• USD 27.8
  • EUR 33.6
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Андрей Малеваный о проверках в любой час дня и ночи – интервью "ДС" с главой Госэкоинспекции

Глава Государственной экологической инспекции Украины Андрей Малеваный — о многомиллионных штрафах, законодательных изменениях и строительстве мусоросжигательных заводов за счет производителей 

Андрей Малеваный
Андрей Малеваный
Реклама на dsnews.ua

"ДС". Какие результаты деятельности Госэкоинспекции за 2020 г.?

А.М. В прошлом году Госэкоинспекция запустила ряд важных реформ. Мы начали территориальную реформу: вместо областных инспекций создаем региональные подразделения. В Одесской и Николаевской областях создан Юго-Западный округ, на базе Запорожской и Херсонской области — Южный округ, а на базе Днепропетровской и Кировоградской области — Приднепровский. Это позволяет оптимизировать численность административного персонала и увеличить количество инспекторов.

Также ГЭИ начала цифровизацию инспекции. Разработали техзадание для создания информационно-аналитической системы "Электронный инспектор", который в этом году заработает в полном объеме.

Важны элементом изменений стала кадровая перезагрузка. Мы провели множество конкурсов для обновления персонала в центральном аппарате и на местах.

Количество начисленных штрафов и выявленных убытков – важный показатель эффективности работы ГЭИ. Но считаю, что самое важное – это стимулировать предприятия работать по закону, модернизировать свои мощности и не вредить экологии. В таком случае вопрос штрафов и начисления убытков отпадет сам собой. Именно для этого работает Государственная экологическая инспекция.  

В прошлом году нам удалось добиться увеличения финансирования инспекции на 60 млн грн (до 440 млн грн). Учитывая тот факт, что 96% наших расходов – это зарплата, а на оплату судебного сбора, закупку топлива, оплату командировок остаются очень небольшие средства, то увеличение финансирования считаю значительным достижением. Это позволило закупить необходимое оборудование: квадрокоптеры, скоростные лодки для борьбы с браконьерами.

"ДС". Сколько предприятий удалось проверить, сколько выявлено нарушителей и сколько штрафов наложено? Каким компаниям были выписаны самые большие штрафы и за что?

Реклама на dsnews.ua

А.М. За прошлый год мы провели более 20 тыс. проверок, общая сумма насчитанного ущерба государству от нарушений составила 2,1 млрд грн.

Самые крупные санкции были выставлены компании "АрселорМиттал Кривой Рог" — 11 млн грн — за сверхнормативные выбросы в атмосферу. Вся сумма была оплачена добровольно и в полном объеме. Еще 10 млн грн уплатил меткомбинат им. Ильича. Это — наибольшие показатели по добровольно погашенному ущербу.

Кроме того, у нас были и другие многомиллионные штрафы: по ущербу лесным насаждениям, по незаконной добыче недр.

"ДС". Часто ли Госэкоинспекция сталкивается с сопротивлением взиманию штрафов? Сегодня бизнес часто любит идти в суд и оспорить решение госоргана?

А.М. К сожалению, это довольно частая практика: добровольно оплачивается лишь около 40% штрафов. Остальное нужно взыскивать через суд. И тут у ГЭИ возникают проблемы: в последние четыре месяца у нас не было средств на оплату судебного сбора, который нужно вносить при подаче исков. Это один из основных аргументов, почему необходимо увеличить финансирование инспекции. Претензий к нарушителям мы выставили на 2 млрд грн, а у нас не было даже 10 млн грн, чтобы обратиться в суд и взыскать эти штрафы. Но в этом году ситуация будет иной — по любому добровольно неоплаченному штрафу мы пойдем в суд и будем защищать интересы государства.

Андрей Малеваный: Самое важное – стимулировать предприятия работать по закону, модернизировать свои мощности и не вредить экологии
Андрей Малеваный: Самое важное – стимулировать предприятия работать по закону, модернизировать свои мощности и не вредить экологии

"ДС". Сталкиваются ли инспекторы с противодействием проверкам, и как часто?

А.М. Это большая проблема, ведь сегодня штраф за недопуск инспектора к проверке составляет всего лишь 750 грн. Это смешные деньги для предприятий-нарушителей. Поэтому в законопроект №3091 "О государственном экологическом контроле", который сейчас находится на рассмотрении в Верховной Раде, заложено повышение штрафов за недопуск инспекторов в десятки раз. В частности, за недопуск инспекторов на предприятие с низкой степенью экологического риска штраф составит 100 минимальных зарплат, со средней степенью экологического риска — 200 минимальных зарплат, а с высокой и наивысшей степенью — 300 минимальных зарплат.

"ДС". Что еще предусматривает этот законопроект? Насколько он важен для Госэкоинспекции и сферы экологического контроля в целом?

А.М. Он снимает ряд обременительных ограничений, что повышает эффективность работы ГЭИ. Сегодня в соответствии с законом "Об основных принципах государственного надзора и контроля в сфере хозяйственной деятельности" нужно уведомлять предприятие о проверке, вносить ее в соответствующий план. А это значит, что предприятие, зная о проверке, может на время остановить те мощности, которые загрязняют окружающую среду. Иногда мы получаем оперативную информацию о чрезвычайных рисках из-за работы промышленного предприятия, и в этом случае нам нужно выходить с проверкой внепланово, оперативно. Такая возможность предусмотрена законопроектом №3091.

Также некоторые предприятия осуществляют вредные выбросы ночью, а мы не имеем права проводить проверки во внерабочее время. По моему мнению и по мнению специалистов-экологов, это недопустимо: проверки нужно проводить в любой час дня и ночи. 

Я надеюсь, что к лету этот законопроект примут. Мы участвовали в работе многих рабочих групп, в переговорах и консультациях, чтобы в результате получился сбалансированный закон. С одной стороны, он должен исключать злоупотребления со стороны экологических инспекторов, обеспечивать прозрачность проведения проверок, а с другой — Госэкоинспекция должна иметь функционал, возможность прийти с проверкой и объективно проконтролировать работу предприятий и обеспечить сохранность окружающей среды.

Законопроект также предусматривает устранение дублирования полномочий целого ряда органов. Государственный надзор и контроль в сфере экологической и природоохранной деятельности будет сосредоточен в одних руках. Например, у нас есть Госрыбагентство, которое имеет одновременно и хозяйственные функции, и функции контроля. Поэтому его рыбоохранные патрули должны перейти в Госэкоинспекцию, а Госрыбагентство сосредоточится на хозяйственных функциях, науке, рыборазведении, и т. д. Это же касается и Госгеонадр, Гослесагентства, которым нужно оставить административные и хозяйственные функции, а экологический контроль закрепить за ГЭИ. Наша основная цель — проверять соблюдение экологического законодательства во многих сферах — в сфере лесов, недр, зеленых насаждений, водных ресурсов, биоресурсов, рыбной ловли и охоты, и, конечно же, в промышленности. 

"ДС". В прошлом году планировалось открыть в Кривом Роге Офис чистой окружающей среды. Удалось это сделать и какова будет его задача?

А.М. Сегодня под названием "Офис центрального аппарата Госэкоинспекции в Кривом Роге" он уже открыт. В Киеве у нас остается центральный офис, в котором будет сосредоточена работа по направлениям био-, лесных ресурсов, поверхностных вод, контроля за морской территорией. А все, что касается промышленного загрязнения, контроля за специальным водопользованием промпредприятиями, контроля за атмосферой, а также лаборатории — это будет в Кривом Роге.

Таким образом, из Кривого Рога будут контролировать крупнейшие промышленные предприятия-загрязнители, расположенные в Днепропетровской, Запорожской и Донецкой областях. В этом городе мы соберем наиболее профессиональных специалистов и экологов, которые разбираются в промышленном загрязнении, в контроле выбросов в атмосферу, в том, что касается промышленных отходов и их утилизации.

Андрей Малеваный: Нужна информационная компания, чтобы убедить людей, что мусоросжигательные заводы могут быть экологически безопасными
Андрей Малеваный: Нужна информационная компания, чтобы убедить людей, что мусоросжигательные заводы могут быть экологически безопасными

"ДС". Какие задачи ставит Госэкоинспекция на 2021 г.? На чем будет сделан акцент?

А.М. Основная задача — завершить цифровизацию. Планируем осуществить переход на электронную информационную систему "Электронный инспектор". Инспекторов оснастят видеокамерами (как у патрульных полицейских), чтобы можно было фиксировать процесс проверки предприятий. Также обеспечим их смартфонами или планшетами, чтобы у них были под рукой базы данных, касающихся разрешительной системы, результаты предыдущих проверок. Это позволит отображать в интернете в открытом доступе для общественности результаты проверок, а также — информировать бизнес о плановых проверках: кто и когда к ним придет, что будет проверять. Среди прочего, это позволит снизить бумажный документооборот.

Вторая задача — после принятия законопроекта "О государственном экологическом контроле" начать его выполнение. Мы также ожидаем принятия законопроекта 2207-1д "Об управлении отходами".

Третья задача — это качественное обновление кадров, а также продолжение территориальной реформы, в ходе которой областные управления будут объединяться в округи. Это на 10-15% снизит расходы на административный персонал и за счет этого — увеличиться инспекторский состав, которого нам не хватает.

Кроме того, мы хотим больше привлекать общественных инспекторов. Планируем создать в каждом регионе штабы общественных инспекторов и провести их обучение. Очень приятно, что большое количество общественных организаций и физлиц хотят помочь в борьбе с нарушениями. Поэтому мое задание — привлечь и обучить 1,5 тыс. общественных инспекторов, примерно столько же, сколько у нас сегодня кадровых инспекторов в Госэкоинспекции. С нынешним количеством персонала на область приходится 50-60 инспекторов —этого недостаточно, чтобы обеспечить эффективный экологический контроль. А общественные инспекторы станут нашими глазами и руками в регионах.

Общественный инспектор совместно с работниками Госэкоинспекции может участвовать в проверках, по направлению ГЭИ проводить рейды и проверки и составлять соответствующие акты, протоколы об административных правонарушениях, доставлять нарушителей в органы местной власти или МВД. А также проверять документы на право использования объектов животного мира, останавливать транспортные средства и проводить досмотр вещей, орудий охоты и рыболовства, добытой продукции и иных предметов.

И, конечно же, важное задание на текущий год — не снижать темпы по проверкам, по фиксации убытков относительно любых нарушений.

"ДС". В Украине удалось построить только один мусоросжигательный завод, тогда как в Европе — это обычное явление. Что нужно сделать, чтобы обращение с отходами в нашей стране стало более цивилизованным?

А.М. Этот вопрос выходит за рамки компетенции Госэкоинспекции. По результатам проверок только в прошлом году мы зафиксировали более 1600 незаконных мусорных свалок, выдали соответствующие предписания, зафиксировали убытков на 35 млн грн. Поэтому проблема утилизации твердых бытовых отходов (ТБО) масштабная и она касается каждого человека в этой стране. Например, только во Львовской области 90 населенных пунктов вообще не имеют договоров на перевозку и захоронение ТБО. А это значит, что мусор просто выбрасывается стихийно. Поэтому такую систему нужно поменять.

Необходимо принять закон, который бы дал инвестору экономический стимул строить мусоросжигательные заводы. Этого можно сделать за счет принципа "производитель платит" — когда производитель продукции фактически отвечает за дальнейшую утилизацию своей тары и упаковки и финансирует специальный фонд. Средства из этого фонда будут идти на строительство мусоросортировочных станций и мусоросжигательных заводов, как это делается в цивилизованных государствах.

Нужна информационная компания, чтобы убедить людей, что мусоросжигательные заводы могут быть экологически безопасными. Например, как в Вене, где мусоросжигательный завод расположен в самом центре города возле Собора Святого Стефана, или в Копенгагене, где прямо на мусоросжигательном заводе построен горнолыжный комплекс.

В Сингапуре, например, шесть мусоросжигательных заводов, один из которых полностью частный, и они обеспечивают переработку всего мусора в стране. У нас всего один завод — "Энергия", и тот утилизирует только четверть мусора, который генерирует Киев. И даже этот завод технологически уже довольно устарел.

Решение проблемы с ТБО — это понятные для бизнеса правила игры. Сегодня тем компаниям, которые занимаются отходами, дешевле обходится захоронение мусора, и это не дает стимулов инвестору строить такие заводы. По разным оценкам, у нас сортируется 1-2% ТБО, а 98% — захоранивается в земле. Это — зло для окружающей среды и будущих поколений. Германия закрыла последний мусорный полигон еще в 1986-1988 гг., а мы отстали на несколько десятков лет.

Воля решить эту проблему сегодня есть как у экологического комитета Верховной Рады, так и у Министерства защиты окружающей среды. Надеюсь, эти усилия увенчаются успехом. 

    Реклама на dsnews.ua