• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Адепты сложной простоты

Дизайнеры Ронан и Эрван Буруллек избегают вычурных форм и едких цветов. Преклоняясь перед простотой и функциональностью, они не позволяют себе ни одно
Реклама на dsnews.ua

 Дизайнеры Ронан и Эрван Буруллек избегают вычурных форм и едких цветов. Преклоняясь перед простотой и функциональностью, они не позволяют себе ни одной лишней деталью нарушить баланс прекрасного.

До 30 июля c. г. в филиале Центра Жоржа Помпиду в городе Мец проходит первая персональная выставка предметников Ронана и Эрвана Буруллек. Это не ретроспектива и не каталог продукции, выпущенной под фамилией дизайнеров, скорее — фиксация текущего состояния их дел. Поскольку работы французов коллекционируют такие авторитетные учреждения, как Музей Дизайна (Лондон), MoMA (Нью-Йорк), Музей декоративного искусства (Париж) и парижский Центр Помпиду, то кажется даже удивительным, что братья удостоились подобной выставки только сейчас. Но лучше позже, чем никогда: 1000 кв. м галереи заполнились плодами более десяти лет их работы — тут и готовые продукты, и прототипы.

Экспозиция озаглавлена «Бивак» и составлена так, чтобы напоминать временный лагерь. Ведь по-другому джунгли из светильников, «проросшие» стулья и шитые стены не назвать. Метко выбранный фокус выставки точно отражает стиль Буруллек: органичность, модульность, гибкость — качества, за которые дизайнеров в равной степени любят и фабрики, и музеи.

Видеть больше

Ронан и Эрван Буруллек стали главной французской сенсацией со времен Филиппа Старка. Эти бретонцы имеют все шансы в скором времени стать новыми классиками предметного дизайна. Дело не только в их доверительных отношениях с ведущими европейскими фабриками (Alessi, Cappellini, Flos, Kartell, Ligne Roset, Magis, Vitra), но и в том, что братьям Буруллек удалось стать одним из самых узнаваемых «брендов» нового поколения французского дизайна. Ведь Ронану и Эрвану повезло появиться в «миллениум» — время, когда французская дизайн-школа остро нуждалась в смене приоритетов, а производители настойчиво искали новые лица.

Дизайнеры попали в волну французского возрождения вместе с Кристофом Пилле, Матали Крассе, RADI, но их звезда зажглась быстрее. Возможно, так случилось потому, что они в отличие от других дебютантов не стажировались у Филиппа Старка (посредством обучения значительно влияющего на молодежь), а пошли своей дорогой.

Французы сумели вывести свою формулу дизайна и придать ему актуальное звучание, привлекающее лучших производителей мебели в Европе. Объекты от братьев Буруллек минималистичны, легки и воздушны, однако за этой визуальной простотой скрывается тщательный анализ формы и функции и ответственный подход к подбору и расходу материалов. Работы Буруллек можно сравнить с платьем от независимого дизайнера: с виду они имеют почти классическую форму, а если посмотреть на изнанку, там обнаруживаются сплошные «нанотехнологии».

Реклама на dsnews.ua

Так, стул Baguette, представленный на Миланском салоне в 2011 г., с виду — изящный, гладкий, очень тонкий, кажется, что, того и гляди, развалится под весом сидящего. Однако ножки стула изготовлены из прочного массива ясеня, а под спинкой находится алюминиевый каркас, не видимый с «лицевой стороны», — так братья избегают ненужного декора и делают предмет полезным.

Как им удается выделяться среди прочих минималистов? «Простота с юмором» — резюмируют сами братья. В продумывании наиболее эргономичной формы Буруллек часто приходят к парадоксальным выводам и создают объекты, внешний вид которых никак не намекает на их назначение. Это позволяет новоявленным педантам быть интересными и непредсказуемыми, и часто даже заказчики не берутся прогнозировать, что братья придумают в следующий раз. Такой неожиданной была дебютная работа Эрвана Буруллека, занимавшая центральное место на стенде Cappellini в рамках Миланского салона 2000 г., похожая на клетку гигантского грызуна.

Но из сопутствующей документации выяснялось, что это кровать, точнее — кабина для сна Lit Clos. Вместе со стульями Hole и Spring, разработанными его братом Ронаном для Cappellini, Lit Clos сделали корнер итальянской фабрики самым резонансным на выставке. Постель на стальной опоре, куда нужно было забираться по лестнице, была призвана вызывать детские воспоминания о домике на дереве. Будучи столь непохожим на кровать, поэтичным объектом, это место отдыха, тем не менее, весьма актуально для современных open space планировок, где ощущается недостаток в уединенности.

Отсекать лишнее

Часто дизайнеров Буруллек сравнивают с их заокеанскими коллегами — братьями Кампана. Но в отличие от дурашливых бразильцев, Буруллек, будто инженеры-архитекторы, корпят над каждой идеей и превозносят функцию над формой, а на вопрос, каким должен быть дизайн, хором отвечают: «Полезным». Поэтому для французов проектирование — это не только эскизы, но и многочисленные эксперименты в мастерской с полномасштабными моделями, где их окунают в различные растворы и пробуют авторские техники крепления.

Собственно, международная карьера Буруллек стартовала с создания такого полезного объекта мебели. В 1999 г. Ронан разработал модульную кухню, которая собиралась из всевозможных ящиков, полок и крючков. Идея возникла из-за того, что сам дизайнер незадолго до этого переехал и никак не мог найти удобную мебель. А придуманную им кухонную базу можно было в случае чего разобрать и перевезти на новое место. Эту работу на мебельной выставке в Париже заметил Джулио Каппеллини, владелец одноименной итальянской компании, и нанял Ронана для реализации собственных разработок и фабричных заказов. Ронан, получив крупный заказ от мебельного магната, предложил Эрвану, который только закончил учебу, ассистировать ему. Тот согласился, и так молодой дуэт начал завоевывать мир.

Полезность стала основным критерием и в самом стиле работы братьев. Старший Ронан специализируется на технических деталях, в то время как Эрван — эксперт по визуальной части. Так они и работают: Эрван придумывает форму спинки, а Ронан решает какой процент стекловолокна войдет в состав материала для ее изготовления. Братья подписывают предметы общей фамилией, хотя однажды и пробовали разделить авторское право. Практика не прижилась, и они отказались от этой идеи, предпочитая активно использовать братскую «телепатию». Оба счастливы, что работают вместе и посмеиваются над теми бедолагами, работы которых не утверждаются производителями. Перед тем, как объяснять заказчику ценность проекта, братья репетируют в непринужденной обстановке, играя в дебаты, чтобы церемония «защиты» прошла максимально успешно. Рационализм и функциональность давно стали рабочим кредо Буруллек. «Наилучший результат достигается после долгих споров о второстепенных деталях. Когда мы работаем в абсолютном согласии — выходит посредственно», — сетует Ронан.

Спешить медленно

Братья Буруллек крайне трудолюбивы, но никуда не спешат. Пока Филипп Старк и Карим Рашид успевают создать по три коллекции мебели, по два интерьера, оформить ряд витрин и разработать капсульную коллекцию украшений, братья могут чертить один единственный светильник. И это вовсе не художественное преувеличение: создание стула или коллекции сантехники занимает у Буруллек 4-6 лет — долго, но зато дизайнеры продумывают каждую мелочь и создают практически универсальные формы, которые легко и как угодно комбинируются, поэтому заказчики соглашаются ждать, и у братьев от них отбоя нет.

Так, для того, чтобы сидение стула Vegetal (спроектированного для знаменитой фабрики Vitra) имитировало узор вьющихся растений, дизайнеры трудились четыре года. Концепт претерпел немыслимое для серийного производства количество корректировок — 1000 модификаций на бумаге и еще 50 в моделировке. По завершению впору было выпускать фотокаталог с техническими описаниями и воспроизведением всех этапов проектирования, что Ронан и Эрван и сделали, попутно оказав услугу начинающим дизайнерам и показав высокие стандарты работы.

Будучи ярыми трудоголиками, братья Буруллек проводят много времени в своей парижской студии. Ее организация полностью подчинена требованиям и нуждам дизайнеров — скромна, как монастырь, состоит из двух этажей, и кроме братьев там работают только четыре ассистента и администратор. Рецепция наверху, мастерская внизу — здесь и происходит вся креативная магия. Самая показательная из комнат посвящена дизайну стульев. Там хранится около 200 чертежей. «Мы реализовали только пять из них, и только два из пяти хороши, причем один из них лучше второго» — говорит Ронан, имея в виду стул Steelwood для Magis. Второй — это Slow для Vitra. Вот в этом все Буррулек — главные критики самих себя.

Эта требовательность имеет и обратную сторону — реализованные проекты братьев Буруллек гарантированно имеют успех и резонанс в мебельном мире и занимают топовые места в интерьерных хит-парадах. Сегодня их портфолио наполнено узнаваемыми предметами, в нем нет проходных вещей. Как показал опыт сотрудничества Буруллек с разнообразными компаниями, их дизайн не несет рисков для производителя из-за своей продуманности и нулевой вычурности. Это знают и компании и покупатели, которые платят, к примеру, за то самое кресло Slow больше $3000. Впрочем, сами дизайнеры не разделяют ценовую политику мебельных фабрик. Они мечтают, чтобы каждый эстет мог позволить себе понравившийся предмет.

Ирина Барановская ("Власть денег" N1-3, 20-26.01.2012 г.)

ДеПо - интернет-ресурс издательства "Картель". Републикация авторских статей и интервью, размещенных на портале ДеПо, запрещена. Читайте подробные Правила  републикации.

    Реклама на dsnews.ua