Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Хотел сдаться? Почему российский сенатор Керимов оказался под арестом во Франции

Четверг, 23 Ноября 2017, 17:00
Тот, кто даст показания раньше, вполне может быть переоформлен из обвиняемого в свидетеля

22 ноября вечером французский суд отпустил под залог в 5 млн евро и подписку о невыезде российского предпринимателя и сенатора от Дагестана Сулеймана Керимова, которого правоохранительные органы задержали еще 20 ноября в аэропорту Ниццы. Парламентария, состояние которого доходило до $7,8 млрд, подозревают в отмывании денег, налоговых махинациях и использовании фиктивных компаний при операциях с недвижимостью на Французской Ривьере. За это ему может грозить до 10 лет лишения свободы.

Арест почти сразу подтвердили адвокаты российского сенатора — юркомпания Quinn Emmanuel Urquhart&Sullivan, но подробностей разглашать не стали. Только выразили уверенность, что защищаемый ими «очень уважаемый человек» обязательно «одержит верх» в противостоянии с французской Фемидой.

Уверенности им, возможно, добавляет то, что другой «очень уважаемый человек» — сенатор, хоть и бывший, от Чечни Умар Джабраилов — 22 ноября отделался легким испугом, то есть небольшим для него штрафом в $8,5 тыс., за устроенную под воздействием кокаина стрельбу в ранее принадлежавшей Керимову гостинице Four Seasons (поводом для таких действий «уважаемого человека» из Чечни стало проявление администрацией гостиницы злостного неуважения — ужин был принесен не официантом, а то ли горничной, то ли уборщицей). Однако защитникам Сулеймана Керимова стоит учесть, что бывший жених Ксении Собчак и стрелял, и под суд попал в Москве, где на Фемиду могли произвести впечатление его слова о том, что затребованные прокурором два года условно — это «слишком жестокие меры и они не учитывают, что я делал в прошлом для Родины». Также, как и слова адвоката о том, что «ограничение свободы Джабраилова будет препятствовать его общественной деятельности». Ведь, согласно характеристикам, он «всегда корректен и доброжелателен. Талантливый меценат и поддерживал Музей современного искусства и галерею молодых художников».

Французская Фемида, вероятно, примет к сведению, что Сулейман Керимов, согласно данным журнала Forbes, в 2013 г. был третьим в рейтинге российских миллиардеров, которые занимались благотворительностью. Однако руководствоваться она будет не этим, а данными, полученными французскими (и не только, наверное) силовиками в ходе различных следственных действий, например, обысков, в начале нынешнего года проведенных на виллах Лазурного берега, которые якобы принадлежат российскому бизнесмену. Якобы, потому что официальным их владельцем считается Александр Штудхальтер — швейцарский финансист. Но реальным собственником четырех вилл общей площадью в 90 тыс. кв. м, расположенных на территории в 12 га, французы считают именно российского сенатора (и по поводу этих своих сомнений они также не прочь с ним пообщаться).

Это желание и его арестное воплощение вызвали гневную реакцию в Москве. Провокацией их назвал первый замруководителя комитета по обороне и безопасности Совфеда Франц Клинцевич. А МИД РФ заявило французским коллегам о том, что Керимов обладает дипломатической неприкосновенностью, так как является сенатором, которому полагается дипломатический паспорт. Поэтому его задержание незаконно (так считает и глава комитета Совфеда по международным делам Константин Косачев). Однако чуть позже россиянам пришлось поостыть, так как Франция — не Беларусь, которая в 2013 г. возбуждала против Керимова уголовное дело и даже пыталась объявить его в розыск через Интерпол, но потом вынуждена была и запрос отозвать, и все дела против дагестанского парламентария закрыть.

Французы же россиянам заявили, что, во-первых, на их территории олигарх находился без дипломатического паспорта, то есть в частном порядке (слова путинского пресс-секретаря Пескова о том, что «Сулейман Керимов является носителем дипломатического паспорта, с коим он въезжал на территорию Франции» они, наверное, предпочтут воспринять как недоразумение, а не как откровенную ложь или проявление непрофессионализма). Во-вторых, французская прокуратура заявила, что российский сенатор «пользуется дипломатическим иммунитетом от уголовного преследования только за деяния, совершенные им при исполнении служебных обязанностей». А еще, вероятно, французы напомнили, что, согласно Венской конвенции 1961 г., дипломатическая неприкосновенность гарантируется не всем обладателям дипломатических паспортов, а только дипломатическим агентам и дипкурьерам. И именно они не могут быть задержаны или арестованы иностранным государством. Россия уже должна была выучить это на примере Павла Бородина, которому в 2000 г. прокурор Женевы Бернар Бертосса «не советовал» посещать Швейцарию даже с дипломатическим паспортом (хотя знаменитый арест Бородина в 2001 г. в Нью-Йорке во время его попытки посмотреть на инаугурацию Джорджа Буша-младшего состоялся в момент, когда у него этого паспорта при себе не было).

Так что рассчитывать Керимову на скорое снятие обвинений и возвращение на родину благодаря сенаторскому статусу не приходится. Ведь предъявленные ему обвинения в занижении (в два, а по некоторым данным даже в три раза) стоимости покупаемой недвижимость для уклонения от уплаты налогов, согласно французскому законодательству, могут быть трактованы как воровство из бюджета как минимум нескольких десятков миллионов евро (колоритные персонажи 90-х, рассуждая о святости своего общака, говорили, что «не занести в казну — все равно, что украсть из нее»; теперь российским предпринимателям предстоит осознать этот тезис и по отношению к бюджетам хотя бы иностранных государств).

И эта жадность может обернуться для Керимова гораздо более тяжелыми последствиями, чем потеря $117 млн, на которые подешевели акции принадлежащих ему компаний всего через день после его ареста. По информации «Эха Москвы», задержание сенатора может быть частью большого международного комплекса дел об отмывании денег и утаивании налогов, которые ведет в том числе и американское ФБР. И в этой связи начинают возникать предположения, что арест Керимова может быть своего рода «репетицией» западными правоохранительными органами открытия новых дел, касающихся активов российской политической и экономической элиты за рубежом. Ведь 2 февраля истекает 180-дневный срок, в течение которого, согласно новому санкционному законодательству, американское разведсообщество должно будет представить данные о счетах, предприятиях, акциях и недвижимости «друзей Путина» на Западе. И арест Керимова воспринимается как определенное предупреждение: пока по возможности берем тех, кто не только выводил ворованные у россиян деньги, но и совершал с ними уголовные правонарушения на территории западных стран. А скоро можем взяться за всех.

Так что российским политбизнесменам лучше хотя бы без дипломатического паспорта к своим каннским виллам не выезжать. Но, как понятно из разъяснений французской прокуратуры, и он не всегда может гарантировать неприкосновенность. Тем более что возникает вопрос: как они будут служебные командировки оформлять? Дома-то понятно: подпишут любую ахинею типа открытия чего-нибудь российского (культурного центра или даже выставки). Но будет ли этого достаточно европейцам, чтобы признать командировку «дипломатической». Она ведь должна бы включать и встречи с представителями местной элиты для налаживания дипломатии, хоть и «народной». А кто захочет встречаться с россиянами? Только Марин Ле Пен и иже с ней. Но не «запалит» ли Кремль таким образом всех своих «полезных идиотов»?

Но дело Сулеймана Керимова породило еще одну версию, базирующуюся на нелогичности и рискованности его поездки во Францию, да еще и без диппаспорта. Этот российских политик пока как бы в санкционные списки не внесен, что, правда, не помешало еще полностью не введенным новым американским санкциям причинить ему убытки: летом (после принятия закона) акции его компаний также подешевели и даже серьезнее, чем после ареста в Ницце, — на $226 млн (просто потому, что российские, а значит, «токсичные»). Но ведь об открытых против него уголовных делах он не мог не знать, тем более после обысков на его виллах. Так зачем же Керимов полетел в такую несчастливую для него Ниццу, в которой он 10 лет назад чуть не разбился на машине вместе с известной телеведущей Тиной Канделаки? Может, французская тюрьма уже начинает казаться российским бизнесменам более комфортной, чем московская «свобода». Или Керимов решил присоединиться во Франции к ранее сбежавшим туда обиженным и раскулаченным Кремлем Сергею Пугачеву (раньше принадлежал к окружению Путина) и Тельману Исмаилову (входил в ближний круг отставленного Кремлем бывшего московского градоначальника Юрия Лужкова). Сведения о том, что они готовы добровольно дать показания против «хозяев России», иногда всплывают в западных СМИ. Ну а Сулейману Керимову такие показания, вполне возможно, что и не очень принудительно, придется давать в ходе расследования открытого против него уголовного дела. Может, он затем и полетел в Ниццу, чтобы оказаться там чуть раньше российских коллег по политико-предпринимательскому цеху. Ведь тот, кто даст показания раньше, вполне может быть переоформлен из обвиняемого в свидетеля.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир