• USD 26.3
  • EUR 30.6
  • GBP 36.2
Спецпроекты

$30 млрд из карманов украинцев. Нужны ли нам новые атомные блоки, о которых Зеленский договорился с США

Очевидно, что госбюджет такие расходы не потянет. Остается только привлечение кредитов, которые потом нужно будет возвращать из прибыли "Энегоатома" от продажи электроэнергии

Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Всем бумагам бумага

Во время визита в США украинской делегации во главе с президентом Владимиром Зеленским был, в частности, подписан документ о развитии сотрудничества в сфере ядерной энергетики. Исполняющий обязанности президента госкомпании "Энергоатом" Петр Котин и президент компании Westinghouse Патрик Фрагман скрепили подписями меморандум о сотрудничестве, который предусматривает строительство в Украине новых блоков атомных электростанций с реакторами AP1000 компании Westinghouse.

"Энергоатом" выбрал технологию компании Westinghouse AP1000 для осуществления долгосрочных целей по постройке новых атомных энергоблоков в Украине", — говорится в сообщении "Энергоатома".

Этот меморандум предусматривает участие Westinghouse в достройке четвертого энергоблока Хмельницкой АЭС по технологии AP1000, а также в постройке еще четырех энергоблоков на других АЭС. Мощность одного такого блока — 1,1 ГВт, а общая ориентировочная стоимость проекта — $30 млрд.

"Энергоатом" сообщил, что технология AP1000 компании Westinghouse — это единственная из технологий реакторов поколения III+, которая лицензирована Комиссией по ядерному регулированию США и в нескольких странах Европы и Азии. Четыре блока AP1000 уже работают в Китае, два таких блока строятся в США, и эта же технология выбрана для строительства шести энергоблоков в Индии.

Кроме того, как сообщается на официальном сайте президента, Владимир Зеленский обсудил с министром энергетики США Дженнифер Гренхольм не только реализацию проектов по строительству дополнительных блоков на украинских АЭС, но и "использование малых модульных блоков". Однако что это за блоки и есть ли какие-либо договоренности об использовании этих технологий — пока не известно.

Однако в этом соглашении уже есть коллизия — и не одна. На сайте компании Westinghouse в сообщении о подписании слово "меморандум" не упоминается вообще. "Westinghouse Electric Company и "Энергоатом", государственная атомная компания Украины, подписали эксклюзивное соглашение о поставке реакторов Westinghouse AP1000 на несколько объектов в Украине", — сообщает американская компания.

Реклама на dsnews.ua

Как известно, меморандум — это никого и ни к чему не обязывающий документ, он только фиксирует факт того, что стороны обсудили конкретный вопрос. Его еще называют "документ о том, что стороны договорились договариваться дальше".

Однако значение слов "эксклюзивное соглашение" — совершенно иное, его можно понимать и так, что подписанным в США документом "Энергоатом" взял на себя обязательства использовать только технологию Westinghouse. Почему возникли такие разночтения — пока не понятно. Но в Westinghouse наверняка четко понимают разницу между "эксклюзивным соглашением" и "меморандумом". Например, в 2016 г. Westinghouse сообщал о подписании именно меморандума о взаимопонимании (Memorandum of Understanding или MOU) с другой украинской компанией — "Турбоатомом".

А как же корейцы с чехами?

Как бы там ни было, но меморандум с Westinghouse, касающийся постройки новых блоков АЭС в Украине, у "Энергоатома" — далеко не первый. Пять лет назад — 31 августа 2016 г. — было сообщено о подписании с Korea Hydro & Nuclear Power (KHNP) меморандума о взаимопонимании, который также предусматривал сотрудничество в достройке энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС. И не далее как год назад и.о. президента "Энергоатома" Петр Котин обсуждал с корейцами достройку блоков, а именно — состав рабочих групп, вопросы финансирования и локализации производства основных компонентов реакторной установки в Украине.

Кроме того, "Энергоатом" рассчитывал на участие в проекте достройки энергоблоков на Хмельницкой АЭС и чешской компании Skoda JS, и в октябре прошлого года тот же Петр Котин заявлял, что она — в проекте "выступает поставщиком реакторных установок для энергоблоков" и сообщал о возможном подписании межправительственного соглашения, которое даст возможность "Энергоатому" получить кредит на достройку этих блоков от Чешского экспортного банка.

За чей счет банкет?

Помимо путаницы с названием документов, которые подписала украинская сторона в США, есть и другие проблемные моменты в этом проекте, которые вполне могут поставить на нем крест. Первый — деньги.

Стоимость проекта, как указывалось выше, — $30 млрд, соответственно один энергоблок обойдется в $6 млрд. Проектов такой стоимости, объема (пять реакторов) и сложности Украина за время своей независимости еще не реализовывала. Владимир Зеленский в прошлом году заявлял, что расходы на достройку блоков №№3 и 4 Хмельницкой АЭС будут заложены в госбюджет уже этого года. Однако очевидно, что госбюджет такие расходы не потянет. Остается только привлечение кредитов, которые потом нужно будет возвращать из прибыли, полученной "Энегоатомом" от продажи электроэнергии. А прибыль будет получена за счет продажи электроэнергии потребителям. То есть, в конечном итоге, за реализации проекта заплатит рядовой украинец.

Однако с привлечением кредитов под такие проекты могут быть большие проблемы. Как отметила член коллегии Госатомрегуллирования Украины Ольга Кошарная, у подобных крупных проектов часто возникают проблемы с финансированием — на старте они требуют больших затрат, а окупаются очень медленно (15-20 лет). А на помощь международных финансовых институций, типа ЕБРР, надеяться не приходится — на атомные блоки денег они не дадут, максимум, что могут профинансировать, это строительство солнечных или ветровых электростанций.

Кроме того, реализация таких крупных проектов часто затягивается, что ведет к их значительному удорожанию. Например, в ходе строительства компанией Westinghouse двух блоков в США их общая стоимость выросла до $20 млрд.

Еще один момент — преждевременно говорить о стоимости проекта в $30 млрд, если не выполнено технико-экономическое обоснование в привязке к украинским условиям. А его в нашем случае — нет.

Нарушили все процедуры

Ольга Кошарная отмечает еще один проблемный момент в этой договоренности. В сообщении украинской госкомпании указывается, что (цитата): "Энергоатом" выбрал технологию компании Westinghouse". Это прямое нарушение ст. 29 закона "О рынке электроэнергии", в которой говорится, что для строительства новых генерирующих мощностей нужно проводить конкурс. Даже в 2008 г., когда украинские власти отдали право достраивать блоки на Хмельницкой АЭС российской компании, формальности все же были соблюдены — конкурс (хотя и с условиями, выписанными под россиян) был проведен.

Еще один важный момент — в Энергетической стратегии до 2035 г. (программный документ развития украинской энергетики) указано, что Министерство энергетики и "Энергоатом" должны утвердить долгосрочную экономическую программу развития ядерной энергетики, а уже в этом документе должна быть обоснована и прописана необходимость строительства такого количества блоков. Однако из недр Министерства энергетики до сих пор не вышла даже концепция этой программы.

Возникает также и вопрос: где будут размещены новые блоки. По словам Ольги Кошарной, у нас до сих пор не утвержден кадастр для будущих блоков АЭС — список участков, где их можно было бы построить. Проект кадастра подготовлен "Киевэнергопроектом", но до сих пор не утвержден.

Их много, но мы построим еще

Возникает и резонный вопрос о необходимости строительства такого количества новых атомных блоков. Дело в том, что действующих сегодня атомных мощностей хватает с избытком. Мало того, блоки АЭС, которые работают в базовом режиме (то есть выдают постоянную мощность круглые сутки, а не меняют выдаваемую мощность в зависимости от потребности в электроэнергии) вкупе со скачками выработки электроэнергии на солнечных станциях создают трудности для управления объединенной энергосистемой. Украинской энергосистеме сегодня не хватает как раз маневренных мощностей, способных быстро нарастить и снизить производство электроэнергии. Однако конкурсы на строительство новых мощностей с быстрым стартом на газе до сих пор не проводятся, поскольку не утверждены условия таких конкурсов. Не проводятся и аукционы на строительство новых мощностей "зеленой" энергетики, поскольку нет условий проведения таких аукционов.

"Поэтому даже если добавить только еще 2 ГВт мощностей блоков №№3 и 4 Хмельницкой АЭС, то это создаст новые проблемы для нашей и так очень не гибкой энергосистемы", — сказала Ольга Кошарная.

Также она напомнила, что системный оператор "Укрэнерго" ежегодно обновляет с учетом изменяющихся условий такой документ, как План развития энергосистемы на 10 лет, и готовит Отчет о достаточности генерирующих мощностей. Но в этих документах ничего не говорится о необходимости построить сразу пять энергоблоков общей мощностью 5,5 ГВт. Нет пяти новых энергоблоков и в Энергетической стратегии до 2035 г.

Сегодня на четырех украинских АЭС работает 15 блоков, самые старые из которых — блоки №№1 и 2 ВВЭР-440 Ровенской АЭС, построенные в 1980 и 1981 гг. соответственно. Однако срок службы этих блоков в прошлом году был продлен еще на 10 лет — они могут эксплуатироваться до 2030 и 2031 гг.

А блоки типа ВВЭР -1000, которые работают, например, на Запорожской АЭС (6 блоков построены в период с 1985 по 1996 г.), по словам Ольги Кошарной, в мире могут эксплуатироваться в течение 60 лет, а в США — и всех 80-ти. Поэтому дефицита блоков в ближайшее время в Украине, даже несмотря на то, что часть из них построена еще во времена СССР, никак не ожидается.

А кто будет отвечать?

Наконец, есть отдельные сложности конкретно с достройкой блоков №№3 и 4 на Хмельницкой АЭС. Дело в том, что эти блоки начинали строиться еще в 1986-1987 гг. и строительные конструкции готовы на 75% и 28% соответственно. Однако если речь идет о достройке этих блоков, то это означает, что на старые строительные конструкции, возведенные еще при советской власти, попытаются поставить новый реактор, который изначально не предусматривался проектом. И самое главное — в каком состоянии находятся эти строительные конструкции.

По неофициальной информации, Государственная инспекция ядерного регулирования Украины (орган, который отвечает за ядерную безопасность) никогда не выдаст согласия на использование строительных конструкций блоков №№3 и 4 из-за их ненадлежащего состояния. Другими словами, ставить американские (или какие бы то ни было другие реакторы) на строительные конструкции времен СССР — очень опасно. То есть когда представители власти говорят именно о достройке блоков Хмельницкой АЭС — они уже морочат украинцам голову.

    Реклама на dsnews.ua