Мир

Трансатлантическая фронда. Почему Берлин и Париж не могут управиться с ЕС

Внутри Евросоюза оформляется оппозиция экономическому курсу общеевропейских социал-демократов

Фото: banker.bg

Если вынести за скобки оборонную составляющую братиславского саммита ЕС — тем более, что, как оказалось, руку на пульсе этого вопроса уверенно держит Великобритания, — выяснится, что "континент" отнюдь не становится более управляемым в ходе попыток франко-германского дуумвирата управлять им. Кроме вопросов многострадального Брекзита и общей обороны, ключевым является наболевший вызов подписания Трансатлантического торгового партнерства (ТТИП).

Ранее, по крайней мере исходя из заявлений германского вице-премьера Зигмара Габриэля, казалось, что, несмотря на теплые отношения между нынешним Берлином и нынешним Белым домом, Германия решила отложить этот вопрос в долгий ящик из-за неуступчивости американских визави. Вместе с тем предпринимать решительные шаги по расширению рынков для европейских производителей необходимо. Состояние экономики Союза оставляет желать лучшего, а хозяйство наиболее отстающих и обремененных долгами его членов вообще дышит на ладан.

Однако, по-видимому, Берлину не удалось навязать свою волю прочим странам-членам. По информации Euractiv.com, в день саммита (напомним — неформального, основной в этом году станет декабрьская встреча) стало известно, что министры торговли двенадцати стран ЕС обратились с коллективным письмом к еврокомиссару по вопросам торговли Сесилии Мальмстрём, в котором выразили поддержку соглашению ТТИП и планам подписать его, как ранее и планировалось, до конца текущего года.

Чувствуется, что здесь не обошлось без влияния Вашингтона, как и завершившееся "перемирие" в Сирии, ради которого США пошли на унизительные уступки режиму Путина, подписание ТТИП должно было (или еще может?) стать алмазом в короне либеральной внешней политики уходящего президента Обамы (а именно завершения торговой интеграции всего Большого Запада).  За несколько дней до братиславского мероприятия Politico.eu сообщил, что после привлекших самое пристальное международное внимание заявлений французских, немецких и австрийских политиков о приостановке переговоров по ТТИП Белый дом оказал давление на своих контрагентов в европейских столицах, предлагая рамочный вариант подписания политической версии соглашения до конца текущего года. Согласно этому плану после одобрения рамочного варианта договор будет воплощаться в пошаговом порядке.

Среди государств, вошедших в список "раскольников", практически нет новых европейцев, кроме Чехии и стран Прибалтики (что указывает на изменение их традиционной ориентации с Вашингтона на Берлин — крайне сомнительный "успех" восьмилетия Обамы), зато есть Британия, Ирландия, Италия, Испания, Португалия, Финляндия, Швеция и Дания. Таким образом, это в первую очередь Южная Европа и весь балтийский регион. В чем же дело?

Следует обратить внимание, что застрельщиком в этом антигерманском демарше (а соответственно, и антифранцузском — похоже, позиция Парижа за последние три года перестала хоть чем-то отличаться от позиции Берлина) согласилось выступить итальянское министерство торговли.  Главная причина — продолжающееся плачевное состояние итальянских банков и их зависимость от американской финансовой системы.

Финансовая система Италии (не говоря уже об Испании и Португалии, но там хотя бы были предприняты структурные реформы) так и не отошла от долгового кризиса еврозоны в начале десятилетия. Американские рынки сбыта, появление американских работодателей и расширенный доступ к услугам лопающихся от лежащих мертвым грузом долларов американских банков нужны этим странам как воздух.

Впрочем, разумеется, не только им. Просто страны Балкан (обратим внимание, между прочим, что на днях Совет ЕС принял заявку о членстве Боснии и Герцеговины, а значит, Брюссель не отказался от планов интегрировать все страны, ассоциированные с ЕС соглашениями о стабилизации 2005 г.) и три другие, кроме Чехии, страны "Вышеградской группы" пока побаиваются окриков из "нормандского формата". 

Тем не менее внутри ЕС оформляется оппозиция экономическому курсу общеевропейских социал-демократов, а вместе с ним и той "менее ответственной" конфигурации трансатлантического партнерства, которую они продвигают. И если южноевропейские страны явно хотят просто поправить свои дела, то восточноевропейским во многом надоел бюрократический социализм, навязываемый франко-германским дуэтом. Кроме того, выходит, что Брекзит вовсе не развязал руки германским и французским политикам (а также — Брюсселю).

Выяснилось, что Британия держит ЕС за горло неводом социально-экономических связей с восточноевропейскими странами, которые не хотят отпускать Великобританию до тех пор, пока права восточноевропейских рабочих в Соединенном Королевстве не будут гарантированы. А Великобритания, в свою очередь, не торопится уходить. Причем визит в Киев Бориса Джонсона продемонстрировал, что в рамках англо-американского альянса именно Лондон в американоцентричной системе теперь назначен "приглядывать" за Украиной.

Соответственно, планы и проекция уже существующего в миниатюре трансатлантического союза простираются значительно дальше пресловутого "нормандского формата". И не факт, что эти планы сможет разрушить даже Дональд Трамп в случае своего избрания президентом США в ноябре.  Остается только немного пожалеть Франка-Вальтера Штайнмайера, надеявшегося, вероятно, на братиславский триумф дуумвирата и в связи с этим презентовавшего свою книгу, в которой он размышляет об альтернативах.

Утратив альтернативные пути развития, Европейский Союз может потерпеть крушение, пишет немецкий министр иностранных дел в своей новой книге " Европа — это решение — завещание Черчилля", фрагменты из которой приводит Tagesspiegel. Безальтернативными, по мнению Штайнмайера, в прошлом считались многие политические меры, начиная с политики поддержки евро и заканчивая сделкой с Турцией по беженцам. В книге Штайнмайер признается, что он и себя критикует за то, что отметал вопросы и сомнения критиков, считая их безальтернативными. Его книга вышла в свет 19 сентября, к 70-летию знаменитой речи Уинстона Черчилля о Европе, произнесенной в Цюрихском университете.

Впрочем, вряд ли Берлину, Брюсселю и Парижу понравятся любые альтернативы. Например, старая добрая, но пересмотренная и расширенная идея Междуморья Йозефа Пилсудского. И если до российской агрессии и Брекзита возрождение Междуморья считалось архивной фантазией, то саммит в Братиславе показал, что время наиболее смелых альтернатив уже переступает порог.