Мир

Эрдоган снова не сможет стать султаном

Президент Турции хочет сформировать временный кабинет министров без партии курдов. Тогда партия власти сохранит свое доминирование, формально выделив предназначенные для оппозиции места во временном кабинете министров технократам

В ноябре Турция вновь отправится на выборы. Президент Реджеп Тайип Эрдоган, чья партия потеряла большинство в парламенте, отказался договариваться с другими политическими силами. Формально лидером правящей Партии справедливости и развития и договаривающейся стороной является премьер Ахмет Давутоглу. Но, во-первых, амбициозность, и, до недавнего времени, личная популярность Эрдогана превратили ПСР в вождистскую организацию. А во-вторых, президент технически может вставлять палки в колеса коалиционным компромиссам. Предложения депутатам оппозиционных фракций были разосланы в августе - и крайний срок согласия или отказа от соблазна провести 8 недель в министерских кабинетах наступил 27 августа.

Все три партии получили предложения по шести правительственным постам. В частности, заместитель председателя националистической партии Кенан Тарикулу пришел в такое негодование, что ушел со своей должности, дабы его не заподозрили в двойной лояльности. Представители "курдской" Народно-демократической партии заявили, что не намерены отказываться от любых должностей, если, конечно, их деятельность не будет противоречить партийной линии. Чего же пытаются добиться Эрдоган и его окружение? Прежде всего, потянуть время - принципиальное решение о проведении новых выборов уже принято, но поскольку расклады в обществе не меняются, а несговорчивость президента, скорее всего, усугубит положение его партии, за оставшийся срок необходимо что-то предпринять. Два месяца - как раз достаточный срок для оказания влияния на общественное мнение.

Кроме того, втягиванием оппозиционеров в коалиционные переговоры, когда правительство играет символическую роль, их репутацию можно сильно подпортить. Наконец, как в экономической, так и во внешнеполитической плоскости Турцию ожидают нелегкие времена, и зацепить оппонентов ответственностью было бы не лишним. Так, в первом полугодии иностранные инвестиции в страну снизились на 9,6%, а за последние три месяца лира девальвировала по отношению к доллару примерно на 35%. Пока трудно сказать, как именно все это скажется на рейтинге Эрдогана - то ли он продолжит ползти вниз, сокращая масштаб присутствия его партии в парламенте, то ли президент планирует вновь предстать неким мессией, который найдет средства для исправления ситуации.

Как в экономической, так и во внешнеполитической плоскости Турцию ожидают нелегкие времена. Ведь, например, в первом полугодии иностранные инвестиции в страну снизились на 9,6%, а за последние три месяца лира девальвировала по отношению к доллару примерно на 35%. Поэтому зацепить оппонентов ответственностью было бы не лишним 

Во внешнеполитической сфере миссия возвращения Эрдогану популярности явно выглядит попроще. Однако пока неясно, кто именно предуготовлен в качестве объекта военных успехов президента Эрдогана, если учесть, насколько сильно внешняя и региональная политика Анкары связана с внутренней и этнической. С одной стороны, США и Турция согласовали договоренности, по которым турецкие военные самолеты примут участие в авиационных ударах по позициям боевиков террористической группировки "Исламское государство" в составе международной коалиции. Турецкая авиация нанесла первые удары по позициям исламистов в Сирии в конце июля, но Анкара тогда сделала это самостоятельно, а не в составе коалиции, возглавляемой Вашингтоном. Тогда же Турция разрешила самолетам военно-воздушных сил США наносить авиаудары по боевикам "Исламского государства" с американской авиабазы Инджирлик, расположенной неподалеку от границы с Сирией. Таким образом, Турция выступает как верный союзник США: проблемы в Китае, кризис в ЕС и упадок в России четко указывают на единственный источник силы на планете. Не говоря уже о том, что Турция - кандидат на уничтожение в планах ИГ.

С другой стороны, открывая новую избирательную кампанию, Эрдоган высказался таким образом: "Наша земля уже обильно полита кровью павших мучеников. И кровь их продолжит питать ее". Скорее всего, речь о курдах, но здесь вот какая сложность - они составляют около четверти населения Турции, а с недавних пор обзавелись собственной крупной фракцией в парламенте. Поэтому Эрдогану приходится реализовывать свою нетерпимость более изощренными методами. Так, 24 августа в турецкой провинции Карс прогремел взрыв на участке газопровода Баку-Тбилиси-Эрзурум. Власти провинции заявили, что теракт "устроили боевики Рабочей партии Курдистана (РПК)". Ранее власти Турции декларировали, что будут вести войну не только против ИГИЛ, но любого вида терроризма, подразумевая курдов. А ведь данный теракт на газопроводе, скорее всего, был ответом на системное решение турецкого правительства. В частности, параллельно с началом авиаударов в отношении ИГИЛ после нападения на границе, Турция начала бомбить позиции курдов, что завершило перемирие между сторонами.

Более того, Анкара начала масштабную АТО, в рамках которой за несколько дней были задержаны свыше тысячи человек, общее же число задержанных уже вдвое больше. Задерживают подозреваемых как в связях с ИГИЛ, так и курдов, которые могут быть связаны с запрещенной Рабочей партией Курдистана. При этом Анкара утверждает, что за две недели от авиаударов погибло около 400 бойцов РПК. Здесь опять-таки следует сказать, что курды сегодня чувствуют себя в силе - они являются единственной подлинной наземной силой, противостоящей ИГИЛ, им удалось захватить существенный кусок Сирии, а в Иракском Курдистане давно сформировано ядро собственного государства. Иными словами, курды, хищно косящиеся на турецкие территории, тоже отнюдь не невинные овечки. Однако, в ответ на политику Эрдогана и Давутоглу лидер прокурдской Народно-демократической партии (НДП) Селахаттин Демирташ заявил о готовности принять участие в переходном правительстве страны до проведения 1 ноября досрочных парламентских выборов.

НДП во многом является надеждой для выпускания пара в этом закладывающем очередной вираж конфликте и на сегодняшний день главным препятствием на пути неоосманизма и пантюркизма, с которыми ассоциируются отдельные моменты в политике Эрдогана. Такое заявление Демирташа, скорее всего, является действием на упреждение: он указал на намерение президента сформировать временный кабинет министров без приглашения в его состав представителей НДП. В таком случае ПСР продолжит свое доминирование, формально выделив предназначенные для оппозиции места во временном кабинете министров "независимым" кандидатам. Ими могут стать лояльные ПСР политические функционеры, а также бывшие члены правящей партии. В целом, на данный момент незаметно, чтобы план Эрдогана, направленный на получение султанских полномочий у следующего состава парламента, имел серьезные шансы на воплощение. Однако все противоборствующие стороны рассудит 1 ноября.