Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Мышиная миссия Болтона. Как Вашингтон переиначил идею Пилсудского с "Междуморьем"

Понедельник, 9 Сентября 2019, 12:45
Проехавшийся по Восточной Европе в конце августа Джон Болтон смог решить, казалось, нерешаемую проблему: дать странам региона толчок, запустивший формирование легендарного "Межморья"

Фото: Getty Images

Контуры "Межморья"

Помните старую сказку: "Дед яичко бил-бил — не разбил. Бабка била-била — не разбила..."? Подобно героям сказки, страны Восточной Европы с 1991 г. "пережевывали" идею создания Балтийско-Черноморского Союза ("Межморья", "Междуморья", Intermarium по версии еще Юзефа Пилсудского) — регионального союза Украины, Польши, Беларуси, Литвы и Латвии. Изначально он, как хорошо помнит автор, вообще назывался "проект Балтийско-Черноморского нефтяного коллектора" и ставил своей задачей сделать государства региона независимыми от поставок энергоносителей из РФ.

Функция "санитарного кордона" между Россией и цивилизованным миром подразумевалась, но публично проговаривалась редко — все блюли приличия. Важно то, что в момент распада СССР будущее "Межморье" выглядело куда более реальным, чем вступление стран региона в ЕС.

Но до дела так и не дошло: Беларусь попала в сферу интересов России, Польша и страны Балтии безальтернативно ориентировались на ЕС, Украина болталась, как цветок в проруби, до 2014 г., а потом тоже взяла курс на ЕС и НАТО. Получилось то, что получилось: без Беларуси строить "Межморье" не было вообще никакого смысла, а Польше и странам Балтии не очень-то и хотелось. Политических предпосылок для создания регионального союза не было.

Некоторые перемены начались в 2014 г.: российская агрессия в отношении Украины напугала Александра Лукашенко перспективой потерять независимость "по донецкому сценарию". Конечно, это не заставило его сразу отказаться от интеграционной риторики и действий по созданию Союзного государства с РФ, однако поведение Беларуси на международной арене начало меняться.

Осенью 2018-го, когда отношения между Минском и Москвой вновь накалились, белорусское руководство начало куда более активно искать на Западе того, чьей поддержкой оно могло бы заручиться в ситуации, когда присоединение целой страны Кремлю далось бы едва ли не легче, чем аннексия одного только Крыма.

Одновременно перед Беларусью встал вопрос альтернативных поставок энергоносителей — Россия все более уверенно лишает своего главного союзника "углеводородной дотации". "Налоговый маневр" в российской нефтяной отрасли оставляет Минск без 30%-ной маржи при получении беспошлинной российской нефти, а цены на газ будут обсуждаться как раз в конце текущего года, и не факт, что белорусы вновь получат голубое топливо по самой низкой цене за пределами РФ ($127). В общем, Минск с начала 2019-го лихорадочно ищет поставщиков энергоносителей.

Так получилось, что США в последние годы рассматривали возможность резко нарастить свое влияние в Восточной Европе. В военно-политической сфере Вашингтон легко находил общий язык с Варшавой и Киевом, с экономикой было сложнее — американцы не могли предложить ничего такого, чего бы не могли еще выгоднее предложить европейцы.

Но в 2018-м конъюнктура энергетического рынка начала меняться, и США вдруг смогли составить конкуренцию российскому природному газу — они наладили поставки своего сжиженного природного газа в Польшу, что быстро поменяло расклад сил в регионе.

И вот теперь произошедший в конце августа блиц-визит Джона Болтона поочередно в Кишинев, Киев, Минск и Варшаву показал: Соединенные Штаты сколачивают единую группу из трех стран: Украины, Беларуси и Польши. Они будут объединены как политическими (защита от РФ), так и экономическими (поставки американского газа и нефти) интересами. Но ведь Украина, Польша и Беларусь — это та самая основа "Междуморья".

Джон Болтон в Минске и договор в Варшаве

Можно с уверенностью сказать, что приезд Джона Болтона в Минск стал сюрпризом для Москвы. Там, конечно, видели, что белорусская сторона пытается восстановить изрядно потрепанные отношения с США, но не ожидали быстрого прогресса. Поначалу происходящее в Кремле восприняли спокойно, но через день все поменялось: как выяснилось, белорусские власти оперативно подготовили пакет предложений для Болтона и Трампа и в Варшаве Болтон провел отдельную встречу с главой Совбеза Беларуси Станиславом Засем и с его украинскими и польскими коллегами.

Причем официально белорусские власти об этой встрече не сообщали, ее подробности раскрыл сам советник Трампа. "Мы разделяем общую обеспокоенность региональной стабильностью и привержены укреплению суверенитета и безопасности наших народов", — написал Болтон в своем Twitter.

Болтон на встрече отметил, что президент США высоко оценил белорусские инициативы, а Лукашенко американский лидер назвал "способным парнем". Также в Варшаве с Болтоном встречался замминистра иностранных дел Беларуси Олег Кравченко, отвечающий за отношения с США. И на встрече Кравченко не скрывал, что Беларуси с Россией не по пути.

Вторая принципиально важная вещь, которая произошла в Польше 31 августа, связана с энергетикой. Украина, Польша и США, подписали меморандум о трехстороннем сотрудничестве в сфере энергетики. Оно превращает Польшу в "газовый хаб" востока Европы, откуда американский СПГ будет поступать в соседние страны.

Беларусь тоже изучает возможность покупать через Польшу американский СПГ. То же и с нефтью. Недавно государственная Белорусская нефтяная компания наняла американского лоббиста Дэвида Генкарелли, задача которого теперь добиться смягчения санкций и договориться о закупках американской сырой нефти. Генкарелли поможет белорусам получить особую лицензию от министерства финансов США для закупки сырой нефти.

Так вырисовывается картина: американский президент через Джона Болтона сделал Александру Лукашенко предложение, от которого тот не смог отказаться. В обмен на дистанцирование Минска от Москвы и его тесное сотрудничество с Киевом и Варшавой США готовы обеспечить Беларуси определенные гарантии политической и энергетической безопасности от России. Это еще не полноценное "Межморье" под американским зонтиком, но уже его контуры.

Видимо, не случайно 6 сентября президент Беларуси Александр Лукашенко публично заявил, что Минск прорабатывает поставки нефти через Польшу и Прибалтику. И пригрозил, что если это произойдет, то под поставки будут загружены обе нитки магистрального нефтепровода "Дружба", по которым сейчас идет экспортный транзит нефти из России в Европу (прежде всего в Германию).

В тот же день Лукашенко потребовал от Москвы компенсировать льготными ценами на нефть и газ ущерб от аварии на Чернобыльской АЭС. По словам Лукашенко, Беларусь больше других пострадала от чернобыльской катастрофы. "Мы что, строили эту станцию? Нет. Мы ее взрывали? Нет. А кто пострадал больше? Мы. Тогда центральная власть в лице Михаила Горбачева взяла на себя ответственность за Беларусь. Страна развалилась. Кто правопреемник? Власти России", — сказал Лукашенко в ходе визита в Брест.

Пострадала треть населения Беларуси, продолжил он. "Но ты хотя бы за это (мы не просим денег, ничего) помоги — миллиардов 10–15 кубов газа по приемлемым ценам. Не бесплатно, не в убыток "Газпрому" поставь. Люди ведь пострадали, — описал суть своего предложения Лукашенко. — И если нам говорят: да вы тут гири на ногах, за наш счет живете... Если такая политика, обойдемся".

Переговоры об интеграции двух государств, сказал Лукашенко, превратились в торг о ценах на углеводороды: "Я ему (президенту РФ Владимиру Путину. — "ДС") сказал: если вы нас будете наклонять и к рыночной цене на нефть подвели, таможенную пошлину заменили налоговым маневром, мы возьмем с рынка и другую нефть". По его словам, рассматривается возможность закупать нефть в Саудовской Аравии, США или Азербайджане и для этого прорабатывается "северный маршрут" с использованием трубопровода "Дружба", который сейчас работает в противоположном направлении, качая в Европу российскую нефть.

Свое заявление Лукашенко подытожил: "Ну так давайте договариваться по-человечески и будем делать как лучше. Вот это мои требования!" Тогда же он заявил, что его страна будет придерживаться принципа многовекторности, смотря "и на Восток, и на Запад". Россию же он призвал быть "старшим братом" и оказывать его стране поддержку, а "не гнобить и не наклонять" Беларусь.

"Я уверена, что сейчас в Кремле идет одно заседание за другим, и там решают, как вообще реагировать на подобное своеволие Лукашенко, на его откровенно антироссийскую линию последних недель. Если прежде он ограничивался одними лишь эмоциональными высказываниями, но продолжал действовать в русле интересов России, то после переговоров в Варшаве многое поменялось, — сказала в комментарии для "ДС" белорусский политолог Светлана Гречулина. — Лукашенко угрожает транзиту российских энергоносителей в ЕС: как нефти (нефтепродуктопровод "Дружба"), так и газа (труба Ямал — Западная Европа). Одновременно налицо все признаки политической "измены" — все эти разговоры про многовекторность белорусской политики, приглашение США в нормандский формат".

В сказке, с которой мы начали статью, есть мышка, которая бежала, хвостиком махнула — яичко и разбилось". Кажется, Джон Болтон выступил именно в такой роли, решив проблему, которая не поддавалась почти три десятка лет, — подтолкнуть восточноевропейские страны к созданию "Межморья".

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...