Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Трансформация Причерноморья. В кого превращается Румыния из "идеального врага" Украины

Четверг, 21 Сентября 2017, 11:00
Перезагрузка в украинско-румынских отношениях состоялась. Вопрос, что будет дальше и какой будет цена нынешнего добрососедства

Российская агрессия против Украины не только обрушила существовавшую до сих пор систему международной безопасности. Одним из ее последствий стало нарушение существовавшего баланса сил на Черном море. Кроме того, она существенно повлияла и на отношения Украины со странами Черноморского региона: Молдовой, Румынией, Болгарией, Турцией и Грузией. Где-то, как, например, в отношениях Киева и Бухареста, произошел радикальный поворот, где-то, хоть без него и обошлось, акценты начали расставляться несколько иначе. В любом случае Причерноморье уже никогда не будет таким, как прежде. Статья о Румынии продолжает цикл публикаций, посвященных трансформации региона.

Если до 2014 г. Румынии отводилась роль "главного врага" Украины, то за прошедший с начала российской агрессии период она превратилась в союзника. Бухарест остается главным проводником стратегии НАТО в Черноморском регионе и выступает с инициативами, направленными на усиление присутствия альянса. Перезагрузка в украинско-румынских отношениях состоялась. Однако ряд острых вопросов, омрачавших дружбу двух государств, не столько решен, сколько отодвинут на второй план. Как будет в дальнейшем развиваться диалог Киева и Бухареста, будут ли принесены интересы Украины на Дунае в жертву союзническим отношениям, - на эти вопросы ясных ответов сейчас нет.

Идеальный враг

До 2014 г. Румыния идеально подходила на роль "главного врага".

Она выглядела таковым с позиций истории, в которой причудливо сплелись советские мифы и концепты с современными украинскими: захватила в 1918 г. Бессарабию, в 1941-м выступила на стороне гитлеровской Германии против СССР. 4-я румынская армия штурмовала Одессу, и низкие боевые качества румынских солдат долгое время служили поводом для насмешек и стали дополнительным кирпичиком в строительстве мифа "дедывоевали". Это неуважение и даже презрение к румынам особенно культивировалось в Одессе, которая находилась в зоне румынской оккупации, и было перенесено также на нынешнюю Румынию. Справедливости ради, стоит отметить, что тому способствовали и некоторые действия румынской стороны - например, попытка частичной реабилитации румынского диктатора Иона Антонеску в 2006 г. (отменена высшим судом Румынии через два года).

Правда, украинцам, традиционно не интересующимся всем, что происходит вокруг "родной хаты", события в Румынии и позиция румынских властей становились известны благодаря российским масс-медиа, которые привычно делали акцент на одних деталях и упускали другие. Весь этот коктейль из стереотипов прошлого и настоящего в конечном итоге и сформировал пренебрежительное отношение к Румынии, которое у кого-то даже выразилось в обиде: почему их берут в ЕС, а нас - нет.

Кроме того, длительное время существовала проблема "утраченных территорий", то есть регионов, входивших в состав Великой Румынии в период 1918-1940 гг. и присоединенных к Советскому Союзу по пакту Молотова-Риббентропа. Это современная Правобережная Молдова, Буковина, Хотинщина и южные районы Одесской области. В начале 1990-х этот вопрос действительно существенно осложнял отношения двух стран. Еще до распада СССР 24 июня 1991 г. румынский парламент принял Декларацию парламента Румынии по пакту Молотова-Риббентропа и его последствиям для страны, которая содержала, по сути, требование вернуть Румынии Южную Бессарабию, округ Герца и Северную Буковину.

В ответ Верховный Совет Украинской ССР в заявлении от 5 июля 1991 г. расценил такие действия румынской стороны как выдвижение территориальных претензий, заявив, что "Украинская ССР отрицает какие-либо претензии на ее земли, откуда и от кого бы такие претензии ни происходили". Стоит сказать, что немалую роль здесь сыграл молдавский унионизм - движение, направленное на воссоединение Молдовы с Румынией. Молдавские унионисты были страшилкой не только для Приднестровья, но и для жителей украинской Бессарабии.

Обмен политическими претензиями продолжался до тех пор, пока Румыния вплотную не подошла к вступлению в НАТО. Одним из ключевых требований присоединения к альянсу является отсутствие территориальных споров с соседями. Это и способствовало подписанию 2 июня 1997 г. базового Договора об отношениях добрососедства и сотрудничества, подтвердившего нерушимость границ. Но, как говорится в анекдоте, "осадок остался". И любое заявление румынских политиков или прессы, где содержались или угадывались территориальные претензии к Украине, моментально оказывалось в центре внимания и служило поводом для очередной волны негодования. Тем более что российская пресса способствовала распространению таких новостей.

Недоверие к Румынии не было преодолено даже после Оранжевой революции, когда Бухарест рассматривался как один из "адвокатов" Украины в НАТО. Румыния принимала участие в учредительном съезде Содружества демократического выбора 2 декабря 2005 г., которое рассматривали как фундамент Балтийско-Черноморской оси (впрочем, эта организация оказалась недееспособной). Состоялся взаимный обмен визитами глав государств.

Однако романтический период закончился в 2009 г., после решения Международного суда ООН в Гааге. Длившийся пять лет судебный процесс закончился вердиктом, согласно которому Змеиный хоть и был признан островом, а не скалой (как настаивала румынская сторона), но он не должен был учитываться в пользу Украины при определении ее исключительной экономической зоны и разделе континентального шельфа. В результате Румынии отошла часть континентального шельфа, потенциально богатая углеводородами.

Решение Гаагского суда, понятное дело, не добавило теплоты в отношения Бухареста и Киева. Кроме того, существовало еще несколько спорных вопросов. На территории Украины проживает более 250 тыс. молдаван, которые являются четвертой по численности этнической группой, и более 150 тыс. румын. И если Румыния всех считает румынами, то для Украины различие между двумя этническими группами, говорящими на одном языке, имело принципиальное значение. Опять же из опасения, что когда-нибудь Румыния под предлогом защиты сограждан может попытаться потребовать назад исторические территории. Эти опасения усиливались раздачей населению юга Одесской и Черновицкой областей румынских паспортов под предлогом восстановления гражданства для тех, чьи предки жили на территории Румынского королевства до 1940 г. Логика казалась простой и очевидной: сегодня - соотечественники, завтра - сограждане, послезавтра - танки.

Нельзя не упомянуть и о конфликте вокруг глубоководного судового хода (ГСХ) Дунай—Черное море. Решение строить этот канал в украинской части дельты Дуная было принято Кабинетом Министров для того, чтобы ослабить румынскую монополию на выход из Дуная в Черное море и создать условия для развития придунайских портов. Решение с экономической точки зрения абсолютно правильное, но, как это нередко бывает, сделано было через... Украина фактически решила проблему явочным порядком, не пройдя необходимые процедуры согласований и не соблюдая требований подписанных ею экологических конвенций. Этот факт был использован румынской стороной, которая стала настаивать, что украинский канал наносит ущерб экологии дельты Дуная. Экономический спор между конкурентами обрел политический окрас.

И хотя в отношениях с Россией было гораздо больше проблем, чем в отношениях с Румынией, тем не менее о русской угрозе в предвоенные годы почти не говорил, а о румынской писали все, кому не лень.

Тем более что Бухарест негативно воспринял харьковские соглашения о пролонгации пребывания Черноморского флота Российской Федерации в Крыму. В ноябре 2010 г. президент Траян Бэсеску подчеркнул, что Румынию "не устраивает факт пролонгации Россией соглашения о базировании ее флота в Севастополе". Подобную позицию неоднократно высказывали другие румынские политики и эксперты. Надо сказать, что в целом в тот момент румынское политико-экспертное сообщество рассматривало Украину как проводника российской внешней политики в Черноморском регионе и не видело смысла выстраивать какие-либо особые отношения, помимо существующих.

Украинские же масс-медиа тиражировали заявление члена Общественного совета при Министерстве обороны РФ Игоря Коротченко о том, что Черноморский флот защитит Украину от территориальных притязаний Румынии, а один из приближенных к Партии регионов украинских политологов советовал играть на венгерско-румынских противоречиях и развивать контакты с венгерской партией ФИДЕС и ее лидером Виктором Орбаном. Это сейчас Коротченко, рассыпающий угрозы в адрес Украины, воспринимается как коверный клоун, а тогда с его идеями носились так же, как и с упоминавшимся политологом, цена слов которого уже известна, равно как и позиция венгерского премьера.

Фактор румынской угрозы попытались раскрутить во время Майдана. Украинские СМИ, скорее всего, с подачи российских, растиражировали новость о том, что Румыния намерена предпринять интервенцию для защиты своих сограждан в случае распада Украины. Цитируемая публикация была всего-навсего мнением, высказанным в личном блоге сучавским корреспондентом газеты Adevarul Дину Зарэ. Но она преподносилась чуть ли не как официальная позиция Бухареста. В общем, "заканчивайте Майдан, а то Румыния нападет". Примечательно, что эту публикацию российские пропагандисты до сих пор таскают в зубах, чтобы доказать, что не Россия, а именно Румыния представляет угрозу для Украины.

Идеальный друг

Аннексия Крыма и война на Донбассе дали толчок перезагрузке украинско-румынских отношений. Президент Траян Бэсеску уже 24 февраля 2014 г., через три дня после кровавой драмы на Майдане, заявил, что Румыния поддерживает независимость и территориальную целостность Украины.

Бухарестские политики и экспертное сообщество осознали, что Украина не Россия и не является проводником российской политики в Черноморском регионе. И для Румынии гораздо лучше, чтобы ее соседом была демократическая и стабильная Украина, чем какая-нибудь "Одесская народная республика". Бухарест не радует и усиление российского влияния в Молдове, где Румыния традиционно имеет интересы. Российская агрессия нарушила сложившийся в последнее время баланс сил в регионе. И это прекрасно осознают в Бухаресте. Глава штаба ВМС Румынии вице-адмирал Александру Мирсу заявил, что милитаризация Россией Крыма ведет к тому, что вся румынская прибрежная линия находится в зоне досягаемости российских ракет "земля-земля" дальнего радиуса действия.

С самого начала Румыния оказывает Украине посильную помощь, принимая на лечение украинских военных и организуя программы оздоровления детей из украинских семей, пострадавших в войне против российской агрессии.

Еще более значима помощь в рамках натовских программ. В апреле 2016 г. появилась информация, что Румыния решила выделить 250 тыс. евро военно-технической помощи и внести 500 тыс. евро в работу трастового фонда Украина—НАТО по вопросам кибербезопасности. А в июне нынешнего года Румыния в рамках этого фонда предоставит Украине оборудование для киберзащиты на более чем 1 млн евро. Весьма актуальная помощь в свете предпринятой недавно масштабной кибератаки на украинские ресурсы.

Румыния первой из стран - членов Евросоюза ратифицировала Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС. В феврале 2015 г. состоялся визит в Бухарест министра иностранных дел Украины Павла Климкина, а 17 марта впервые за семь лет Украину посетил президент Румынии Клаус Йоханнис. В ходе встречи двух президентов обсуждался ряд двусторонних вопросов, в том числе и приднестровское урегулирование. Только в 2014-2015 гг. был подписан ряд межправительственных соглашений: о мерах укрепления доверия и безопасности, о местном пограничном движении, еще два - о прокладывании оптико-волоконного кабеля через украинско-румынскую границу в районе между Орловкой (Украина) и Исакчей (Румыния) и об открытии международного пункта пропуска для паромной переправы между двумя этими населенными пунктами. Последнее соглашение крайне важно, поскольку, имея с Румынией общую границу по Дунаю, Украина не имеет на этом участке пункта пропуска. Попасть в Румынию из Одесской области украинские граждане могут только через Молдову.

Не менее плодотворным был и ответный визит Петра Порошенко в Бухарест в апреле прошлого года. Киев и Бухарест подписали совместное соглашение о патрулировании государственной границы между Румынией и Украиной для борьбы с коррупцией и контрабандой, о сотрудничестве в сфере военных перевозок и др. Также обновили Украинско-румынскую совместную президентскую комиссию.

Еще один важный вопрос, который обсуждался в ходе визита украинского президента в Румынию, - повышение энергетической безопасности, в частности, вопрос о диверсификации поставок газа. Петр Порошенко предложил ускорить работу над заключением соглашений об интерконнекторах между газотранспортными системами Румынии и Украины, что даст возможность импортировать газ с румынской стороны. Бухарест, помимо всего прочего, является также союзником Украины в борьбе против строительства обходного газопровода "Северный поток-2", который продвигает Россия. Румыния вместе с еще семью странами Евросоюза выступила против строительства обходного газопровода, заявив, что проект несет риски для энергетической безопасности Центральной и Восточной Европы.

Из трех черноморских государств - членов НАТО именно Румыния наиболее активно настаивает на усилении позиций альянса в регионе. В свое время она дала согласие на размещение элементов американской системы противоракетной обороны (ПРО). Румыния также выдвинула идею о создании флотилии НАТО в Черном море, включающей корабли Румынии, Болгарии и Турции, и намеревалась привлечь к этому проекту Украину. Но эта инициатива не нашла поддержки со стороны Софии. Тем не менее Румыния продолжает политику, направленную на противодействие военным усилиям России, что безусловно, соответствует и интересам Украины.

Определенный интерес представляет и инициатива о создании новой системы регионального взаимодействия, базирующейся на треугольнике Польша—Украина—Румыния.

Кто оплатит чек

Прогресс в отношениях и сближение позиций двух стран очевиден. Но удалось ли полностью разрешить все имевшиеся к началу российско-украинской войны противоречия? Увы, многие из них остались. Просто отошли на второй план по сравнению с другими, более важными проблемами. Например, вопрос предоставления румынского гражданства. Инициатива президента Украины по ужесточению ответственности за наличие второго гражданства может затронуть тысячи граждан Украины, которые имеют паспорт Румынии.

И, конечно же, остается проблема ГСХ Дунай—Черное море. Она также отошла в тень. Тому в немалой степени способствует и то, что украинские ведомства, в первую очередь Министерство инфраструктуры, так и не выработали какой-либо стратегии по отношению к Дунаю и придунайским портам. Вопрос этот выходит за чисто экономические рамки.

Украинская Бессарабия - это действительно узел экономических, социальных, экологических и этнических проблем. Складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, украинские политики и СМИ рассказывают страшилки о "бессарабском сепаратизме". С другой - практически ничего не делается, чтобы улучшить экономическую ситуацию в проблемном регионе. Хорошо хоть злополучную автотрассу Одесса—Рени начали ремонтировать.

Уровень вовлеченности Украины в реализацию Стратегии ЕС для Дунайского региона (Дунайской стратегии) на государственном уровне немногим больше нулевого. То, что удается сделать в рамках Стратегии, делается преимущественно усилиями неправительственных организаций или местных властей (яркий пример тому - открытие экопарка "Картал" в приграничном Ренийском р-не). Комплексное видение участия Украины в Дунайской стратегии также разработано неправительственными организациями.

Подобное невнимание к Бессарабии в стратегическом плане может дорого обойтись. Причем речь не идет о сепаратизме, хотя Россия всячески пытается спровоцировать этот процесс.

У власть предержащих, до сих пор не определившихся со стратегией в отношении к Румынии, может возникнуть искушение махнуть рукой и пожертвовать интересами на Дунае в угоду союзнику. 10-11 июля в Бухаресте под председательством министра инфраструктуры Украины Владимира Омеляна и министра транспорта Румынии Резвана Кука было проведено второе заседание Украинско-румынской совместной комиссии по вопросам экономического, промышленного, научного и технического сотрудничества. В рамках этой встречи стороны договорились форсировать работу отдельной рабочей группы по вопросам туризма и созданию в ближайшей перспективе отдельных экспертных групп, которые займутся наработкой взаимоприемлемых решений относительно модернизации пункта пропуска Солотвино — Сигету-Мармацией, Криворожского горно-обогатительного комбината окисленных руд, каналу Быстрое, навигации на Дунае и развития транспортной инфраструктуры в рамках TEN-T. Собственно говоря, это и есть все спорные вопросы.

Именно поэтому Украине сегодня крайне необходимо как минимум выработать четкую и ясную стратегию в отношении Дуная и Румынии, с тем чтобы развитие союзнических отношений не привело к ущербу национальных интересов в столь важном европейском регионе, как Дунайский. Грань между уступками и потерей позиций может оказаться весьма тонкой.

Читайте также ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРИЧЕРНОМОРЬЯ. ПОЧЕМУ МОЛДОВА НЕ ДОВЕРЯЕТ УКРАИНЕ

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир