Мир

Уроки эстонского. О чем может рассказать платье нового президента

По состоянию на начало недели рейтинг одобрения Кальюлайд в целом по стране составил 73%. Не Путин, конечно, но для нации, не встающей ни с чьих колен,  — вполне убедительно

Фото: ohtuleht.ee

Выборы президента Эстонии, стартовавшие в конце августа, неспешно завершились 3 октября избранием на эту должность 47-летней Керсти Кальюлайд. Несмотря на рекордный срок избирательного процесса и несколько неудачных попыток, ни одна из политических сил не увидела в этом признаков кризиса. Неспешные депутаты эстонского парламента неспешно обсуждали различные кандидатуры, пытаясь прийти к консенсусу. И результатом его стала фантастическая для современной демократии популярность нового главы государства.

Эстонская школа политического тенниса

Любопытен социологический портрет сторонника Керсти Кальюлайд. Согласно данным компании Kantar Emor женщинам она импонирует несколько больше, чем мужчинам: 75,9 против 69,9%. Эстонцам - значительно больше, чем людям иного происхождения, хотя и они скорее одобряют выбор парламента, чем критикуют (80,7 и 56,5% соответственно). Наконец, хотя все возрастные группы удовлетворены новым президентом, ее сторонник - скорее человек зрелый. И если уровень ее одобрения у возрастных групп до 35 и 35-50 лет странным образом совпал (чуть более 67%), то группа 50+ в нее прямо-таки влюблена: без малого три четверти опрошенных поддерживают Кальюлайд.

Повторюсь: в Эстонии президента избирают в парламенте. При минимальном пороге в 68 голосов из 101. Если что-то идет не так, право выбора переходит к коллегии выборщиков: те же 101 депутат плюс 234 представителя местных самоуправлений, всего 335 человек. Если опять что-то идет не так, мяч возвращается в парламент. Никто никуда не торопится, прежний президент продолжает исполнять свои обязанности до избрания нового, а процесс поиска подходящей кандидатуры наполняет новостные колонки, поскольку в Эстонии вообще-то ничего особенного не происходит. Эстония не спасает мир, не планирует военные операции для защиты эстонцев за пределами страны, полагая, что если им там плохо, то они могут просто вернуться на родину, не ведет идеологические войны, и даже пятая российская колонна, зараженная местным спокойствием, какая-то вялая, не азартная.

И когда выбрать президента в коллегии выборщиков тоже не удалось, эстонские политические комментаторы в этом не усмотрели признаков кризиса. Никому не пришло в голову, что страна может вот-вот погибнуть, что всему виной вступление в НАТО и забвение русского языка, что все вообще пропало, кругом измена и уже завтра случится государственный переворот. Эстонские депутаты со спокойной основательностью вновь принялись искать кандидатуру.
Официальный список требований к президенту Эстонии доступен в Cети и в общем-то не выходит за рамки привычного. Но, судя по продолжительности выборов, существует еще один, полный список, доступный депутатам эстонского парламента, и, вероятно, представителям местных самоуправлений. И список этот столь обширен, что найти кого-то подходящего - очень непростая задача.
Да, чтобы было понятнее: Эстония - стопроцентно парламентская республика, и полномочия президента в ней чисто представительские.

Кандидат ниоткуда

В эстонских СМИ Кальюлайд называли "кандидатом ниоткуда", указывая на то, что ее мало знают в стране, но одновременно отмечая ее рациональность, уравновешенность и стремление к спокойным отношениям с Россией. Все бывшие работодатели Кальюлайд, от которых удалось получить комментарий, описывали ее как эффективного и хорошо организованного администратора. Опрос, проведенный вслед за ее избранием, показал, что 73% граждан выбор парламента поддерживают или по меньшей мере не оспаривают и не подвергают сомнению.

Дальше все тоже шло просто прекрасно - в том смысле, что не происходило ничего, выходящего за рамки протокола. В СМИ обсуждали голубое расклешенное платье, в котором президент побывала в Латвии с официальным визитом. Возникла сдержанная дискуссия: мол, с одной стороны, надо признать, платье смотрится элегантно и женственно, но с другой - стиль слишком сдержанный, чтобы не сказать скучный. Голоса разделились, а точку в обсуждении поставил известный эстонский дизайнер Алдо Ярвсу, заявивший, что новый президент придерживается стиля, соответствующего ситуации и новой должности, и потому не стоит ждать от нее появления в очень уж изящных вечерних нарядах.

Помимо платья, хотя и с заметно меньшим интересом, обсуждению подверглись политические взгляды Кальюлайд, которая определяет себя как "либеральный консерватор", то есть сторонник консервативной экономической политики в сочетании с либеральным подходом к правам ЛГБТ и иммигрантов. Обещание президента "поговорить с людьми" по всей Эстонии, уделив больше внимания внутренней политике, чем ее предшественник, вызвало интерес и сдержанное одобрение.

Кальюлайд, также вполне протокольно, высказалась в поддержку сильного гражданского общества, за меньшее вмешательство со стороны государства и расширение возможностей для реализации активности граждан, и за такую социальную политику, когда государственный бюджет "должен всегда поддерживать тех, кто слаб, прежде чем он начинает тратить на тех, кто силен". Она заявила, что не видит причин выделять русскоговорящих граждан в какую-то отдельную от остального эстонского общества категорию, поскольку все граждане Эстонии в равной мере заинтересованы в ее укреплении и процветании, а проблемы, возникающие в языковой сфере, следует решать разумно и прагматично, в рабочем порядке, стремясь к тому, чтобы молодое поколение эстонцев владело несколькими языками.

Первые визиты нового президента были нанесены в Латвию и Финляндию, к двум ближайшим соседям. Российский вопрос не вышел на первый план, но акценты были расставлены спокойно и четко: нет смысла игнорировать непредсказуемое поведение России и необходимо принимать меры безопасности; Эстония как член НАТО довольна тем, как Финляндия и Швеция сотрудничают с НАТО; Эстония выстраивает свои отношения с РФ в рамках Европейского союза и поддерживает единство Европейского союза в борьбе с агрессией России. При этом у разных стран могут быть разные подходы к этому вопросу - и это тоже нормально.

Такого рода заявления цитировать можно еще долго. Общая картина вырисовывается вполне отчетливая: президент делает взвешенные заявления протокольного характера, и эти заявления всех устраивают. Эстонское общество доверяет политику профессионалам.
Этот подход вовсе не означает отстранения граждан от участия в принятии решений по инициативе власти. Перед нами нечто противоположное: избиратели доверяют парламенту и, доверяя ему, не стремятся вникать в детали. Детали, во‑первых, далеки от повседневной жизни, а, во‑вторых, требуют специальных знаний. Если же президент делает спокойные заявления в рамках протокола, значит, все идет нормально, государство работает в штатном режиме, и вмешательство граждан в высокую политику не требуется. Что, собственно говоря, очень хорошо, поскольку у граждан хватает своих дел.

Скучное очарование буржуазии

Керсти Кальюлайд родилась в 1969 г. в Тарту. В 1987-м окончила Таллиннскую 44 среднюю школу, ныне Таллиннская Мустамяэская гимназия, в 1992 г. - факультет биологии Тартуского университета. После университета работала в качестве менеджера по продажам в государственной телекоммуникационной компании Eesti Telefon. В 1998-1999 гг. работала руководителем проекта в отделе инвестиционного банкинга в Hansapank Markets. В 1999-м стала советником по экономике тогдашнего премьер-министра Марта Лаара. В 2001 г. в том же университете защитила степень магистра по специальности "бизнес-управление". В феврале 2002 г. Кальюлайд заняла пост руководителя учета управления на электростанции Иру компании Eesti Energia, в сентябре того же года стала директором этого предприятия. В 2001-2004 гг. была членом партии Isamaaliit (Союз Отечества).

С мая 2004 г. Кальюлайд работала в Европейской счетной палате, где в период 2010-2014 гг. отвечала за методику составления годовых отчетов палаты и за соответствие подаваемых отчетов предписанным методикам. В последние годы возглавила группу, занимавшуюся составлением аудита в аграрном секторе и проведением реформ в палате. Кальюлайд также входила в совет Эстонского генного фонда и Кураторий Тартуского университета. С 2012-го руководит советом Тартуского университета. С 2016 г. возглавляет совет по мониторингу развития при канцелярии парламента.

В семье Кальюлайд четверо детей, двое взрослых и двое малолетних: одна дочь и три сына. Муж президента, Георги-Рене Максимовский, по специальности инженер-связист, работал в государственном целевом учреждении информационных коммуникаций, по другим сведениям - в департаменте информации Эстонии, занимающемся внешней разведкой и информационной безопасностью. В настоящее время в связи с работой супруги Максимовский занимается воспитанием детей и домашним хозяйством.

Другая логика

Подобная политическая реальность крайне непривычна для Украины и уже по этой причине заслуживает внимательного изучения. Что это? Равнодушие? Или все-таки рациональность?

Пойдем от противоположного: от ситуации в Украине с нашими извечными криками о зраде и перемоге. Насколько накал уличных страстей влияет на работу исполнительных органов власти и парламента и насколько это влияние позитивно?

В некоторой мере, очевидно, влияет, хотя и в меньшей степени, чем это может показаться при взгляде с улицы. Но когда крышка на кипящем котле подпрыгивает и вот-вот может быть сорвана, с этим так или иначе приходится считаться. И тот, кто поддерживает огонь общественного негодования под кипящим котлом, неизбежно получает возможность влиять на ситуацию. Но кто поддерживает этот огонь?

Как показывает опыт, причем не только украинский, горячую политическую дискуссию неизбежно берут под контроль политики-популисты. В самом лучшем случае это просто малограмотные и безответственные горлопаны. Но гораздо чаще на этом поле играют вполне сознательные и циничные манипуляторы. Что же касается граждан, вовлеченных в такие игры, то для них они всегда оканчиваются одинаково. Клас­сической сделкой Исава - продажей собственного будущего за сомнительные сиюминутные обещания.

Компетентное суждение о политике требует хорошего уровня образования, специальных знаний, глубокого погружения в конкретную ситуацию и некоторого опыта в такого рода заключениях. Иными словами, компетентное суждение - удел профессионалов. Дилетанты могут, разумеется, вести политические разговоры на кухне или в ином удобном для этого месте. К примеру, пикейные жилеты из известного романа собирались, как мы помним, у столовой № 68, бывшего кафе "Флорида". Но ничего оригинального они не выскажут. Они будут повторять штампы, вложенные им в голову пропагандой, и чем сильнее предлагаемая версия событий будет щекотать им нервы, тем больше вероятность, что именно она будет ими принята. Отсюда проистекают и бесконечные зрады, и крики "все пропало", и сомнительные публичные иконы от народной Юли до народной Нади, и президенты с двумя судимостями и...

Словом, иной раз наилучший способ использовать свое неотъемлемое право на собственное мнение состоит в том, чтобы держать его при себе, занимаясь своим делом: вождением такси, работой в парикмахерской, ремонтом теп­лотрассы или пошивом штанов, и достигать в этом совершенства. Не отвлекаясь на политику, и не требуя от политиков немедленно рассказать с трибуны всю правду о сложной ситуации в мире, во всей ее полноте.

Правда, для столь решительного шага требуется доверие, проистекающее из уверенности в собственном выборе. Что тоже логично: если за депутатов парламента проголосовало большинство избирателей, то им, вероятно, следует доверять в рамках полномочий.

Для Украины такая логика не работает. Не работает уже по той причине, что большинство украинских избирателей не ощущают себя принадлежащими к большинству. Большинство украинского общества постоянно ощущают себя в оппозиции, а популисты-манипуляторы всячески поддерживают в гражданах это ощущение, замыкая порочный круг.

Эта вечная борьба всех против всех, конечно, очень разнообразит жизнь. Но, увы, не делает ее комфортнее. Комфортная жизнь в стране наступает только тогда, когда бурление общественной жизни смещается от дежурства на баррикадах в комитеты по разведению гортензий, общества хорового пения и клубы любителей кошек. И на смену штормам приходить чуть скучноватый, но удобный для жизни штиль.

Обличитель Ильвес

Предыдущий президент Эсто­нии, Тоомас Хендрик Ильвес, стал знаковой фигурой, и Керсти Кальюлайд придется немало постараться, чтобы не оказаться в тени предшественника. За свои две каденции Ильвес приобрел репутацию человека, не боящегося называть вещи своими именами. На международной арене это качество не раз проявлялось в нежелании молчать на темы, обсуждение которых "крупные игроки" предпочли бы оставить на потом.

Так, Ильвес никогда не избегал разговоров ни об агрессии России против Грузии, ни о российской аннексии Крыма, ни об участии России в войне на востоке Украины. Более того, он не упускал случая поставить эти вопросы ребром, к примеру, перед президентом США Бараком Обамой в ходе его визита в Эстонию в 2014 г. Кроме того, Ильвес неоднократно сравнивал нынешнее поведение России с тем, что творила Германия в 1930-х годах.

Ильвес - один из тех, кто взял на себя труд напоминать международному сообществу о том, о чем оно не прочь бы забыть: нельзя решать мировые проблемы ценой интересов стран, которым не посчастливилось оказаться в премьер-лиге.
На первый срок президентства Ильвеса пришлись самые мощные в странах Балтии беспорядки, инспирированные активистами "русского мира". Поводом для них стал перенос Бронзового солдата из центра Таллинна на кладбище.

Его же администрации пришлось разбираться и с кибер-атаками на цифровую инфраструктуру эстонского государства. Впоследствии в значительной мере благодаря данным о природе угроз их собственным системам, предоставленным Таллинном союзникам, появилось целое направление в обороне, а НАТО создал центр киберзащиты в Эстонии.