Мир

Что придет на замену деньгам

В мир пришло понимание того, что финансовая система может быть построена на уровне гражданского общества, без участия государства. А это значит, что очень скоро традиционный фискальный контроль может оказаться бессильным перед наплывом новых валют

Фото: slate.com

На прошлой неделе мировые СМИ представили книгу-исследование писателя Доминика Фрисби "Биткоин - будущее денег?", в которой автор выяснил, кто такой Сатоси Накамото - изобретатель потенциального убийцы нынешней мировой финансовой системы. По его версии, за этим псевдо скрывается Ник Сабо.

История биткоина, таинственной криптовалюты, включает в числе прочего и загадку ее создателя. Формальным творцом этой платежной системы был некий Сатоси Накамото. Именно так называл себя в Сети человек, создавший в 2008 г. сайт bitcoin.org и сформулировавший принципы работы системы платежей, полностью децентрализованной и в силу этого факта лишенной Глав­но­го Сервера, Центральной Влас­ти или Верховного Арбитра.

При всей своей невероятности идея оказалась успешной. Что касается самого Сатоси Накамото, то он уклонился от публичной известности. Опубликовав в 2008 г. Bitcoin Whitepaper и выложив в 2009 г. первую реализацию биткоин-клиента, творец криптовалюты вскорости исчез из поля зрения. По одной из версий, Накамото - не конкретное лицо, а сетевой псевдоним группы анонимных разработчиков. Впро­чем, не все с этим согласны. Писатель и финансовый аналитик Доминик Фрисби полагает, что ус­тановил личность создателя криптовалюты. По его мнению, под псевдонимом Накамото скрывается юрист и криптоаналитик из Уни­верситета Джорджа Вашинг-тона Ник Сабо. Разумеется, Сабо все отрицает.

Создателю криптовалюты слава точно ни к чему. Биткоин - это одноранговая, лишенная ка- кой-либо вертикальной иерархии система платежей. В качестве "монеток" в ней выступают цифровые коды, образующие взаимосвязанную структуру. По­пыт­ка ввести в обращение "левый" код вычисляется мгновенно, поскольку архитектура кода должна отвечать весьма сложным закономерностям. Поиск новых кодов путем вычисления этих закономерностей составляет процесс "добычи" биткоинов, так называемый "майнинг". Для того чтобы использовать биткоины, необходимо знать номер своего кошелька и пароль к нему, а также номер кошелька, на который необходимо провести оплату. Ни имени владельца, ни страны, ни чего-либо еще больше не требуется. Использовать биткоин, находящийся в другом кошельке, невозможно - система ведет учет всех кодов, когда-либо введенных в обращение. Взломать систему и переписать коды из кошелька в кошелек также невозможно - она дублирована столько раз, сколько пользователей, то есть лиц, установивших биткоин-клиент, есть в системе платежей, так что сомнительная транзакция попросту не будет признана никем. Что касается возможности "угадать" код случайно, то вероятность этого можно просто не принимать во внимание.

У создателя биткоина были веские причины сохранять анонимность. Будучи первым майнером, он сгенерировал себе около 1,5 млн биткоинов, что по курсу на ноябрь 2013 г. составляло $1,5 млрд, не облагаемых налогом

Всего биткоинов может быть не более 21 млн - так выстроена архитектура кода. Каждый последующий биткоин "добыть" сложнее, чем предыдущий. На практике это означает рост вычислительных мощностей, необходимых для такой добычи. Примерно половина биткоинов в настоящее время уже добыта. Вторая половина с учетом прогнозируемого роста доступных мощностей может быть добыта ориентировочно в ближайшие 150 лет. А может быть и не добыта никогда - все зависит от того, привьется ли биткоин в качестве виртуальных денег.

Помимо добычи, биткоин можно купить или заработать, обменяв на традиционные деньги, а также на товары или услуги. Но почему стал возможен такой обмен? Почему люди готовы обменивать виртуальный биткоин на реальные доллары? Чтобы ответить на этот вопрос, придется разобраться в том, что вообще представляют собой деньги.
Они - условный обменный эквивалент, и эта условность в них присутствует всегда. Однако эквивалент этот должен обладать определенными свойствами.

Во-первых, их изготовление должно быть достаточно сложным, чтобы исключить фабрикацию кем попало и в любых количествах. Добыть золото тоже сложно, поскольку его количество на Земле ограничено, значительная его часть уже добыта и обрела владельцев, а добыча того, что еще не найдено, требует опять-таки знаний и оборудования. Биткоин в чем-то ближе к золоту, а в чем-то к доллару. Как и доллар, он не имеет никакой ценности вне системы, в которой признается обменным эквивалентом. С другой стороны, количество биткоинов, как и количество золота, жестко ограничено, в то время как ФРС может печатать доллары в любом количестве, что она, собственно, делает.

Первоначальный курс биткоина, определенный через год после введения новой валюты в обращение, составил 1309 BTC за доллар. К ноябрю 2013 г. он достиг максимума в $900 за биткоин, к апрелю нынешнего года снизился до $340 и в настоящее время балансирует у отметки в $450. Столь резкие скачки курса говорят о том, что место и роль новой валюты находятся в процессе становления.
Уже сегодня с помощью биткоинов можно купить массу всякой всячины и оплатить множество разнообразных услуг, если только знать места, где это возможно. Иными словами, прием биткоинов к оплате пока еще носит весьма фрагментарный характер, и до общемирового платежного средства ему далеко. Тем не менее биткоин прошел огромный путь, притом за очень короткое время.

Фото: finance.bigmir.net

Для сравнения: в мае 2010 г. майнер lazslo предложил на официальном биткоин-форуме заказать ему пиццу, за что был готов заплатить 10 тыс. BTC. Пред-ложением воспользовался пользователь jercos. Примерно через год стоимость этой пиццы составила уже $320 тыс., а по курсу на конец января 2014 г. - превысила $7,5 млн.
Есть уже и биткоины в форме монет, чаще всего из алюминия, с голографической наклейкой, под которой напечатан приватный ключ биткоин-кошелька. На этом кошельке, при условии, что все происходит по-честному, и должна лежать сумма в BTC, соответствующая номиналу. Чтобы воспользоваться монетой, наклейку следует снять и далее, пользуясь кодом, проводить необходимые транзакции. Наборы заготовок для фабрикации таких монет можно купить в Сети. Конечно, это не более чем сувенир: монеты получаются одноразовыми, а изготовитель знает приватные ключи, спрятанные в них, и при желании может в любой момент снять биткоины с привязанных к монетам кошельков. Впрочем, с тем же успехом он может указать на наклейке произвольный код и номер кошелька или вообще ничего не указывать.
В этом состоит еще одна особенность биткоинов: пространство их обращения находится вне государственного контроля. В критической ситуации - недоглядел, оказался слишком доверчив, вирус украл с компьютера информацию, потерял приватный ключ и т. д. - жаловаться владельцу биткоинов, теперь уже бывшему, некому. Ценой свободы от государства оказывается неусыпная бдительность и необходимость самому заботиться о своей безопасности.

Итак, биткоин - это глобальная валюта, выведенная из-под государственного контроля, включая, к слову, и налоговый контроль. По понятной причине этот факт не может радовать никакое государство. Если же принять во внимание, что Накамото (Сабо?), будучи первым майнером, сгенерировал себе около 1,5 млн биткоинов, что по курсу на ноябрь 2013 г. составляло $1,5 млрд, не облагаемых налогом, то станет понятно: для анонимности у него были веские причины.

Но теперь практического смысла в установлении личности автора криптовалюты немного. Проект BTC живет своей жизнью, и даже если его творца, к примеру, возьмет за жабры налоговая служба, это никак не скажется на судьбе биткоина. Биткоин же, в свою очередь, породил две принципиально важные вещи. Во-первых, в мир пришло понимание того, что финансовая система может быть построена на уровне одного только гражданского общества, без участия государства. Причем такой системе совсем необязательно быть единственной. У биткоина уже появляются подражатели, и в будущем легко можно представить себе несколько таких систем, взаимодействующих друг с другом. А во-вторых, из первого следует еще более радикальный вывод о том, что государство, по сути, необходимо сегодня лишь для организации защиты цивилизованного мира от стай агрессивных дикарей. Все прочие функции могут взять на себя граждане, если только они технически грамотны и не склонны к мессианству в форме завоевания глобального господства с целью научить весь мир, как ему следует жить.

Фото: Shutterstock

Впрочем, не исключено, что через несколько лет гражданское общество развитых стран изобретет и способ самостоятельно справиться с дикарями, пусть даже укравшими где-то технологию ядерной бомбы. Людей, чей образ мышления позволяет додуматься до этого, в нашем мире становится все больше. В том числе и благодаря мыслям, навеянным появлением биткоина.

Биткоин как тест на развитость государства

Хотя с разными государствами отношения у биткоина складываются по-разному, в целом в них прослеживается абсолютно четкая закономерность. Чем менее развита и более тоталитарна та или иная страна, тем нетерпимее ее власти относятся к биткоину. Пожалуй, дальше всех в этом отношении зашла Россия, приравнявшая операции с BTC к финансированию международного терроризма. Украина, к слову, тоже не признает биткоина, хотя и с более мягкой формулировкой. Однако подобная нетерпимость свойственна, повторяю, слаборазвитым и тоталитарным странам. Страны же развитые и демократические, напротив, пытаются включить биткоин в свою систему платежей, а также, понятное дело, и в систему налогообложения. Более всего в этом направлении продвинулись Соединенные Штаты. Однако и там оплата налогов реализуется по большей части лишь в той мере, в какой на нее добровольно соглашается сообщество майнеров, осуществляющих в силу особенностей биткоин-сети также и регистрацию транзакций.

Улики против Сабо

В своей книге "Биткоин - будущее денег?", вышедшей на прошлой неделе, Фрисби посвятил целую главу рассказу о том, как искал Накамото. Подозрения на Сабо падали и раньше. Во-первых, он разрабатывал проект криптовалюты Bit Gold, очень похожей на биткоин, причем всего за несколько месяцев до анонса биткоина, после чего Bit Gold сразу заглох. "Отличная зацепка: Сабо работал на Digicash Чома, - пишет Фрисби. - Я даже нашел адрес его электронной почты". Отметим, что Дэвид Чом (Чаум) - патриарх криптоанализа. Электронная наличность, цифровая подпись, анонимные коммуникации, надежные алгоритмы электронного голосования - его идеи.

Во-вторых, сравнительный анализ 80 тыс. слов, опубликованных в Сети от имени Накамото, и постов Сабо показал поразительное сходство. Фрисби подчеркивает схожую стилистику Накамото и Сабо. Эти аргументы, хоть и не столь четко сформулированные, звучали и ранее.

Но, в-третьих, есть и оригинальные находки: часовой пояс, из которого выходил в Сеть Накамото, совпадает с таковым у Сабо, как, кстати, и ритмы сна. Оба предпочитали тот же язык программирования С++ и одинаковые операционные системы.