Мир

Парадокс Путина. Власть регионов на выборах в Думу не подыграет Кремлю

Трансформация путинского режима может начаться с полусотни мандатов-джокеров

Фото: timefortennis.ru

В воскресенье 18 сентября в РФ состоятся внеочередные (они проходят на три месяца раньше срока) выборы в Государственную Думу. Ввиду того, что сегодня известно о внутреннем устройстве России - весьма далеком от соревновательной демократии в течение как минимум 13 лет - слово "выборы" вызывает, в лучшем случае, ухмылку (ведь фашистская политическая система, мутировавшая в соответствии с веяниями постмодерна, вроде бы вполне может обойтись без них).

И зря. За кулисами милитаристского психоза, раздутого пропагандой до хтонических масштабов, стоит реальная, пусть и завуалированная политическая борьба. А раз она пока не вынесена на улицы, даже кастрированные выборы (очень важные для внешней легитимности режима кремлевских клептократов) продолжают оставаться единственной формой выявления общественных настроений и межрегиональных балансов. В особенности если речь идет о такой огромной и разной стране, как бывшая РСФСР.  

По стопам Януковича  

Что нужно знать об этих выборах в том смысле, в каком они отличаются от скандально сфальсифицированных и вызвавших массовые протесты в Москве выборов декабря 2011 года? Пять лет назад испуганный режим Путина пошел на ряд "гибридных" уступок. Во-первых, порог прохождения в парламент был снижен с 7 до 5%. Во-вторых, партии, набравшие 3% голосов, стали получать государственное финансирование и были освобождены от требования собирать подписи для регистрации на выборы всех уровней, кроме президентских.  

Безусловно, после выпадения РФ из системы международного права, после нападения на Украину и оккупации Крыма в 2014 году, по стране прокатился вал репрессий против тех, кто выступал против войны с Украиной и противостояния с Западом. Режим Путина убил лидера оппозиции Бориса Немцова, отрезал от легальной политической деятельности сотни активистов (таких, как Алексей Навальный, чуть было не выигравший выборы мэра Москвы в 2013 году). 

Вместе с тем, за последние два года, стремясь обезопасить свое доминирование в условиях прогрессирующего ввиду экономического кризиса упадка популярности главной путинской партии "Единая Россия", Кремль внезапно вернул отмененную лет десять назад смешанную систему парламентских выборов.

Как и в Украине образца 2012 года, этот шаг был мотивирован идеей о том, что обоснованные сомнения в способности партии Путина-Медведева взять большинство без фальсификаций могут быть нейтрализированы успешным выдвижением местных "авторитетов" и раскрученных подконтрольным телевидением персонажей по одномандатным округам.  

В этой логике содержится так называемая институциональная ловушка, которая очень часто встречается в поведении режимов, имитирующих собственную общенациональную поддержку при отказе от запрета партий и введения официальной цензурной инстанции в СМИ.  

Владимир Путин отнюдь не желает ассоциироваться с династией Кимов в Северной Корее, но еще не готов провозгласить себя пожизненным правителем на манер султана Брунея. Отсюда проистекает и такая изощренная система политического управления Россией, выстроенная, будем объективны - не худшими умами. Поэтому Кремлю достаточно контролировать сравнительное большинство, как в рамках системы государственной власти, так и СМИ.  

Большинство, в свою очередь, формируется с помощью специфических по содержанию опросов общественного мнения и результатов выборов. В 2016 году менеджмент режима, во главе которого на данный момент стоит первый замглавы АП РФ Вячеслав Володин, имея понимание о растущем недовольстве масс в силу фактически двукратного падения уровня жизни, превзошел себя в технологическом "иезуитстве".  

Центр против регионов   

Итак, к участию в выборах допущены партии, открыто (слева, справа, и полностью) критикующие политику Путина. Более того, они в кои-то веки получили доступ к федеральным телеканалам. Наконец, вертикали власти дано неформальное указание удержаться от грубых фальсификаций - вбросов, каруселей, подделки протоколов между участком и округом, и так далее.  

Другое дело, что неизвестно насколько этот сигнал воспринят вертикалью как подлинное руководство к действию. И причин для этого две (выше мы не зря упомянули институциональную ловушку). Первая: вернув 225 мажоритарных округов, Кремль вернул в политику и региональные элиты, которые были обречены на послушное молчание в течение прошлого десятилетия.  

Вторая - списочная система выборов в РФ устроена по рейтинговому принципу в рамках одной партии: это означает, что чем больший процент голосов получит партия (в 95% случаев речь о "Единой России") в регионе, тем выше ее кандидаты по списку будут находиться по итогу голосования. Отсюда следует вот что: если федеральный центр заинтересован в низкой явке (сегодня, согласно опросу уже закрытого Левада-центра явка предполагается на уровне 40-45%), то региональные элиты из той же главной кремлевской партии заинтересованы в высокой явке.  

При этом сам Левада-центр был закрыт. По-видимому, потому, что слишком уж выпукло демонстрировал в своих отчетах быстрое падение рейтинга "Единой России" (на конец августа 31% от идущих на выборы, 50% от всех, -15% по сравнению с январем этого года). И тут вот что интересно - в простой пропорциональной системе даже 40% гарантировали бы ЕР большинство. В смешанной системе все ровно наполовину сложнее. Поэтому рассмотрим возможный сценарий итога этих выборов (источники статистики - Левада, сайт мажоритарщиков Deputat Club - по ряду узкопрофессиональных причин он небезупречен, но других нет).  

Условие первое - явка в 40-45%. Условие второе - отсутствие брутальных фальсификаций (впрочем, небезызвестное в среде электоральных социологов сравнительное распределение по Гауссу уже к утру 19 сентября покажет, были ли они). Итак, даже отбросив возможность дальнейшего снижения рейтинга ЕР за две недели сентября, мы получим в избираемой по пропорциям части парламента следующее: минимум 129 мест для Единой России, минимум 40 мест для КПРФ, минимум 38 мест для ЛДПР и минимум 18 мест для Справедливой России. Но нужно уточнить - соратники Зюганова и Жириновского могут легко поменяться местами (вероятность очень высока), а бывшая "левая нога" Кремля, "эсеры" - вообще не попасть в Думу. Все это в рамках возможного.  

Что касается либералов, "Яблока" и Партии народной свободы, то они могут пройти барьер в 5% только при условии, что а) половина россиян безбожно врет в опросах б) явка почему-либо вырастет раза в полтора-два, причем именно в трех мегаполисах: Москве, Петербурге и Екатеринбурге. Шансы на это крайне малы.  

Гораздо любопытнее дела обстоят в мажоритарной части. Кандидаты от Единой России лидируют в 97 округах за пределами двух столиц. В Москве и Питере они претендуют еще на 16 мандатов. Это означает, что ориентир Кремля - как минимум 240 мест в новой Думе, простое большинство с небольшим запасом (но при этом неизвестно, насколько управляемы будут около сотни одномандатников - по своему украинскому опыту мы помним, что в таком случае 2х2 далеко не всегда равно 4).  

Альтернативная полусотня  

Максимальный возможный результат партии Путина-Медведева - 322 мандата, конституционное большинство. Правда, желания получить настолько накрученный результат у Кремля, предположительно, нет: мало того, что у Думы будет с точки зрения международного права очень подмоченная легитимность из-за проведения выборов в аннексированном Крыму, но лишняя ответственность за возможные конституционные пертурбации ему ни к чему. Однако в российских реалиях эксцесс исполнителя неизбежен. В регионах могут перестараться. Из этих 322 мандатов как минимум 80 - очень спорные. Поэтому перейдем к другим партиям.  

В разрезе округов более или менее гарантируют себе победы "Справедливая Россия" (7), ЛДПР (3), и по два округа - у КПРФ, внезапно допущенных к выборам противоречивых "Зеленых", и двух правоконсервативных партий, более или менее управляемых администрацией президента РФ - "Родины" и "Патриотов России".  

А вот дальше начинается сущий электоральный ад - примерно треть одномандатных округов, в которых развернулось нешуточное противостояние, причем невзирая на край или область (еще раз напомним об институциональной ловушке). Итак, "Родина" имеет шансы на победу в 32 округах, КПРФ - в 31, "эсеры" - в 24, созданный Кремлем симулякр либеральной силы "Партия Роста" - в 21 округе, Яблоко - в 20, Зеленые и ЛДПР - в 16, ПАРНАС и Патриоты России - 10, осколок КПРФ, "Коммунисты России" - в 8, и управляемая из Кремля бывшая партия олигарха Прохорова "Гражданская платформа" - в 4-х.  

Еще в трех округах могут победить весьма специфические "самовыдвиженцы". Например, в Адыгее пытается попасть в Думу невыездной в силу недавнего испанского ордера на арест бухгалтер одной из близких к Кремлю ОПГ Владислав Резник, внезапно встретивший серьезное сопротивление "аборигенов". В общем и целом, даже в условиях этой пародии на выборы путинский режим интенсивно вибрирует.  

Поэтому появляется логичный вопрос (нет, серьезных протестов по итогам голосования никто сегодня не ожидает, ибо Россия - не Украина, но такие события вообще малопредсказуемы), а именно вопрос о границах вероятного. Общий результат в менее чем 226 мандатов будет аппаратным, политическим и историческим поражением для Путина - поэтому его постараются не допустить любым способом. Поэтому можно предположить, что правящая партия, так или иначе, получит 250+ мест. Еще 200 мест разделят между собой "лояльные прочие" - коммунисты Зюганова, "либеральные демократы" Жириновского и, возможно, "эсеры" Миронова.  

А вот последние 50 мандатов представляют собой интригу. Либералы или ультраправые? Зависит ли от этого дальнейшая история России? И да, и нет. Если кому-то этот ответ покажется туманным, то уместно напомнить: ни в последнем парламенте СССР, ни в первом парламенте Украины антикоммунисты отнюдь не составляли большинства.