Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Динамичная стабильность. Объединятся ли Молдова и Румыния?

Понедельник, 3 Сентября 2018, 18:45
Молдавская политика проста и вполне доступна здравому уму человека. Но выжить в ней трудно

Фото: EPA/UPG

На центральной площади Кишинева - площади Великого Национального собрания (ПВНС), ретроспективно - бывшей Ленина, Свободы (от российского присутствия в Бессарабии) и Соборной, 26 августа случилось два с половиной протеста. Две оппозиционные силы: союз "Действия и Солидарности" PAS и "Достоинства и правды" DA, а также примкнувшая к нему Либерально-демократическая партия (ЛДПМ) - это раз, и партия Шора - это два - протестовали против действующей власти и друг против друга. Власть в лице полиции разделяла стихии, не допуская мордобоя, и вяло винтила особо громких активистов PAS-DA , скандировавших "Позор!" у памятника Штефану чел Маре.

А ближе к "камню Гимпу" - гранитной глыбе установленной в память о жертвах политических репрессий в эпоху СССР на месте демонтированного памятника Ленину, расположились в палатках автомобилисты, протестовавшие против повышения цен на топливо, - это еще половинка, так как на полноценный протест они явно не тянули.

Мероприятия вышли не очень многолюдными, тысячи по две-три с каждой стороны плюс сотня сидевших в палатках козлевичей, но довольно зрелищными и шумными.

Через неделю, 2 сентября, до Кишинева из города Алба-Июлие, в котором  1 декабря 1918 г. было принято решение об объединении Трансильвании с Румынией, добрались  участники шествия за объединение с Румынией  Молдовы.  Добрались они, надо сказать, не без труда, поскольку их тормознули на румынско-молдавской границе, а добравшись, станцевали на той же площади вместе со своими кишиневскими сторонниками хору (хора - молдавский танец. - Ред.) объединения. По поводу их задержки на границе МИДЕИ - молдавское министерство не просто каких-то там иностранных дел, а еще и европейской интеграции - выпустило специальный пресс-релиз, в котором извинилось, сославшись на "единичный случай, который произошёл из-за технических сложностей в информационной системе Пограничной полиции, усугубленных неадекватным поведением некоторых граждан", с которыми никакого сладу не было, и мамой поклялось "неуклонно соблюдать взятые на себя обязательства в рамках Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, в том числе международные нормы свободного передвижения граждан". Танцующих хору было в общей сложности тоже тысячи три.

Ах да, еще в тот же день, 2 сентября, на площади Суворова, что в Тирасполе, прошел военный парад в честь 28-летия Приднестровской Молдавской Республики (ПМР).

Надо полагать, что в следующие выходные на ПВНС выйдут социалисты из пророссийской ПСРМ. Если выйдут, то будут митинговать уже за независимость Молдовы, во всяком случае от Румынии, ну и еще самую чуточку - за близость с Россией, переходящую даже в некоторый интим, за Таможенный союз и за ЕАЭС.  Будет их тоже тысячи три - три с половиной. 

Так Молдова постепенно становится европейской столицей уличного протеста. В скором времени каждый турист, взглянув в сети на график акций на ПВНС, сможет выбрать протест себе по вкусу и определиться с датой приезда.

И только правящая Демократическая партия (ДПМ), которую возглавляет молдавский олигарх Влад Плахотнюк, обделена правом на протест, поскольку она правящая. Впрочем, нельзя исключать, что и ДПМ выйдет протестовать. Например, против каких-нибудь протестов. Или, скажем, против Дании - ну а зачем они убили своего принца Гамлета?  Ведь это Молдова, страна неограниченных возможностей, в которой возможно практически все, кроме повышения зарплаты.

Но сакральная суть протестов, объединяющая их общим смыслом, остается скрытой от стороннего наблюдателя.  Между тем с сутью все просто. Молдавская политика вполне доступна для понимания здравому уму человека. Вот только выжить в ней трудно.

Итак, что же происходит?

Вся полнота власти в Молдове уже несколько лет сосредоточена в руках олигарха Влада Плахотнюка, который формально от власти дистанцирован и не занимает никаких политических должностей, кроме председательства в ДПМ. Тем не менее вся Молдова отлично знает, кто в ней хозяин и, следовательно, кто отвечает за зарплату, урожай, погоду, криминальную обстановку, вонь с очистных и настроение граждан.  Между тем живется в Молдове довольно скверно - в том смысле, что бедно и без особых перспектив, так, что даже  движ на площади случается только в Кишиневе.  И Плахотнюк в общественном мнении уже подошел к стадии эволюции руководителя, в которой, как это изложено в известном анекдоте, ему пора готовить три конверта. В том смысле, что 24 февраля выборы в парламент, и если пустить дело на самотек, то граждане запросто могут обеспечить парламентское большинство пророссийским социалистам. А такой поворот вызовет нежелательный перекос в политической системе Молдовы, притом нежелательный для всех, включая и социалистов. Поскольку для верхушки ПСРМ "выход из ассоциации с ЕС и вступление в ЕАЭС", прописанный в ее программе, это примерно то же, что попадание в рай: нацеливаемся после смерти, но умирать сегодня вечером не хотим. Ну а остальным политикам весь это бред тем более ни к чему.  

У политиков, нашедших свои ниши, немного другие интересы. Всем им, и Владу Плахотнюку в первую очередь, а первую скрипку играет именно он, удобнее всего удерживать Молдову в состоянии перманентных успехов, достигаемых в ходе вечно длящейся ассоциации с ЕС: демонстрировать Западу движение вперед, но сохранять ситуацию максимально статичной.  Естественно, что Плахотнюк желает также и сохраниться у власти, а для этого ему нужно большинство в парламенте. Ничего, если даже оно будет коалиционным, а в чем-то это и к лучшему, поскольку тогда у Плахотнюка появится возможность отвести, хотя бы частично, от себя и от своей партии накопившееся недовольство. Чтобы этого достичь, Плахотнюку нужно разбить одно большое недовольство лично им и его ДМП на много маленьких недовольств, враждующих друг с другом, по принципу "пусть расцветают все цветы и скачут все кони".  

И молдавские кони под благосклонным взглядом Плахотнюка заскакали аки кузнечики. Сегодня правящей проевропейской ДПМ противостоят сразу три оппозиции: пророссийская ПСРМ во главе с действующим президентом Игорем Додоном; хрупкая проевропейская коалиция PAS - Майи Санду и DA - Андрея Нэстасе и  промолдавская, в том смысле, что "ни ЕС, ни ЕАЭС, а антикоррупционную прокуратуру распустить" -  партия "Шор". На Илане Шоре висят 7,5 года реального срока за банковские махинации, от которого он уходит, затягивая дело в суде второй инстанции. По факту же Шор будет находиться на свободе ровно до тех пор, пока против этого не возражает Плахотнюк.

Биографии Санду и Нэстасе тоже настоящий клад, к серьезным раскопкам которого прокуроры пока не приступали. А еще к PAS-DA (если что, аббревиатура не склоняется, вот и склоняйте ее) жмутся остатки ЛДПМ, лидер которой, Влад Филат, отбывает девятилетний срок за коррупцию, и, опять же, только от Плахотнюка зависит, выйдет ли он по УДО за примерное поведение. А с ПСРМ Додона в сложных, отчасти союзных, отчасти конкурентных отношениях находится "Наша партия" Ренато Усатого, который уже много лет живет напротив своего дома, поскольку не может въехать в Молдову из-за открытого против него уголовного дела. Правда, Интерпол прекратил его розыск, признав дело политическим. Но в Молдову Усатому все равно ходу нет.

Несмотря на  нелады с законом, Усатый электорально контролирует Бельцы, второй по величине город Молдовы, а Шор - Оргеев, в 30 километрах от Кишинева.

Такое многомерное устройство оппозиции дает возможность растащить на мелкие куски любые протесты, что позволит Демпартии более или менее благополучно пережить выборы и получить лоскутный парламент, где у нее не будет, конечно, большинства, но будет, вероятно, самая крупная фракция. Плюс админресурс. Плюс  упомянутые выше возможности Плахотнюка и другие его возможности, не упомянутые, ибо их у него много.

В общем, в Молдове все будет стабильно. Несмотря на протесты.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир