Мир

Вторичные признаки. Лукашенко пугает Путина своим "комсомолом в вышиванках"

Зачем Бацька примеряет имидж националиста

Фото: censoru.net

В конце минувшей недели несменяемый более 20 лет глава Республики Беларусь разразился неожиданной тирадой по поводу важности для нации ее языка и культуры. В то же время он упрекнул некие таинственные силы, рассмотревшие в стране проблески национализма и желание постепенного дистанцирования местного режима от России.

Это произошло во время встречи фактического руководителя государства с депутатами Палаты представителей и членами Совета Республики Национального собрания 5-го и 6-го созывов. Для тех, кто нерегулярно следит за событиями в Беларуси, спич действительно мог выглядеть как сенсация и свидетельство грядущих изменений во внутренней и внешней политике РБ:

"Некоторые доморощенные у нас, в Беларуси, и особенно на Востоке, начинают нас упрекать в излишней белорусскости. Что за глупость? Мы - нация, а у каждой нации есть свои признаки. И главное - помимо территориальной целостности и суверенности - это язык. Почему мы должны отказаться от белорусского языка?"

Да, это говорит человек, который в 1994 году пришел к власти, противопоставляя себя белорусским национальным движениям, добившимся в 1991-м обретения независимости, возвращения национальной символики, соответствующего изменения образовательных программ и принятия стратегии развития белорусского языка. Все достижения белорусских националистов были отметены после проведения в 1995 году незаконного референдума о признании русского языка вторым государственным, замены белорусских герба и флага на симулякры бээсесеровских. Фактически, тогда это отменяло политику белоруссизации.

"Белорусский язык - бедный язык, - говорил тогда, агитируя население проголосовать так, как ему было нужно, Лукашенко. - На белорусском не скажешь ничего великого, на белорусском говорят только те, кто только и может, что говорить на белорусском".

Затем были вхождения во все союзы с Россией: от ОДКБ до Таможенного и Евразийского.

И вот теперь такой финт ушами...

Между тем, за нынешним упоминанием "некоторых на Востоке", совсем несложно догадаться, что речь о многочисленных публикациях в российских СМИ, где, с привлечением "экспертов", Лукашенко обвиняется едва ли не в предательстве, содержатся тезисы о поднятии голов "белорусскими бандеровцами", дескать, белорусская власть этому способствует.

Однако в реальности ни о каких сколь бы то ни было существенных изменениях в плане поворота власти к реальной белоруссизации говорить не приходится. Собственно, Александр Лукашенко здесь верен себе, своему базовому принципу реанимации Советского Союза в отдельно взятой республике: белорусскому языку в Республике Беларусь отведено примерно такое же место, как в БССР. Более того, это он практически открытым текстом подтвердил в последнем выступлении своим пассажем на тему белорусскости, сравнив белорусов с чукчами и приведя в качестве примера положение языков нацменьшинств в РФ: "Никто не выбрасывает своё национальное. Нигде мы в России не слышали, что чукчи, якуты и прочие не должны развивать свои традиции и свой язык".

Члены провластной молодежной организации БРСМ выходят на госпраздники в вышиванках? Так вышитые рубахи и в советские времена не были под запретом, наоборот, использовались как этакий фестивальный элемент. Можно говорить только о смягчении антинациональной риторики, о чисто картинных реверансах в сторону национального (далеко не впервые, и обычно в периоды каких-то трений с Кремлём) - однако никак не об изменениях по существу.

Делопроизводство по-прежнему ведется на русском языке, никаких стимулов для изучения белорусского языка на государственном уровне не введено, сам Лукашенко как не говорил, так и не разговаривает на родном языке. Обещание увеличить количество часов для изучения белорусского языка в общеобразовательной школе с 2 до 3 часов? Смешно.

Что же до черносотенных публикаций, то пока кампания (если она есть) носит достаточно локальный характер. В основном, подобные публикации временно можно считать лишь индикатором имперских настроений, характерных для нынешнего российского общества. Хватает там журналистов, политологов, аналитиков, которые даже в том, что белорусские власти не препятствуют работе курсов белорусского языка и не дают теперь "сутки" за бело-красно-белые национальные флаги, узрели антироссийскую направленность. И даже в том, что надписи на новых белорусских деньгах сделаны по-белорусски (хотя они и на старых купюрах тоже).

Сегодня, как и прежде, белорусским режимом движет инстинкт самосохранения. Политика Лукашенко кардинально не изменилась за последние годы. Сегодня перед Беларусью стоят две реальные угрозы: внешняя исходит из Кремля, внутренняя - от не реформированной экономики. За последние год-два белорусские власти не сделали ни одного реального шага по решению хотя бы одной проблемы.

Очередная оттепель в отношениях с Евросоюзом вызвана отсутствием денег в казне: в 2017 году правительству придется погашать 3,2 млрд долларов внешнего долга, который вместе с его обслуживанием и внутренним долгом составит порядка 5 млрд долларов - эта сумма сопоставима с золотовалютными резервами страны. Но расчёты Лукашенко на легкий кредит МВФ в случае "потепления" отношений с ЕС не оправдался.

РФ с каждым годом урезает помощь своему единственному союзнику. Именно потому в поисках денег только за последний месяц Лукашенко исколесил Китай, Пакистан, но безрезультатно. В таких условиях логично бы заняться реформированием белорусской экономики, однако, по выражению белорусского руководителя, "все реформы уже проведены". Реформы похоронили бы режим Лукашенко, который держится на голом популизме.

Сейчас руководство Беларуси застыло в ожидании кредита МВФ, либо помощи России, а еще лучше - денег и с Запада, и с Востока.

Вместе с тем, Лукашенко прекрасно понимает серьезность угроз, исходящих из Кремля. И да, он, как всегда, становится менее зависим, когда ситуация подбрасывает ему возможности для маневрирования, лавирования между Россией и Западом. Такие ситуации Лукашенко очень любит и чувствует в них себя как рыба в воде. Всегда использовал их прагматично: от Запада добивался лояльности, готовности закрыть глаза на нарушения прав человека, на антидемократичность его режима; от России - следования курсу, который ещё при Ельцине обозначили точной формулой "Газ в обмен на поцелуи".

Вот и с начала 2016 года между Минском и Москвой вначале возникла газовая война, которую инициировал Минск, отказавшись платить за газ по контракту и установив "справедливую цену" - исходя из собственных представлений. Отказ погашать газовый долг в 300 млн долларов вызвал ответную реакцию: в третьем квартале поставки в Беларусь снизились на 2,25 млн тонн нефти, в четвертом квартале Москва не собирается возобновлять прежний объем поставок нефти. Эксперты говорят: пока Минск не заплатит газовый долг, прежние объемы поставок нефти не вернутся. Продуктовые войны тоже инициированы белорусскими производителями, которые поставляют в РФ продукцию по подложным документам. Но белорусско-российское противостояние закончится тем, что пресс-секретарь Путина назвал: помиримся. Естественно, на условиях России.

Таким образом, нынешние склоки никоим образом не свидетельствуют о глобальной смене геополитического вектора. Она невозможна в первую очередь потому, что белорусскому диктатору ментально чужды Европа и США с их ценностями, с их приверженностью демократии, праву и свободе. В результате белорусская власть не сделала ни шагу, чтобы дистанцироваться от Москвы. Напротив, она клещом въелась в российский рынок и не собирается уходить.

Александр Лукашенко остаётся сателлитом России; капризным, своенравным - но сателлитом. И останется таковым до тех пор, пока будет существовать сама Российская Федерация.