Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Возвращение Вершютца. Как вдруг рассосалась угроза для пророссийского журналиста

Пятница, 12 Апреля 2019, 15:45
Киеву явно пришлось капитулировать. Как следствие, СБУ теперь выглядит откровенно глупо

Служба безопасности Украины отозвала запрет на въезд в страну руководителю киевского бюро австрийской телерадиокомпании ORF Кристиану Вершютцу. Об этом сам он написал на FB-странице, в подтверждение выложив фото письменного ответа СБУ на запрос корреспондента немецкого еженедельника Zeit Хервига Хёллера.

"Запрет въезда указаному лицу отменен в связи с получением информации о прекращении существования обстоятельств, на основании которых был запрещен въезд, о чем проинформирована Государственная пограничная служба Украины", - говорится в письме, подписанном главой пресс-службы СБУ Еленой Гитлянской. В то же время указывается, что "в деле по иску Вершютца к СБУ и МИДу судом определен срок подготовки и подачи отзыва иска до 23 апреля".

Это крайне любопытный финал (финал ли?) истории, начавшейся 7 марта. Тогда первый заместитель главы комитета Верховной Рады по вопросам свободы слова и информационной политики Ольга Червакова, сославшись на свои источники в СБУ, сообщила в Facebook, что Вершютцу на год запретили въезд в Украину ввиду "угрозы, которую он представляет для национальной безопасности". Днем позже служба подтвердила эту информацию.

Правда, об угрозе нацбезопасности в ее объяснении не было сказано ни слова. Наоборот, приводились совершенно иные - гуманные - мотивы: забота о безопасности журналиста, чья жизнь - судя по его интервью - могла быть в опасности. И "во избежание возможных провокаций во время пребывания австрийского журналиста в нашей стране СБУ, согласно законодательству", приняла решение "не пущать". Впрочем, то, что выглядит как признание неспособности его защитить, имеет другую природу.

В своем посте Червакова написала, что Вершютц "освещал события в Украине, широко используя штампы кремлевской пропаганды, тиражируя фейки от Russia Today", и нарушал режим пересечения украинской границы - ездил в Донецк, Луганск и Крым из России.

Что ж, в репортажах Вершютца можно увидеть если не симпатию к России и сепаратистам, то вполне благожелательный нейтралитет. Сюжеты из Донецка - по итогам "референдума", о похоронах Захарченко, интервью с Пушилиным и Медведчуком, пассажи о том, что "лишь Путин полностью реабилитировал татар" и "только в (оккупировавшей Крым. - ред.) России стало возможным строительство центральной мечети", а также заявления о разгуле ультранационализма, определенно не могли вызвать к Вершютцу симпатий со стороны патриотически настроенной части украинского общества.

То есть припомнить есть что. Тогда почему СБУ не воспользовалась этим аргументом? Не нашла доказательств, которые можно четко атрибутировать (так, в одном из его репортажей, к примеру, есть кадры поездки по Керченскому мосту, но он ли ехал, установить затруднительно)? Или можно, но с риском для источников информации? Или дело в стремлении избежать обвинений в цензуре и наступлении на свободу слова? Сам-то Вершютц, кстати, категорически утверждает, что никаких украинских законов не нарушал.

Впрочем, возможно, все гораздо проще. От Вершютца, похоже, попытались избавиться. Причем дело может быть не столько в ретрансляции месседжей из-за поребрика, сколько в головной боли, которую Вершютц доставлял командованию Объединенных Сил. Кстати, перед запретом на въезд в Украину ему не продлили аккредитацию в зоне ООС - как и другим членам его команды, к слову. Собственно, здесь резоны вполне понятны: лишние глаза и уши, которых невозможно контролировать, в зоне боевых действий военным не нужны. И это как раз та неудобная ситуация, когда стремление прикрыть начальственные тылы очень трудно отделить от заботы о безопасности бойцов и об имидже страны на международной арене. Иными словами, ни масса случаев, когда "нейтралы" из международных организаций и "независимые" журналисты вольно или невольно сливали информацию врагу, ни отсутствие у Вершютца лояльности к Украине (к слову, типичное и для представителей австрийского истеблишмента, давно и на различных уровнях имеющего гешефты с Россией) не отменяют того факта, что на нашей стороне хватает косяков. Которые от внимания прессы, естественно, лучше скрывать.

Изящное, как вероятно, казалось принимавшим его, решение обернулось скандалом. За Вершютца вступилось австрийское внешнеполитическое ведомство, а его руководитель, высоко ценящая путинское умение танцевать, Карин Кнайссль грозилась вынести вопрос о "недопустимой в Европе цензуре" на обсуждение на уровне глав МИДов ЕС. Вызванного на ковер украинского посла в Вене Александру Щербе попрекнули тем, что этот шаг противоречит ценностям Соглашения об ассоциации с ЕС.

Выразила свое негодование ОБСЕ. Выступили с соответствующим коммюнике и в Брюсселе: "Мы ожидаем, что любые такие решения будут включать тщательное рассмотрение прав на свободу выражения мнений. Мы также ожидаем, что украинские власти воздержатся от введения каких-либо ненужных ограничений на свободный поток информации и свободу СМИ".

В общем, Киеву, со всей очевидностью, пришлось капитулировать. СБУ же, как следствие, теперь выглядит откровенно глупо. Ведь получается, что, во-первых, угроза с годичным расчетным сроком действия рассосалась в течение месяца (Не возьму в толк: у нас кончились вершютцовские "военизированные ультранационалисты"? Или перестали представлять опасность для журналистов?). Во-вторых, далеко не факт, что после такой победы либо сам Вершютц, либо юристы ORF не захотят устроить службе - а опосредованно и украинскому руководству - показательную порку в суде - и, независимо от шансов предприятия на успех, - в СМИ. О "триумфальном возвращении свободы слова" можно и не говорить: без того ясно, что прецедент Вершютца развязывает руки и другим более-менее публичным персонажам, "обиженным" СБУ. По факту, это очередное поражение в информационной войне, вызванное недооценкой цели и крайне ограниченным горизонтом планирования.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир