Мир

"Грифоном" по "Армате". Пентагону предложили танковый "гибрид"

Речь идет о возрождении и переосмыслении идеи пехотного танка, популярной в тридцатых годах прошлого века. Боевые машины, создававшиеся согласно этой концепции, должны были быть чем-то вроде передвижных дотов - тихоходные, но хорошо бронированные и вооруженные

Образец российского танка "Армата" на параде в Москве. Фото: oborona.ru

Работу пропаганды можно оценить по тому, как она преподносит новейшие образцы вооружений. Помните реки пафоса, которые изливали российские СМИ, представляя очередную грозу Европы -"Армату"? Все эти эпитеты - "лучший в мире" (с умолчанием параметров), "не имеющий аналогов" (о вскрывшемся плагиате не будем), "малоуязвимый" (как об этом судить по нескольким образцам?). О том, что производящий "Армату" "Уралвагонзавод" - фактический банкрот, неспособный обеспечить крупносерийный выпуск новинки, упоминать вообще запрещено законами жанра.

Американцы столь топорной работы себе не позволяют, предпочитая пиар. Возьмем для примера недавнюю презентацию боевой машины "Griffin" ("Грифон") компании General Dynamics (GD), прошедшую в рамках выставки AUSA-2016. Презентацию весьма скромную, и даже, в каком-то смысле уничижительную.

Griffin на выставке AUSA-2016

Выглядит как танк; оснащен гусеничным шасси, как танк; вооружен, как танк. Но - не называйте это танком, предупреждают представители фирмы. Просто потому, что, несмотря на все эти подобия, Griffin - всего лишь демонстратор технологий. В автомобильном мире его могли бы назвать концептом, хотя это название тоже не вполне точно. Все-таки концепт - это нечто цельное и внутренне непротиворечивое. А главное - это концентрат будущего, каким его представляет команда разработчиков, от маркетологов и дизайнеров до инженеров и материаловедов.

Так вот, это не про Griffin. Он напоминает конструктор - и таковым, в сущности, является (о чем честно и прямо говорят в General Dynamics). Цель этого проекта - демонстрация существующих технологий, которые можно быстро использовать в пентагоновской программе Mobile Protected Firepower (буквально - "Мобильная защищенная огневая мощь", по сути - бронированная машина огневой поддержки). На самом деле, речь о возрождении и переосмыслении идеи пехотного танка, популярной в тридцатых годах прошлого века. Боевые машины создававшиеся согласно этой концепции, должны были быть чем-то вроде передвижных дотов - тихоходные, но хорошо бронированные и вооруженные, они обеспечивали пехоте дополнительную огневую мощь - в том числе при штурме укреплений и прорыве линий обороны. Нынешняя пехота высокомобильна, поэтому акценты расставлены иначе.

Как - становится ясно из августовского брифинга, который Минобороны США в провело в Форт Беннинге для представителей 59 оружейных компаний. Конкурс не был объявлен, но Пентагон поощряет частные компании к разработкам в инициативном порядке. В таких случаях контракты на понравившиеся военным образцы нередко проходят по упрощенной процедуре. Собственно, ежегодная выставка AUSA (Association of the U.S. Army) является одной из площадок для такого рода смотрин.

Так вот, MPF должна быть легкой и достаточно шустрой, чтобы сопровождать пехоту там, куда основной боевой танк США M1 Abrams не заберется или окажется бесполезен: в густые джунгли и узкие улочки, в горы и через ветхие мосты в странах третьего мира. В то же время, ее бронирование должно быть достаточным, чтобы защищать от осколков и крупнокалиберных пуль, а вооружение - обеспечивать поражение любых целей от бункера до танка. В общем, большая пушка на подвижном шасси высокой проходимости, причем достаточно легком для переброски по воздуху.

Пентагон носится с этой идеей двадцать лет, и нынешняя попытка получить желаемое - уже четвертая. Первая - авиадесантный танк М-8 - была срезана ввиду сокращения ассигнований. Вторая - семейство колесных машин Stryker производства GD - пошла в войска, но эксплуатация в боевых условиях принесла множество разочарований. Третья - легкий танк, который совместно разрабатывали General Dynamcs и британская BAE Systems в рамках программы Future Combat Systems, был в 2009-м зарезан вместе с самой FCS, сожравшей, в общей сложности, полтора миллиарда долларов, но так и не заработавшей как единый комплекс.

Собственно, это дает ответ на вопрос, почему GD так оперативно продемонстрировала свою очередную новинку: у компании хороший задел. К слову, разработка этого прототипа заняла всего пять месяцев (от августа до октября определенно меньше, но встреча в Форт Беннинге была, разумеется, не единственной в своем роде).

На выходе получилась 28-тонная - вдвое легче, чем "Abrams", также детище GD - машина, электроника которой позаимствована у последней модификации танка. Можно встретить утверждение, что башня - тоже от "Абрамса". Но использование стандартной башни на "Гриффине", со всей очевидностью, невозможно: она слишком тяжела (от 18 до 22 тонн, в зависимости от модификации), поэтому речь, вероятно, о геометрии, размерности и рассадке экипажа.

В башне размещено легкое 120-мм орудие, разработанное для FCS, и все это установлено на шасси британской разведывательной бронемашины Ajax, которую также производит GD. Таким образом, Griffin - это гибрид, получившийся в результате скрещивания трех совершенно различных программ. Здесь, к слову, стоит обратить внимание на подход к деньгам, который продемонстрировал в ходе презентации образца директор отдела развития компании Майк Пек. В частности, именно такая конфигурация оказалась итогом стремления предоставить инвесторам дополнительные бонусы за уже потраченные деньги (общая сумма инвестиций на все три программы составила $1,5 млрд, разработка орудия в рамках FCS обошлась в $100 млн). Кроме того, уже готовая башня, к примеру, позволяет сэкономить не только на разработке и производстве, но и на подготовке экипажей. Аналогично, шасси давно уже отработано и испытано.

В то же время, компания не намерена продавать Griffin. Смысл разработки - представить военным набор решений, которые могут лечь в основу собственно концепта MPF - ожидается, что его покажут уже в следующем году. То есть, сейчас Пентагону предлагают лишь определиться, насколько демонстратор соответствует его пожеланиям с тем, чтобы одобренное использовать в дальнейшей работе.

Впрочем, уже сейчас ясно, что даже 28-тонный танк, хоть и подходит для перебросок самолетом, не годится для парашютного десантирования: для имеющихся систем "потолком" являют 18 тонн, хотя выброска и 15-тонных танков - старичков типа Sheridan - была сопряжена с большими трудностями. Так что Griffin заведомо не соответствует по меньшей мере одному критерию.

В то же время, обитаемая башня в перспективной технике по нынешним временам восприниамется как анахронизм. Однако автомат заряжания для Abrams существует только в экспериментальных образцах и в серию не запускался.

Орудие - это, кстати, XM360, которое после закрытия программы FCS попытались пристроить все на тот же "Абрамс", действительно, получилось весьма серьезное. К слову, оно может стрелять и ракетами, и высокоточными боеприпасами вне прямой видимости цели. Однако разработка этого орудия опять же не является прорывом - скорее попыткой компенсировать наметившееся технологическое отставание от европейцев - французов и немцев (орудия GIAT CN-120-26, которые ставятся на танки Leclerc и Rh 120 L/55 на Leopard 2A6 имеют схожие характеристики). В тонусе американцам приходится держаться и потому, что для "Арматы" было разработано сразу два высокоэффективных орудия - 125-мм 2A82 и 152-мм 2A83.


Но в целом приходится отметить: делать сенсацию из "нетанка" от General Dynamics бессмысленно. Ведь у него нет ни малейшего шанса пойти в серию. Но оцените подачу.