехнологов скомпрометировать Варфоломея в глазах президента и общества Турции говорят о том, что в Москве это понимают.

Но каковы бы ни были сиюминутные выгоды турецкого правительства, не оно, а общественное мнение — истинная цель манипуляторов. А часть турецкой публики очень хочет верить в то, что патриарх, представляющий греческую общину, еще недавно дискриминированную, виноват и вообще — враг. Удобно верить в то, что греческие погромы в Стамбуле были не погромами, а войной. Поэтому манипуляция с подметной статьей не пропадет втуне, сколько бы опровержений на нее не пришло.

Что Сурков делал на Афоне

Еще одну любопытную деталь нынешнего православного пазла раскрыли на днях в своей публикации британские коллеги. Согласно расследованию журнала Time в поездке на Афон в числе прочих Путина сопровождал главный идеолог "Крымнаша" и "Новороссии" Владислав Сурков. Как будто ничего особенного, в российском политическом истеблишменте это просто модно — ездить на Афон. Но, во-первых, Сурков, если и модник, то Афон — не его стиль. А во-вторых, он находится под персональными санкциями, что исключает возможность свободно передвигаться по территории ЕС с Грецией включительно. Тем не менее он отправился в это путешествие, рискуя нарваться на скандал. Возможно, он просто не хотел выпадать из путинской свиты. Но и тогда это означает, что поездка на Афон была не проходным визитом. Во всяком случае, главспец по гибридной войне по какой-то причине не мог его пропустить. Кремль, разумеется, отрицает участие Суркова в этой поездке. Но его подтверждают очевидцы, опрошенные журналистами Time.

Российские олигархи и Кремль отнюдь не напрасно закачивают деньги и политический капитал в Афон. И совсем не напрасно на Святой Горе, как выразился один из известных афонских старцев, "стало слишком много русских", которые (как вот Сурков), по выражению того же старца, "интересуются не спасением души, а вообще духовностью". "Духовность вообще", как нам хорошо известно, здорово стреляет.

В православном мире после Всеправославного собора намечается очередной передел сфер влияния. Все, что происходит вокруг основных фигур, вопросов и центров мирового православия должно рассматриваться именно с этой точки зрения. И украинский вопрос — только часть глобальной игры.

В своем соперничестве с Фанаром Москва предполагает заручиться поддержкой Афона и именно там, судя по всему, видит новый центр мирового православия — этакий "православный Ватикан". И в этом есть смысл. Потому что авторитет Афона и его старцев, источника монашеской традиции, в православном мире очень высок.

И очень архаичен, можно добавить. Но как раз эта архаика — просто находка для тех, кто основывает свою войну на манипуляциях и мифах. Тут любому трезвому суждению можно противопоставить мистическую духовность — и выиграть. Любую ясную и логичную стратегию побить сюжетом — вечным, а значит, верным. В этой игре Восток заведомо сильнее Запада — и тут он играет на своей территории, по своим правилам. Возможно, еще и поэтому фигура патриарха Варфоломея всеми силами роспропаганды выталкивается на Запад.