• USD 26.9
  • EUR 30.5
  • GBP 34.1
Спецпроекты

Экономика коронавируса. Как на самом деле помочь бизнесу не вымереть от Covid-19

Украинцам пора привыкать к понятию "экономика коронавируса". И у нее должны быть специфическая государственная политика и особые бизнес-процессы. Но какие?
Фото: Getty Images
Фото: Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Еще недавно Нацбанк заявлял, что коронавирус практически не повлияет на украинскую экономику и обменный курс, а бывший министр экономики Тимофей Милованов видел в эпидемии "скрытые возможности". На деле мы сталкиваемся уже с системным мировым кризисом, для активации которого пандемия стала лишь спусковым крючком. Простыми словами, проблема не в карантинных мероприятиях, а намного глубже - в кризисе самого технологического уклада, который проявляется в формате отмирания глобальных технологических цепочек добавленной стоимости, государственном протекционизме и мировых торговых войнах.

Это экономический кризис предложения, а не финансовый кризис спроса (как в 2008-м), и протокол лечения сейчас намного сложнее.

Он предусматривает не только прием условных "антибиотиков" и "витаминов" в виде сниженных процентных ставок и триллионов долларов дополнительной эмиссии, но и сложный комплекс фискально-регулятивных инструментов, способных дать импульс для зарождения нового цикла деловой активности и формирования инновационной линейки товаров глобального спроса, способных масштабировать производство в рамках мировой экономики и перейти из разряда научных разработок и промышленных образцов в товары повседневного потребления. Только при таких условиях мировая экономика получит очередной импульс развития, нащупает дно и оттолкнется от него, перейдя в фазу опережающего роста, как это и бывает при массовом освоении новых технологий.

Избитая фраза: кризис - это не только потери, но и новые возможности. Здесь можно вспомнить высказывания французов о том, что любое сравнение хромает. В данном случае необходимо четко осознавать, что для реализации новых возможностей необходимо доверие инвесторов, которые дадут нам деньги и уверенность, что мы сможем произвести свой национальный продукт. А такой иррациональный капитал поведенческой экономики, как доверие и уверенность, очень быстро девальвирует во время кризиса.

Именно в этом и скрываются невидимые резервы роста национальных экономик. Для преодоления кризиса уже недостаточно эмитировать миллиарды долларов, евро, фунтов и юаней. Это будет золотая эра не центральных банков, а правительств. Правительств, которые смогут эмитировать такую "валюту" поведенческой экономики, как доверие инвесторов и уверенность потребителей. И конвертируемость этих валют будет зависеть от эффективности тех или иных действий власти в условиях кризиса, а именно в нахождении сложного баланса интересов государства, общества и бизнеса.

Подарили, что не жалко

Начнем с государства. Нашим парламентом на скорую руку принят закон, призванный амортизировать эпидемиологический шок на экономику и предусматривающий, в частности, внесение изменений в Налоговый кодекс.

Что же предложила власть бизнесу? Во-первых, государство обещает не применять штрафные санкции и не начислять пеню за нарушения налогового законодательства, что, впрочем, не освобождает бизнес от обязательства эти требования таки выполнить. Срок действия послабления по штрафам: с 1 марта по 30 апреля, а по пене - с 1 марта по 31 мая 2020 г. Кроме того, бизнес обещают документально не проверять с 18 марта по 18 мая, что в условиях карантина выглядит не как льгота, а как суровая реальность. Для физических лиц разрешили подавать годовую декларацию о доходах и имущественном положении до 1 июля вместо привычного 1 мая, что также абсолютно оправданно, так как позволит избежать многочисленных очередей в налоговых органах в конце апреля. На март-апрель введена льгота по уплате налога на землю и налога на коммерческую недвижимость. На этот же период распространяется льгота для плательщиков единого налога в части уплаты единого социального взноса (ЕСВ) и отменены штрафы за несвоевременную уплату. Пресловутая "РРОизация" малого бизнеса откладывается до 1 января 2021-го. Заемщики освобождаются на два месяца от уплаты штрафных санкций за просрочку кредитных платежей.

Даже беглый анализ позволяет понять, что перед нами набор льгот, предложенных бизнесу по принципу "а что нам не жалко подарить". Начнем с того, что неуплата штрафов или отмена проверок поможет больной экономике, как мертвому припарки: такие инструменты поддержки хорошо работают на этапе роста и бурного развития, особенно когда происходит детенизация. Сейчас же будет противоположный процесс. Существенные послабления получил лишь большой бизнес (льгота на уплату налога на землю и коммерческую недвижимость), так как именно крупные предприятия владеют большими земельными участками и производственными помещениями. Из иной целевой ниши эти льготы помогут лишь владельцам ТРЦ и офисных центров, которые по объективным причинам столкнутся с резким падением доходов или даже их обнулением. В остальных случаях данная льгота пойдет на поддержку крупнейших ФПГ страны.

Другой блок льгот касается субъектов малого бизнеса, но его инструментарий крайне ограничен: по сути, плательщикам единого налога разрешили не рассчитываться вовремя, что не освобождает их от самого фискального обязательства, из реальных инструментов поддержки - лишь двухмесячная льгота по уплате ЕСВ. Какова ее емкость? Как правило единщики не держат людей в штате и начисляют ЕСВ, исходя из условно одного занятого, то есть по ставке 22%, начисленной на, как правило, минимальную зарплату в 4,7 тыс. грн. То есть речь идет о льготе в размере чуть более 2 тыс. грн за два месяца...

Наконец, система господдержки практически не затронула средний бизнес, а это сейчас почти половина ВВП страны.

Таким образом, "реанимационный пакет" правительства можно условно разделить на три группы инструментов поддержки:

1) бессмысленная: отмена проверок и штрафов, перенос сроков подачи деклараций;

2) имитация поддержки малого бизнеса на пару тысяч гривень и лишь временная отсрочка основных фискальных платежей;

3) реальная льгота в пользу большого бизнеса, которая, исключая ТРЦ и офисные центры, имеет весьма слабое обоснование.

Два шока и лекарство

На данный момент бизнес-среда в Украине столкнулась с двумя базовыми шоками: шоком реализации, из-за чего уровень доходов либо критично сокращается, либо вообще обнуляется, и шоком постоянных затрат, которые в любом случае нужно формировать: проценты по кредитам, арендные платежи, налоги, зарплата персоналу и т. д.

Для компенсации этих потерь и амортизации кризиса государству нужны деньги и много. А где их взять, если недопоступления в госбюджет по итогам первого квартала составят минимум 20%, и этот дефицит будет лишь нарастать (из-за резкого падения платежеспособности населения и сектора торговли, сокращения экспорта и импорта и, естественно, налоговых платежей). Прозвучат предложения взять очередной кредит у МВФ под еще более унизительные для страны условия, то есть зайти в ту же самую западню причинно-следственных связей: кризис - помощь МВФ - токсичные для роста экономики условия сотрудничества - еще больший кризис - помощь МВФ.

Но есть и другой вариант, назовем его теоремой Зеленского: немедленное начало переговоров с Лондонским клубом о реструктуризации госдолга перед частными кредиторами и Парижским клубом касательно долга перед другими государствами и МВФ. Условия реструктуризации могут и не включать списания части долга: для нас главное - увеличение срока погашения до 25-30 лет и снижение ставки купона до 2-3% годовых. К этому стоит добавить и реструктуризацию внутренних долгов по эмитированным ОВГЗ. Здесь период обращения конверсионных облигаций, выпущенных вместо ОВГЗ, может быть меньше - до 10 лет, а ставка купона - плавающая, привязанная к индексу потребительской инфляции за год (январь-декабрь к аналогичному периоду прошлого года) плюс дополнительные 2-3%. Опыт подобной реструктуризации у Украины уже был в 1998 г., кстати, тоже после кризиса, пришедшего из Азии.

Сколько денег это может принести? Сумму в 420 млрд грн, заложенную в бюджете на выплату долгов, называть бессмысленно. Речь может идти лишь о средствах, заложенных на оплату процентов (145 млрд грн) и сальдовый показатель погашения старых долгов минус привлечение новых (примерно 70-80 млрд грн). Кроме того, стоит принять решение об увеличении планового дефицита бюджета с нынешних 2% ВВП до 4-5%, что принесет дополнительные 130 млрд грн. Как их привлечь в условиях реструктуризации старых долгов и закрытия рынков капитала? Только задействуя ресурс госбанков и эмиссионный механизм НБУ. Государство должно выпустить целевые "коронавирусные облигации", которые купят госбанки и Нацбанк. Суммарно получаем фонд стабилизации экономики емкостью около 350 млрд грн, которые можно использовать как на поддержку бизнеса, так и на усиление социальной системы.

Какие это могли бы быть меры? Во-первых, освобождение предприятий от уплаты налога на прибыль за второй квартал и возврат уже перечисленных авансов. Во-вторых, освобождение населения от уплаты подоходного налога в течение второго квартала. Кроме того, отмена ЕСВ для тех компаний, которые сохранят на время карантина уплату за простой не менее двух третей заработка наемных работников. При этом государство через специальный фонд могло бы компенсировать штатникам, остающимся в режиме простоя, оставшуюся одну треть среднемесячного дохода на время карантина.

То есть произошла бы разноуровневая реструктуризация обязательств: вначале государство реструктуризировало свои долги перед кредиторами и получило финансовую фору в размере примерно 200 млрд грн, а затем примерно эта же сумма была использована для реструктуризации обязательств бизнеса и населения перед государством. И получился бы двойной, кумулятивный эффект: не просто экономия 200 млрд грн расходов бюджета, а рецепция этих ресурсов населением и реальным сектором экономики.

Единственная сложность - процесс будет разноскоростным: высвобождение затрат на обслуживание долга происходит пропорционально графику погашения, а вливания средств амортизационного, антикризисного пакета должно произойти в течение второго и третьего кварталов текущего года. То есть без квазифискального участия НБУ тут никак.

Не менее важно и снижение до 5-10% НДС, начисленного на социальные товары и услуги, что позволило бы минимизировать рост цен (на данный момент льгота по НДС введена лишь на медицинское оборудование). На период действия карантина стоило бы отменить НДС на энергоресурсы, реализованные конечному потребителю: на нефтепродукты и природный газ - населению и бизнесу, на тепловую энергию - физлицам.

С учетом того, что в герметичной монетарной модели "банки - НБУ" в системе выпуска депозитных сертификатов закрыто сейчас до 200 млрд грн, необходимо отвязать ставку по ним от учетной ставки НБУ, что позволит высвободить значительную часть этих средств и направить их в реальный сектор для стимулирования восстановления экономики. Для этого необходимо выполнить несколько условий: государство должно запустить спецфонд компенсации процентной ставки по методу открытого окна для всех субъектов малого и среднего бизнеса (МСБ), в связи с чем сам фонд должен пополниться 20-30 млрд грн прибыли НБУ. Схему кредитной стимуляции нужно запускать уже после завершения карантинных мероприятий, так как на период вынужденного простоя выделение кредитов практически бессмысленно, а разблокировка ресурсов, связанных на данный момент депозитными сертификатами, в период паники чревата перетоком этих денег на валютный рынок с целью усиления курсовых спекуляций.

Время подумать о бренде

Что касается рекомендаций бизнесу, то наступило как раз то время, когда можно усилить работу в направлении развития онлайн-сервисов и дистанционного обслуживания (там, где это возможно). Можно подумать о продаже дисконтных карт "будущего" с обязательством обслуживать клиентов с минимальной производственной/торговой наценкой. Что-то наподобие "купите себе будущее с максимальными скидками": заплатите сегодня, а завтра мы продадим вам товар/услугу с рентабельностью в 1%. Естественно, такие идеи реализуются лишь в отношении компаний с хорошей репутацией.

Интересный алгоритм работы во время кризиса предложил Дмитрий Деркач, соучредитель известной сети кинотеатров. Свой антикризисный план он сформулировал следующим образом.

1. Успокойтесь. Все решения о закрытии уже приняты. Вы уже не можете на это повлиять.
2. Выберете, за что можете платить, а от чего надо отказаться, или перенесите затраты на будущее. Следует перейти в режим максимальной экономии.
3. Сохраните кадровый потенциал (перевод сотрудников на оплату 2/3 оклада в связи с вынужденным простоем) и составьте план реструктуризации всех платежей, которые можно отсрочить. Но люди важнее всего: "Мы в ответе за наших сотрудников, мы не можем их оставить без денег".
4. Усильте работу по повышению лояльности клиентов в случае, если после вынужденного простоя качество услуги не так быстро выйдет на прежний уровень. Забота о клиентах - это самый краткий путь к капитализации бренда компании даже в условиях кризиса (или тем более в условиях кризиса).
5. Сведите все коммуникации центрального офиса к специальным онлайн-сервисам.
6. Используйте свободное время для запуска "онлайн-университета" компании с целью проведения тренингов и повышения профессионального уровня сотрудников.
7. Делитесь рецептами минимизации кризиса с другими предпринимателями.

Что касается глобальных задач украинского бизнеса, то нынешний кризис - это очередная возможность задуматься о трансформации крупных сегментов экономики в закрытые промышленные кластеры на стыке науки, образования и производства с государственным структурообразующим элементом в центре для обеспечения эффективного трансферта технологий и инноваций. Но здесь не обойтись без системной госполитики. Как отмечал великий экономист Йозеф Шумпетер, "политической зрелости нельзя достичь без понимания, что меры, предпринимаемые в экономике, - это тоже политика".

Вcкоре крупнейшие экономики мира возьмут курс на кластеризацию своих экономик, то есть перенос транснациональными компаниями стратегически важных отраслей обратно на родину. От импортозамещения развивающихся стран эта стратегия будет отличаться тем, что кластер нацелен не только на географическую локализацию производства товаров для собственных нужд, но и на их экспорт в страны-неудачницы, которые во время очередного раунда глобальной дефрагментации, вызванной уже не вирусом, а еще неизвестным нам "черным лебедем", окажутся в еще более тяжелой фазе кризиса, чем Украина теперь. А это значит, что у нас есть лишь один путь: решение текущих проблем с помощью выверенных тактических шагов и выбор наиболее эффективной стратегии развития. В ближайшее время государственные институты должны показать свою зрелость, субъектность и легитимность в глазах населения. Власть должна выбрать, что ей важнее: отдавать долги до последнего украинца или спасать экономику. Вызовы перед страной стоят беспрецедентные, и поэтому любая критика таких решений, как плановая эмиссия, реструктуризация, ограничение роста цен и т. д., будет звучать как критика мобилизации во время полномасштабной войны. Сейчас мы как раз вступаем в экономическую войну, а на войне как на войне...

Реклама на dsnews.ua