Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Как проучить аятолл? Что будут делать США с Ираном в ядерном клубе

Вторник, 17 Октября 2017, 16:40
США хотят организовать мир по-новому, закрыв все прорехи, по которым опасные технологии, требующие ответственного обращения, утекают в страны, утверждающие свое право на священную войну против неверных и особое покровительство им высших сил

Фото: topwar.ru

Американская неприязнь к Ирану, мало-помалу обострявшаяся начиная с февраля, пришла, наконец, к логичному финалу. В минувшую пятницу Дональд Трамп, проведя консультации со своей командой по национальной безопасности, утвердил новую стратегию для Ирана. Как сказано в пресс-релизе, выпущенном по этому поводу, ее разработка стала "кульминацией девятимесячного обсуждения с Конгрессом и с нашими союзниками того, как наилучшим образом защитить американскую безопасность". Но все пока непросто: союзники США в целом выступают против, а Конгресс еще не сказал своего слова. Хотя, по всей вероятности, Конгресс одобрит действия Трампа.

О чем новая стратегия

Новая стратегия предусматривает жесткие меры против иранской ракетной программы, которая нарушает баланс сил на Ближнем Востоке, и введение новых санкций против части представителей Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Она также ставит под сомнение ядерные соглашения обамовской администрации с Ираном - так называемый Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), принятый в Вене в 2015 г., после длительных и сложных переговоров между Ираном и пятью членами СБ ООН: США, Китаем, Великобританией, Францией и Россией, а также Германией. Суть плана - в предоставлении Ирану доступа к ядерной энергетике с мирными целями. Иран, в свою очередь, должен воздерживаться от создания ядерного оружия. За выполнением этих обязательств следят инспекторы МАГАТЭ, а с Ирана в награду за сговорчивость были сняты многолетние санкции. Трамп не будет просить Конгресс вернуть прежние санкции против Ирана, что означало бы выход США из ядерного соглашения. К тому же это было бы неэффективно, поскольку остальные страны-участницы не видят оснований прессовать Иран. Белый дом призовет дать старт новым санкциям в том случае, если Иран перейдет "определенные границы".

Но границы, которые Ирану не следует переходить, обозначены довольно туманно. И с причинами, заставившими Трампа начать антииранскую кампанию, все тоже не очень понятно, по крайней мере - на первый взгляд. Формально Иран не совершал серьезных нарушений СВПД. Это признают и остальные пять подписантов, и представители МАГАТЭ, и сам Трамп, пусть и нехотя, припоминая разные мелкие нарушения. Но мелкие нарушения и трения с инспекторами, учитывая иранскую специфику, почти неизбежны. Теократия (а Иран - это именно теократия, поскольку аятолла Хомейни по конституции стоит выше президента, и КСИР подчиняется именно ему, напрямую) плохо сочетается и с ядерной энергетикой, и с международным правом. Тем не менее шесть стран в 2015 г. подписали СВДП с Ираном - а сейчас что-то пошло иначе, и Трамп считает это соглашение никуда не годным.

При этом речь идет вовсе не о минутной вспышке. Первые звонки, как уже было сказано, раздались еще в феврале, то есть сразу же после прихода Трампа в Белый дом. Это не ситуативная реакция, а продуманный курс. Причем позиция Трампа абсолютно логична. Трамп рассматривает не формальное выполнение/невыполнение СВДП, а политику Ирана в целом. И тут уже возникает море вопросов: февральское испытание Ираном новой ракеты средней дальности "Сумар", способной нести ЯО на 600 км, действия КСИР и набранных им наемников в Сирии, препятствия работе 5-го флота США в Персидском заливе и кибератаки против США и их партнеров в регионе, поставки оружия хуситам в Йемене, действия спецподразделения КСИР "Кодс", оказывающего поддержку "Хезболле", "Хамасу" и "Талибану" (кстати, террористической организацией объявлен не весь КСИР, а именно "Кодс"). Наконец, сама доктрина "пробуждающегося ислама", сформулированная Хомейни и положенная в основу внешней политики Ирана, согласно которой "исламское пробуждение" положит конец доминированию США и его союзников в мире, что враждебно США уже само по себе.

Суммируя все это, Дональд Трамп и госсекретарь США Рекс Тиллерсон с полным на то основанием говорят, что политика Ирана не соответствует духу СВПД и что иранский режим поддерживает терроризм и несет насилие и хаос по всему Ближнему Востоку. А раз это так, то США, сознавая свою ответственность за происходящее, должны вмешаться и положить конец агрессии Ирана и его ядерным амбициям. Что касается СВПД, то он является, по сути, не гарантией отказа Ирана от ЯО, а лишь ширмой, скрываясь за которой Иран потихоньку делает собственную бомбу. В самом лучшем случае СВПД может лишь немного оттянуть превращение иранской теократии в ядерную державу.

Международная реакция и возможные последствия

Инициативы Трампа не встретили поддержки со стороны остальных подписантов СВПД. Что было вполне ожидаемо. Для России Иран - ключевой, хоть и сложный, союзник на Ближнем Востоке. Остальных в целом устраивает сложившаяся ситуация формального урегулирования - это чисто бюрократическая реакция, и Трамп в данном случае выступает как антибюрократ, ломающий неэффективную структуру, - запомним этот момент. В свою очередь, Иран предсказуемо стал в позу "нас не сломить" - что, в общем, тоже верно. Тридцатилетние санкции действительно не сломили Иран, хотя и существенно замедлили его технологическое развитие. Средневековую теократию успешно изолировали, правда, частично, но все-таки успешно, от новейших технологий.

При этом антииранские ограничения ни у кого восторга не вызывали, ибо торговать с подсанкционным Ираном хотели все - в точности, как и с подсанкционной Россией. Тем не менее США, хотя и не сразу, добились того, чтобы санкции в целом работали. Очевидно, что запустить старые санкции снова невозможно технически. Их механизм выстраивался и отлаживался годами, а в настоящее время он демонтирован. Многие подписанты, прежде всего Франция, крупно вложились в Иран, и новый виток санкций без очень конкретной причины не поддержат. А конкретной причины нет - есть хотя и существенные, но лишь общего характера соображения. Но США в принципе могут преодолеть сопротивление союзников и за несколько лет выстроить новую систему санкций, не хуже старой. Вопрос лишь в том, нужно ли им это. И если нужно - то зачем именно? Речь идет, повторяю, не о ситуативной реакции на какое-то неловкое действие Тегерана, вовсе нет. Соединенные Штаты определенно начинают долгий, заранее спланированный внешнеполитический марафон.

Но зачем им это? Именно этот вопрос повисает сегодня в воздухе. На него нет ответа - но лишь до тех пор, пока мы анализируем иранскую проблему изолированно от других действий США.

Парижский договор, ЮНЕСКО, Иран - что дальше?

Ясность наступает тогда, когда мы начинаем рассматривать международную политику США как единое целое. Отказ от Парижского договора, выход из ЮНЕСКО и дезавуирование СВПД укладываются в единую схему, о которой я уже не раз писал: Соединенные Штаты готовят реформу ООН. Непримиримость позиции Трампа в этом вопросе станет понятнее, если вспомнить, что, согласно правилам Генассамблеи, доля выплат в бюджет ООН для стран-членов колеблется от 0,001% бюджета организации для самых неразвитых стран до 22%. Больше всего, 22%, платят США. Далее в списке доноров ООН идут Япония (9,68%), Китай (7,92%), Германия (6,39%), Франция (4,86%) и Великобритания (4,46%). Россия платит около 3%. Чуть больше 1% от общего бюджета выплачивают около 18 стран, а 135 из 197 членов ООН платят меньше 0,1% - среди них, например, Пакистан, Бангладеш и Непал.

Но Трамп - бизнесмен, а не карьерный политик. Он умеет считать деньги и полагает, вероятно, искренне, что степень влияния той или иной страны в ООН должна быть пропорциональна ее взносу и, по большому счету, ее реальному влиянию в мире. Глядя на нынешнее бессилие и неэффективность ООН, выродившейся в бюрократическую структуру, озабоченную только собственным выживанием и самовоспроизводством и не приносящую уже почти никакой реальной пользы, приходится признать, что Трамп, возможно, прав. Что нынешняя ООН изжила себя, а в новую ООН, учтя нынешний негативный опыт, не следует принимать всех подряд. Для всех подряд должна быть отдельная организация с иными возможностями влияния. А "первая ООН" должна объединять только сильные, технологически развитые и в силу этого демократичные, уважающие права человека и понимающие свою ответственность перед человечеством страны.

И Трамп начал шаг за шагом выводить США за пределы ООН, с тем чтобы проводить собственную политику, не связанную решениями международной бюрократии. Попутно он формирует с помощью этой политики контуры будущей "Организации Прогрессивных Наций" с жесткими условиями приема. Конечная цель: ограничение доступа стран, не входящих в клуб "Первой Лиги", к высоким технологиям. В особенности, к потенциально опасным. Это означает конец апокалиптических амбиций провинциальных диктаторов. Они смогут как угодно тиранить своих подданных, но уже не смогут угрожать взорвать весь мир. Тот же Иран с его ядерной программой целиком зависит от поставок оборудования, технологий, знаний и кадров из развитых стран и без них ничего сделать не сможет. Иной вопрос, что любое эмбарго в сегодняшнем мире оказывается дырявым. Так вот, США хотят организовать мир по-новому, закрыв все прорехи, по которым опасные технологии, требующие ответственного обращения, утекают в страны, утверждающие на конституционном уровне свое право на священную войну против неверных и особое покровительство им высших сил. Но для этого нужны принципиально новые международные инструменты. Не просто выходящие за пределы нынешней ООН, а вообще несовместимые с идеей о равенстве всех стран.

Критики такого курса, и прежде всего Россия, призывают Трампа к "взвешенности". Но он давно все просчитал и взвесил и играет на обострение сознательно. У США есть механизмы влияния, которые позволяют шаг за шагом принудить их европейских союзников присоединиться к санкциям. Причем речь необязательно будет идти о прямом давлении. Можно ведь пойти и иным путем: позволить ситуации пойти вразнос, подталкивая Иран к игре на обострение, довести кризис до северокорейского состояния и заставить весь мир ужаснуться. К слову, игра с Пхеньяном - тоже часть плана Трампа. Технологически развитый мир должен быть поставлен перед выбором: либо принятие нового порядка, в основе которого будет лежать жесткий контроль за доступом к опасным технологиям, а в дальнейшем, вероятно, и к передовым научным знаниям, которые смогут получать только благонадежные граждане развитых страны - либо глобальная катастрофа. Санкции против Тегерана на этом фоне - мелкий и частный вопрос. Но одновременно они и один из наглядных уроков, которые США намерены преподать миру, впавшему в опасную расслабленность и излишнюю терпимость к разного рода средневековым диктаторам.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир