Мир

Выборы в Грузии. Подозрительное поражение Саакашвили перенеслось на 22 октября

Субботние парламентские выборыв Грузии вроде бы и определили победителя. И в то же время - нет

Выборы в девятый созыв грузинского парламента, состоявшиеся в субботу 8 октября, обозначили ряд вопросов относительно состояния современного грузинского общества и качества политической жизни в республике, остающейся ориентиром для горстки постсоветских демократий в сфере успешных рыночных и институциональных реформ.

Конфликт с открытым финалом

Прежде всего, следует сказать, что нынешняя модель парламентско-президентской республики была одобрена и внедрена на закате президентства Михаила Саакашвили - как определенная компенсация его девятилетнего на тот момент президентского правления, откровенно жесткого, прямолинейного и однопартийного. За исключением небольших нюансов - это та же система распределения полномочий между "ответственным", то есть полагающимся на парламентское большинство правительством и всенародно избираемым главой государства, которая существует и в нынешней Украине.

Вместе с тем, избирательная система Грузии отличается от украинской - из 150 депутатов парламента 77 мест заполняется по спискам партий, преодолевших 5-процентный барьер, а 73 - это одномандатные округа, в которых победитель должен набрать не менее 50% голосов избирателей, в противном случае объявляется второй тур, который проводится через две недели. То есть, в нашем нынешнем случае - 22 октября.

Это немаловажная деталь, поскольку по данным ЦИК на полдень 9 октября - и это необходимо подчеркнуть в контексте всего прочего, что нужно рассказать об этих выборах - победитель не определился в 54 из 73 округов, из них 18 - в Тбилиси и 36 - в провинции. В частности, такая ситуация сложилась в Зугдиди, где бывшая первая леди Грузии, Сандра Рулофс, возглавляющая основанное Михаилом Саакашвили "Единое национальное движение" (ЕНД), заявляет о победе в первом туре и указывает на бесчинства, происходивше на избирательных участках. Правящая партия - "Грузинская мечта - Демократическая Грузия" (ГМ), в свою очередь, обещает победить во всех спорных одномандатных округах.

Теперь в это, наверное, несложно поверить, поскольку в пропорциональной части, после подсчета более 80% бюллетеней, в парламент "надежно" проходят только две политические силы - "мечтатели" (набравшие, по официальным данным, примерно 49% голосов) и "националы" Саакашвили с результатом около 27%. Около барьера также вибрирует "Альянс патриотов", который ряд комментаторов считает пророссийским, однако для практических целей анализа результатов эту партию можно временно проигнорировать (ее гипотетические несколько мандатов вряд ли повлияют на реальный расклад).

Огромный разрыв в 22% голосов между правящей и оппозиционной партиями выглядит шокирующе на фоне последних предвыборных опросов (да и в целом - опросов трех последних месяцев), указывавших на небольшие, но важные колебания в ту или иную сторону.

Занимательная социология

В середине конце сентября ГМ вырывалась вперед на погрешность в 1-2%, но при этом можно вспомнить, что огромное количество избирателей называло себя неопределившимися или отказывалось общаться с интервьюерами. Та же история повторилась и во время экзит-полов, которые, по итогам, иначе как скандальными назвать просто нельзя.

Итак, заказанный тяготеющим к "националам" Рустави-2 опрос GfK показал (что немаловажно) лидерство ГМ с 39,9% и второе место ЕНД с 32,7%, с вероятным преодолением барьера "Альянсом патриотов". Было опрошено 10 тысяч человек на 220 (около 7%) участках, что весьма представительно. Между тем, примерно треть избирателей отвечать отказалась. Так было и в ходе последних предвыборных опросов - примерно по 40% набирали две основные партии, какая-нибудь третья называлась как способная пересечь барьер, и чуть ли не большинство отказывалось сообщать о своих предпочтениях.

И если взглянуть на текущий итог, то получается, что GfK "ошиблась" (или?..) в пользу "националов" на 6%, и недооценила "мечтателей" на 12% (?!). Но опыт даже самых свободных выборов в постсоветских странах свидетельствует о том, что избиратели скорее склонны скрывать свой выбор в пользу оппозиции, нежели власти. Возможно, конечно, что эти 6%, которых недосчиталась ЕНД голосовали за какие-то партии, которые не прошли барьер, но зачем в Грузии-то вводить "поллстера" в заблуждение, да еще в таком масштабе - неясно. А разница в 12% для "Грузинской мечты" в рамках добросовестности необъяснима.

Теперь берем второй опрос, который был заказан консорциумом четырех телекомпаний, близких к правящей партии, и заказанный компании TNS. Он показал диаметрально противоположные результаты, а именно - астрономические 53,8% для ГМ и жалкие 19%  для ЕНД. В данном случае, "мечтателям" прибавили не так уж много (если, конечно, верить подсчету голосов - хотя вроде бы, жалоб наблюдателей и самих партий на процедуру не наблюдается), всего 4-5 процентов, а у ЕНД "увели" примерно 7%. Оппозиция была крайне скандализирована этим экзит-полом и ночью явилась в ЦИК, чтобы заявить свой протест и сделать намеки на то, что, возможно, такие совпадения как огромный результат в одном из двух экзит-полов и процент лидерства "Грузинской мечты" по ходу подсчета - неспроста.

Но это был несколько странный разговор - председатель ЦИК Тамар Жвания ничем не могла бы помочь лидерам ЕНД. В конце концов, они сказали, что это чуть ли не Иванишвили (который с ноября 2013 года не занимает официальных постов) считает голоса. Но, пусть многое из этого - дань грузинской театральности. Другое дело, что если - как свидетельствуют заявления "мечтателей", более 20 кандидатов от правящей партии победило уже в первом туре, а по пропорциям партия может рассчитывать на примерно 50 мандатов, то заветная цифра в 76 штыков однопартийного большинства практически у нее в кармане. А если еще не сегодня, то через две недели, когда правящая партия обещает - возможно, излишне громогласно - победить чуть ли не во всех оставшихся на второй тур 50+ округах и вообще получить конституционное большинство.

"Единое национальное движение", пока получающее в районе 30 мандатов, не собирается слагать оружие и консультируется насчет проведения акций протеста, тем более, что оппозиционерам, похоже, некуда деваться. Такое ощущение возникает из специфической атмосферы, сложившейся в политической жизни Грузии в последнее время - то налоговая заглянет на огонек, то МВД начинает очередное расследование, то взрывается автомобиль оппозиционного депутата.

Вроде бы, по большому счету, мелочи, которые даже не формируют какой-то целостной картины - скажем, некоторые участки подвергались вандализму, были слабые заявления о "каруселях", но ни одна из наблюдавших организаций не объявила о таких нарушениях, которые и впрямь могут подвергнуть сомнению высвечиваемый на табло результат. 

Правда, по словам Сандры Рулофс в ее округе - где противник от "мечтателей" не смог победить даже в родном селе - творился настоящий беспредел (разгром участков, разбегающиеся наблюдатели), может быть, такое было много где? Итак, что же происходит? Может быть, правящая партия, как в старые-недобрые для Грузии 90-е, доминирует в медиа, занимается подкупом избирателей или задействует административный ресурс? Возможно, некие случаи и имеют место, но все же какой-то системности и тенденции нет.

Давайте посмотрим на объективные показатели.

Куда мигрирует избиратель

На выборах 2012 года "Грузинская мечта" получила почти 55% голосов по спискам и победила в 41 округе, таким образом сформировав большинство в 85 мандатов, а "Единое национальное движение" завоевало 40% голосов, победив в 32 округах и получив 65 мест. Так получилась нынешняя двухпартийная система, и, если уж на то пошло, то откалывались группы политиков от "Грузинской мечты", всегда бывшей своего рода широкой коалицией. Так, именно от нее ушел Ираклий Аласания, получивший со своими свободными демократами более 4% голосов - как и некоторые другие политики.

В то же время мы видим потерю 5% и потерю 13% основной оппозиционной партией, которая все эти годы подвергалась имиджевым атакам. В свою очередь, явка избирателей хоть и снизилась, но не критично - с почти 60 до 52 процентов (правда, интересно теперь чьи голоса это были). И все же, почему оппозиционный правый центр потерял почти в три раза меньше правящего центра левого? Мысль о манипуляциях не отпускает, но возможно, причины иные. Прежде всего, грузины на форумах пишут о том, что это первая каденция политической силы в их современной истории, которая обошлась без...войны. Далее, говорят о том, что вообще-то ЕНД получало похожий результат все последние годы на выборах разных уровней - это и есть его ядерный электорат, и движение так и не смогло выйти за его пределы. Харизма Саакашвили на партию не распространяется, а время его правления уже удаляется в памяти, тускнеет.

Кроме того, часть общества сильно раздражена "визовой" демагогией Евросоюза и в целом позабывшим, как им кажется, о Грузии Западом. Это не означает, что эти избиратели уходят к маргинальным пророссийским силам - скорее, их влечет в сторону агрессивных православных консерваторов.

Часть хочет продолжения спокойной, пусть и несколько застойной жизни под знаком доброго Бидзины Иванишвили, который, как Качинский в Польше или Плахотнюк в Молдове, не занимает никаких должностей в исполнительной власти, но почему-то все уверены, что в Грузии все решает именно он.

Любопытный момент: хотя за 9 лет правления "националов" (2003-2012) ВВП Грузии в долларах США вырос в четыре раза, а средний темп годового роста составил 6,66%, но и за срок пребывания у власти мечтателей те же прямые иностранные инвестиции выросли в два раза. Однако, по сравнению с пиком в 2012-13 годах ВВП уменьшился, а средний темп роста упал ниже четырех процентов в год. Но, может быть "не ростом единым" - да и не плата ли это за расширение соцсектора, реального или виртуального?

Наконец, никаких поворотов во внешнеполитическом курсе Тбилиси итог этих еще, собственно, не закончившихся парламентских выборов не сулит. А вот что будет происходить с конституцией страны если "мечтателям" удастся сформировать мегабольшинство, не сдвинется ли она в сторону "нелиберальной" демократии в одной из ее причудливых форм - вот это скоро станет ясно.