Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Миссия невыполнима? Когда Трамп устанет убивать глобализацию

Воскресенье, 23 Декабря 2018, 13:00
По мнению сторонников Трампа, для США идеология свободной торговли закончилась тем, что они оказались на грани социальных потрясений и потери статуса мирового гегемона

После проигрыша республиканцами выборов в Палату представителей Конгресса и наслоения все более опасных для действующего Белого дома уголовных дел, связанных еще с избирательной кампанией 2016 г. представляется, что нынешний президент США несколько сбавил тон в отношении тех глобальных торговых отношений, к которым принадлежат и сами Соединенные Штаты.

Джексонианец в Белом доме

Впрочем, это может оказаться отчасти обманчивым впечатлением - так, невзирая на набирающий обороты новый шторм в Вашингтоне, глава американского государства не забывает в своем специфическом стиле высказываться по поводу Китая (в случаях компаний Huawei и ZTE), Европы (и в частности, Франции), а также Канады. И - пугать Конгресс расторжением НАФТА в том случае, если модифицированная версия трехстороннего соглашения не будет согласована законодателями в Вашингтоне.

Однако смогла ли за два прошедших года отчасти неумышленно и временно приведенная в Белый дом команда крайне специфических антиглобалистов разрушить стальную паутину, которую десятилетиями плели поколения политиков стран Запада (и не только) как во время холодной войны, так и после нее? Стоит напомнить, что к Бреттон-Вудским институтам принадлежат не только МВФ и Всемирный банк, но и ГАТТ, предшественница ВТО.

Сторонники и противники Трампа как могут ругают ВТО по диаметрально противоположным причинам, но стоит заметить, что жесткий Брекзит, настроенные на такой вариант британцы, сегодня называют "Брекзит ВТО". Веря, что каким-то образом, выпав из ЕС, их Соединенное Королевство сможет остаться в ВТО и заключать двусторонние соглашения в его рамках. Что, конечно, является заблуждением.

Что же смогла - и могла бы еще - "учинить" администрация Трампа в рамках существующей системы или вне их, чтобы углубить свою линию на разрушение институтов глобализации?

С одной стороны - не так и много, с другой - нынешний Белый дом в этом смысле сделал и не так мало. Гигантские торговые соглашения времен Обамы, которые должны были завершить формирование "общей" системы Запада, в лучшем случае замерли. Или, конкретнее, ЕС подписал системные соглашения с Канадой, а позднее - с Японией. То есть США, конечно, были важны, но не настолько, чтобы без Америки совсем нельзя было обойтись.

Впрочем, впечатление такое, что лично президенту США эти процессы в лучшем случае малоинтересны. При этом важно понимать, что американская анемия на Тихом океане способствует скорее Китаю, нежели "природным" интересам США. Отсутствие системных соглашений в АТР вынуждает вибрировать страны как региона, так и Латинской Америки. Которая - левая и правая - все чаще соизмеряет реальную силу США с возможностями ее главного назначенного соперника.

Очевидно, впрочем, что агрессивная торговая (и не только) политика Америки Дональда Трампа в ближайшее время явно не изменится. Скорее будет лишь усугубляться. Ведь он более или менее выполняет свою программу - или так кажется, или так кажется ему. Несмотря на сравнительное поражение на промежуточных выборах и все более неприятные ходы следствия Мюллера, Трамп все еще бодро управляет страной посредством "Твиттера", а его "ядерный" избиратель продолжает "балдеть", а значит, все путем.

Так что не угаснет и его стремление к двусторонним и тактическим соглашениям, причем эту склонность лишь "усугубляет" фигура Джона Болтона, сторонника концепции приоритета интересов США над любыми обязывающими коллективными пактами (но при этом люди Болтона, такие как Гаррет Маркиз, сменили в Нацбезе искренних изоляционистов, таких как Майкл Энтон). Правда, впоследствии и сам Болтон лишился некоторых опытных кадров в своей команде - как представляется, из-за капризов первой леди.

Однако главный вопрос состоит все-таки не в частностях, а в том, зачем и почему Америка вообще делает все это?

Антиглобалистская традиция в американской политической мысли существует давно и называется "джексонианством" по имени седьмого президента США Эндрю Джексона. Она включает в себя свободную внутреннюю экономику, интересы "простого человека" и внешнюю политику, построенную на интересах, а не ценностях или идеологической миссии. Причем на интересах конкретных и односторонних, а не коллективных. Эта традиция долгими периодами пребывала на обочине американской политики. Но кризис (фактически распад) Республиканской партии США в 2016-2018 гг. предоставил носителям этой традиции шанс.

И ее представители до сих пор - пережив, пока что, все ураганы в Вашингтоне, - продолжают оставаться в Белом доме. Кто-то же, в частности, пишет президенту эти речи?

Пришлось сдержаться

К примеру, в уходящем году во время своего выступления в ООН Трамп свою речь выстроил как-то так, чтобы она не выглядела совершенно уж антииранской. Он посвятил ее дальнейшему продвижению своего лозунга "Америка прежде всего" и стремлению защищать суверенитет США, что как бы является для него "высшим приоритетом". Притом что - учитывая деловые интересы президента - все это далеко не факт.

Однако, судя по всему, Трамп твердо намерен придерживаться этого подхода. А потому раскритиковал систему многосторонней дипломатии и попутно саму ООН и ее институты, вроде Совета по правам человека и Международного уголовного суда, хотя и не так резко, как в своей дебютной речи на Генассамблее в прошлом году. Видимо, как рассказала уже экс-постпред США при ООН Никки Хейли, ей более или менее удалось убедить президента в ценности этой организации. Ведь у Хейли, так иди иначе, получилось склонить Совет Безопасности ООН к \ужесточению санкций против Пхеньяна.

Что касается КНДР, то Трамп подчеркнул "огромный прогресс", достигнутый его администрацией, в северокорейском вопросе. "Ракеты КНДР уже не летят во все стороны, а военные объекты демонтируются", - с удовлетворением отметил он. Похвала в адрес Ким Чен Ына прозвучала ровно через год после того, как с той же трибуны Трамп угрожал разрушить Северную Корею и называл ее лидера человеком-ракетой. Но, может быть, ядерное разоружение станет лишь вишенкой на торте, а вот сам по себе процесс сближения Корей каким-то образом сдвинулся с мертвой точки.

Главное, впрочем, в том, что хозяин Белого дома отверг идеологию глобализма, рассказал об условиях якобы подготовленного его администрацией нового договора между Израилем и Палестиной (явно невыполнимого), раскритиковал "социалистический режим в Венесуэле, который довел богатую нефтью страну до нищеты". Он также пообещал продолжить курс на протекционизм в торговле и новые санкции в отношении стран, компаний и физических лиц.

Как бы это в целом ни было выгодно Украине, надо понимать, что при Трампе санкции превратились в стандартный инструмент внерыночной борьбы США с конкурентами.

Сколько бы ни осталось президенту Трампу в Белом доме, он не собирается отказываться от своей главной идеи (если речь не идет о собственно американских компаниях - да и то возможны варианты). Эта идея, в сильно упрощенном виде, состоит в брутальном принуждении тех или иных партнеров к следованию желаниям "старопромышленной" Америки, откуда происходят в основном как избиратели, так и системные союзники действующего президента.

Между прочим, и сама Украина уже дважды попала под бич этой политики - как по старому вопросу интеллектуальных прав, так и по привычному вопросу стальных тарифов.

Разумеется, по крайней мере, до поражения на выборах в Конгресс, а также подрыва информационного "минного поля" вокруг Майкла Коэна за свои, чужие или российские деньги оплачивавшего молчание любовниц будущего президента, у Трампа и узкого круга его советников бытовали и более масштабные идеи.

Ведь всего за год с небольшим с начала своего правления он разорвал соглашение по климату. Затем отменил проект свободной торговли с ЕС. Добил тихоокеанское торговое соглашение. Демонстративно вышел из ядерного договора с Ираном. В определенной степени (наплевав на правила организации) парализовал ВТО. Наконец, Трамп ввел пошлины против импорта из стран ЕС и Канады, и полускрытым шантажом заставил страны ЕС увеличить взносы в НАТО. В конце концов он в явной форме девальвировал G7.

Но это, в общем-то, не блажь.

В одни ворота

То, что делает Трамп, вполне проясняется, если понять цели той части элиты, которая стоит за ним. Ведь он должен во что бы то ни стало вернуть промышленное производство и рабочие места назад в США (пока это удается через пень-колоду), а также сделать США мощным экспортером энергоносителей (продолжая политику Обамы - вот это удается вполне). При этом в глазах американских ретро-идеалистов игры в постиндустриальный мир, экономику услуг, виртуальные активы, глобализацию, международное разделение труда закончились. Впрочем, так это выглядело до первых серьезных сшибок с Китаем.

По мнению сторонников Трампа, для самих США идеология свободной торговли закончилась тем, что они потеряли половину своих высокооплачиваемых рабочих мест в промышленности, и это поставило страну на грань социальных потрясений и потери статуса мирового гегемона. На деривативах (утративших стоимость десять лет назад) далеко не уедешь, ведь они могут исчезнуть в одну минуту. Но эту опасность несколько купировала политика президентства Обамы. Впрочем, это касается и других ценных бумаг на сегодняшнем разогретом фондовом рынке США, перед чьими индексами благоговеет лично президент Трамп.

Старая промышленная (и не только) деловая элита поставила цель возвратить рабочие места назад в Америку. Но в рамках существующих институтов и правил сделать нечто подобное невозможно. Поэтому Трамп разными путями разрушает ВТО (о ней практически не говорят), МВФ (им руководит "глубокое государство", тут у президента руки коротки), ООН (подвергается жесточайшей критике, и США вышли из некоторых ее структур). Президент снижает налоги, вводит пошлины, переделывает международные договоры таким образом, чтобы принудить американские компании возвращать производство назад в США (но успех пока "переменный").

Нынешнему Белому дому - его идейной части - хотелось бы отменить принцип свободной торговли (и прилагающихся к нему других свобод, например, передвижения) и ввести старорежимный протекционизм, но пока результат варьируется от скандального до сомнительного.

Тот же ядерный договор с Ираном (если убрать из картинки давление американских христианских консерваторов) был разорван, чтобы заставить Европу отказаться от поставок энергоносителей из Ирана и постепенно перейти на поставки из США. Этой же цели служит и довлеющее принуждение в адрес Германии в пользу отказа от "Северного потока-2".

В Европе пока не могут смириться с тем, что придется заплатить огромные деньги за десятилетия безмятежной жизни под военным зонтиком США. В Брюсселе, Париже и Берлине считают, что Трамп - это некая флуктуация, что его надо просто еще переждать два года, и все вернется на круги своя.

Однако деловая часть европейской элиты, в отличие от погруженной в свою рутину евробюрократии, уже осознала, что имеет дело с некой новой реальностью. Проблема же не так в Трампе, как в том, что США в принципе переосмысливают содержание своего лидерства. В итоге Америка должна снова научиться жить по средствам, как было до Рейгана. Но для этого надо вернуть рабочие места в США, воссоздать промышленные отрасли.

Как считает взращенная на безнаказанности в "добрые времена" Обамы партия, именно для этого надо разрушить все нынешние институты глобализации. Тогда США в идеале перейдут на заключение отдельных договоров с каждой страной в отдельности на тех условиях, которые они сочтут выгодными для себя.

Самовыпиливание

В Америке и впрямь конкурируют разные хозяйственные и идеологические группировки, но все же это соперничество не покидает границ разумного, поскольку США представляют собой средоточие многопрофильных транснациональных конгломератов, контролирующих производственные и дистрибьюторские цепочки в большинстве стран мира. При желании США (возможно, будучи единственной такой страной на земле) могут, конечно, закрыться и существовать в режиме экономической автаркии. Но цена такого de-linking ("самовыпиливания") со всей очевидностью станет неподъемной.

Та же многострадальная Великобритания столкнулась с тем, что отсутствие тарифного соглашения с ЕС автоматически заморозит ее членство в ВТО, так как если с одним из членов ВТО исчезает такой договор, то он теряет силу со всеми. Из-за чего в середине июля в очередной развалилось и правительство тори (кабинет Мэй существует теперь в условиях поддержки партии англо-ирландцев - сторонников Брекзита).

Сам же процесс выхода из глобального рынка и системы правил займет даже не годы, а десятилетия. Причем доллар в итоге потеряет, к радости или к несчастью, мечтающих об этом маргиналов, статус мирового коэффициента обмена, главной резервной валюты.

Но такое место пусто не бывает, так что этот статус быстро вернет себе... учитывая ту ловушку, в которую загнал себя Альбион, вовсе не фунт стерлингов, а какой-нибудь швейцарский франк. Сама-то поддерживаемая Трампом партия островных безумцев в конце концов может пережить и Брекзит, и Великобританию, в которой теперь бурлят центробежные тенденции. Но не ее экономика. Однако, несмотря на происходящие смещения, Лондон стал вновь представлять интерес в другом смысле. Не зря заместитель госсекретаря США по Европе и Евразии Уэс Митчелл в ставшей уже знаменитой речи в фонде "Херитедж" ("Наследие") внезапно заявил о центральной роли Великобритании в политической географии Запада "и после Брекзита".

Впрочем, так или иначе, из происходящего можно сделать три вывода.

Во-первых, пока что Дональду Трампу - чьи "домашние" проблемы наслаиваются как американский пирог - не удалось разорвать "кандалы" глобализации. Если бы это было не так, Белый дом не шел бы на сомнительные сделки с крупными китайскими компаниями.

Во-вторых, стрессовая политика Трампа, со всей очевидностью, потихоньку разрушает систему ООН, а это в интересах всех государств, терпящих страдания от олигархии в Совбезе и коррупции в Генеральной Ассамблее. При Трампе, по-видимому, этот процесс не закончится, но ему положено начало (в особенности - и в частности - путем назначения все более агрессивных валькирий консервативного лагеря США представителями США в этой организации).

И, в-третьих, в своей борьбе с глобальными финансовыми институтами - за которыми, так или иначе, стоит Федеральная резервная система - Трамп начал отступать точно так же, как в свое время Обама перед Уолл-Стрит. Ругань в "Твиттере", возможно, успокаивает личных сторонников президента, но при этом развлекает "агентов" той глобальной по своим масштабам системы, от корректного функционирования которой зависит и настроение фондового рынка, и поведение транснациональных банков, и мировая роль американской валюты.

Так что в борьбе с глобализацией Дональд Трамп пока выглядит бесхозным Самсоном, который пока не встретил свою Далилу. Поскольку, в общем, и так понятно, что соревнование со "злокозненной" глобализацией является игрой в одни ворота.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир