• USD 38.3
  • EUR 41.5
  • GBP 48.6
Спецпроекты

Чьи активы. Кто управляет Киевстар и lifecell

Идея наскоро "отжать" сразу две крупные частные компании быстро теряет сторонников

Реклама на dsnews.ua

Арест части корпоративных прав сразу двух участников списка Топ-100 крупнейших частных компаний Украины стал моментом истины для органов власти и СМИ. Первые умудрились совершить анекдотические по своей нелепости ошибки. Вторые оказались не в состоянии эти ошибки то ли заметить, то ли обнародовать.

6 октября СБУ и Офис Генерального прокурора (ОГП) со ссылкой на решение суда, принятое двумя днями ранее, сообщили об аресте "всех корпоративных прав в Украине", принадлежащих подсанкционным российским предпринимателям Михаилу Фридману, Петру Авену и Андрею Косогову. Поскольку это решение суда не было обнародовано (и до сих пор не обнародовано, к слову), ряд украинских СМИ со ссылкой на собственные источники сообщили некоторые подробности. В частности, было сказано об аресте 100% акций ЧАО "Киевстар" и ООО "лайфселл", якобы контролируемых подсанкционными лицами через нидерландскую компанию VEON Ltd.

Всего лишь за десять суток скандальное решение претерпело существенную коррекцию. Ссылаясь на просьбу ОГП, суд исправил то, что официально трактуется как "описка". Теперь речь идет об аресте существенно меньших долей корпоративных прав, а именно 47,85% ЧАО "Киевстар" и 19,8% ООО "лайфселл".

К сожалению, даже этого удивительно громкого звонка оказалось недостаточно для украинских СМИ, в том числе деловых. Игнорируя общеизвестные базовые понятия корпоративного законодательства, журналисты продолжают некритично воспроизводить ложный нарратив. "Под арест попали только 47,85% уставного капитала "Киевстар", то есть части, принадлежащей структурам, связанным с LetterOne", — так выглядят типичные комментарии в связи с последним по времени судебным решением.

Непрофессионализм государственных служащих гармонично сочетается с непрофессионализмом журналистов.

Давайте вспомним общеизвестные факты, отраженные в открытых источниках. Компания "Киевстар" существует как частная акционерная компания. Все 99,998% ее акций принадлежат транснациональной компании VEON Holdings BV. Эта компания зарегистрирована в Нидерландах, а ее акции торгуются на Nasdaq (Нью-Йорк, США) и Euronext (Амстердам, Нидерланды). Акции VEON распределены между компанией L1T VIP Holdings S.à rl, больше известной как LetterOne, и free float, то есть акциями, обращающимися на свободном рынке. Если быть точным, LetterOne принадлежит 47,85% голосующих акций, то есть менее половины. Большинство акций LetterOne принадлежат трем подсанкционным лицам.

Итак, первый вопрос, который возникает у незаангажированного и образованного наблюдателя, это каким образом можно выделить долю, принадлежащую подсанкционным лицам, в ситуации общей собственности? Общая собственность потому и называется общей, что любая ее доля, хоть 100%, хоть половина, хоть одна-единственная акция, принадлежит одновременно всем без исключения акционерам ЧАО "Киевстар" и ООО "лайфселл". В нашем случае это означает, что любой пакет акций ЧАО "Киевстар", на который наложит свои санкции украинское государство, принадлежит LetterOne всего на 47,85%. В случае ООО "лайфселл" — на 19,8%.

Реклама на dsnews.ua

В любом случае арест какой-либо доли акций указанных компаний автоматически затрагивает интересы всех акционеров Veon. Украинское государство может наложить санкции или на всех, или ни на кого.

Второй вопрос следует из первого. В каком смысле "наложение ареста на корпоративные права украинских компаний не влияет на защиту интересов иностранных инвесторов и владельцев долей корпоративных прав, не препятствует их хозяйственной деятельности и возможности получения дивидендов"? Именно так органы государственной власти объясняют цель ареста. Но в тех же официальных сообщениях прямо сказано, что "арест этого имущества не позволит российским собственникам "переписать" его на подставных лиц, чтобы избежать дальнейшей передачи активов в доход Украины". О каких дивидендах иностранных инвесторов может идти речь в случае "передачи активов в доход Украины" ? О каких интересах?

Наконец, было бы интересно и полезно узнать причины, по которым именно первое решение суда по делу №761/35853/23, согласно которому были арестованы 100% корпоративных прав, до сих пор не попало в Единый государственный реестр судебных решений ? Второе, касающееся "описки", в реестре есть.

Все это предельно тривиальные вопросы, которые публично и непублично задают акционеры указанных компаний. А это, кстати, такие мощные инвестиционные фонды, как Shah Capital, Lingotto Investment Management, Helicon Investments, City Group, BNP Parisbas Assets и другие. Почти неделю в Украине провели Каан Терзиоглу, главный исполнительный директор группы Veon, и Оги Фабела, соучредитель и почетный председатель Совета директоров Veon. Кроме большой программы публичной активности они активно встречались за закрытыми дверями. Ключевой вопрос, который то и дело слышат представители власти — почему инвесторы ведущих стран Запада должны нести коллективную ответственность за действия, к которым не имеют никакого отношения?

Шансы получить ответ выглядят небольшими. Судя по внезапному осознанию органами следствия наличия "описки", идея наскоро "отжать" сразу две крупные частные компании быстро теряет сторонников.

Происходящее вокруг ЧАО "Киевстар" и ООО "лайфселл" даже в лучшем случае не какая-то "описка", а крайне досадная ошибка. Украина ничего не выгадает от попытки конфисковать эти активы, а гарантированно получит громкий скандал. Ввиду стремительного роста проблем с поддержкой Украины в Конгрессе США крайне нежелательным сценарием станет поступление к конгрессменам волны писем от возмущенных акционеров Veon.

    Реклама на dsnews.ua