Мир

Сумерки Европы. Почему Марин Ле Пен при Де Голле сидела бы в тюрьме

Не успела пройти неделя после победы Дональда Трампа, как в ЕС заметили, что популизм в мире набирает силу. И не просто заметили - а даже успели испугаться

"Демагогия и популизм - это проблема не только Америки, но в любом другом месте на западе политические дебаты находятся в тревожном состоянии", - заявил вчера министр финансов Германии Вольфганг Шойбле.

Добавив, что победа Трампа на президентских выборах в США потрясла многих европейских законодателей перед выборами во Франции и Германии в следующем году, на которых правые и ультраправые партии и кандидаты ожидают очень хороших результатов.

Учитывая ситуацию, опасения прихода к власти популистов имеют для Шойбле практический аспект. Популистская "Альтернатива для Германии", которая, кстати, использует почти ту же риторику, что и Дональд Трамп (о вреде мигрантов, засилье "нетрадиционалов" и "крепкого лидера Путина"), имеет реальные шансы войти в Бундестаг. И не просто "войти", а получить около 15 процентов поддержки, и принять участие в формировании правящей коалиции. И пока жесткие споры относительно мигрантов между Христианско-демократическим союзом Меркель и партнерским Христианским социальным союзом неустанно опускают рейтинг правящей коалиции, а конкуренты из социал-демократической партии не могут выбраться из худшего кризиса на протяжении последних десятилетий, "Альтернатива для Германии" продолжает рассказывать, что будет отправлять мигрантов на уединенные острова за пределами Европы. И спокойно готовится повторить успех Трампа.

Впрочем, с рейтингом фрау канцлерин и ее политсилы все еще очень и очень неплохо (как-никак, почти 35%), несмотря на непопулярные решения о беженцах и другие маленькие расхождения мнений со своими избирателями. Зато в той же Франции ситуация близка к катастрофе.

Действующий президент Франции Франсуа Олланд установил рекорд непопулярности среди всех глав Республики в ХХ и XXI веках. Положительно работу французского лидера оценивают 11% граждан, 87% решительно недовольны его деятельностью на своем посту. Параллельно с тем 79 депутатов подписали проект резолюции об импичменте президенту Франции Франсуа Олланду и передали его представителям исполнительной власти. Причина тоже чудесная - разглашение сведений, составляющих государственную тайну, в процессе пустопорожней болтовни с журналистами.

Все это можно было бы рассматривать, как шанс, подаренный социалистами правым оппонентам, которые из "Союза за народное движение" стали просто "Республиканцами". Впрочем, и здесь ситуация далека от идеала - жесткое противостояние между экс-президентом Саркози и экс-премьером Аленом Жюппе грозит расколом и никак не способствует нарастанию рейтинга партии.

Естественно, что на таком фоне "Народный фронт" Марин Ле Пен может спокойно и эффективно наращивать рейтинг исключительно на критике обеих ключевых политических сил.

Поэтому сентенции старого и мудрого Шойбеле о наступлении популизма, безусловно, вполне оправданы. Только, похоже, не полные.

Потому что популисты - будь то Трамп, Фарадж, Ле Пен, Тимошенко или Ляшко - это не "ударная сила хаоса". Их не складывают в общественных местах террористы - и не рассылают в заархивированном виде путинские хакеры. Популисты появляются там и только там, где правящие элиты теряют связь с потребностями и пожеланиями своих избирателей, так и с самой реальностью. Погрузившись в собственные проекты - будь то обогащение, строительство мнимого "светлого будущего", "рая для беженцев" или чего угодно еще - элиты заполняют публичное пространство толерантной, взвешенной и никому не интересной болтовней. Именно тогда и появляются в политическом пространстве люди, которые говорят простые и всем понятные вещи. А также дают приятные для всех обещания. Не только не будучи в состоянии их выполнить - но даже не особенно скрывая этот факт.

Популисты - это своеобразные "санитары леса", которые добивают те политические системы, которые и без того ослабли. Трамп не выиграл бы выборы у Рональда Рейгана. Фарадж в те времена, когда на Даунинг-стрит квартировалась Маргарет Тэтчер, подметал бы улицы, а не решал бы судьбу Соединенного Королевства. За получение денег на ведение политической деятельности от страны - потенциального противника во времена Де Голля Марин Ле Пен, в лучшем случае, имела бы много времени, чтобы познакомиться с тюремной кухней.

Поэтому, жалуясь на засилье популистов, европейским политикам стоит поискать и причину этого неприятного явления. Эта причина оккупирует высшие посты во многих странах ЕС на протяжении уже очень многих лет.