• USD 27.9
  • EUR 33.6
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Конфузия

В Советском Союзе в период правления Иосифа Сталина наблюдательные граждане, которые слушали обращения вождя по радио, а на следующий день читали эту
Реклама на dsnews.ua

В Советском Союзе в период правления Иосифа Сталина наблюдательные граждане, которые слушали обращения вождя по радио, а на следующий день читали эту же речь в газете "Правда", замечали, что текст не совпадает.

Глава страны позволял себе вычеркивать целые абзацы из заготовленного выступления. Например, в 1941 году, объявляя по радио о начале войны, он ни словом не упомянул скандальный пакт Молотова — Риббентропа, закрепивший союз коммунистов с фашистами. А в печатном варианте спича этой теме были посвящены детальные объяснения.

Уже к началу 1950-х о разнице между выступлениями в газете и на радио в СССР знали практически все. Но вслух говорить об этих явных промахах Сталина решались немногие. Те, кто на это отваживался, быстро понимали, как вождь реагирует на насмешки. И больше их никто не видел. Как говорится, Сталин — как Гугл. Ты ему запрос, он тебе — ссылку.

Современные украинские политики роскоши проводить репрессии лишены. В случае конфуза они вынуждены спасать репутацию, демонстрируя максимальную изобретательность. И эти PR-приемы заслуживают отдельной классификации.

Прием №1: Санчо Панса

Все без исключения политики, как и простые люди, попадают в нелепые ситуации достаточно часто. Но президент страны всегда находится под микроскопом. Любая оговорка или смешное совпадение мгновенно становятся предметом жестких анекдотов. На этот случай у глав государств в Украине всегда рядом работали помощники, умеющие "вызывать огонь на себя". Их задача — спасти репутацию первого лица страны любой ценой. Даже ценой своей репутации. В период президентства Леонида Кучмы такую роль выполнял глава его администрации Виктор Медведчук, у Виктора Ющенко — Виктор Балога.

А ответственность за промахи нынешнего президента возложена на Анну Герман. Она как Санчо Панса для Дон Кихота — не боится стать еще смешнее своего шефа, лишь бы спасти его имидж в восприятии публики. Конечно, в обмен на должность "губернатора и графа острова".

Реклама на dsnews.ua

Пожалуй, самым показательным примером самопожертвования львовской интеллектуалки стала история с Антоном Чеховым, которого Виктор Янукович в публичном выступлении умудрился назвать украинским писателем и великим поэтом. Над этим оглушительным ляпом смеялась вся страна, но Анна Герман нашла в себе мужество объяснить, что же на самом деле имел в виду ее патрон: "Большинство чеховских рассказов — это поэзия в прозе.

В том числе мой любимый рассказ "Дом с мезонином". Вы же знаете поэзию в прозе Леси Украинки. Относительно украинства, те, кто учит литературу не только по учебникам, знают, что мама Чехова была украинкой. Он писал в своих письмах к Горькому о том, что в детстве говорил только на малороссийском языке и русский выучил позже". Очевидно, что Герман осознавала крайне слабую убедительность своего объяснения. Но этим заявлением она просто попыталась перевести шквал насмешек и недовольства на себя.

Прием №2: спасение за деньги

Не все политики могут себе позволить иметь штатного Санчо Пансу, им приходится самостоятельно закрывать внезапно возникшие пробоины в своей репутации. Чаще всего они пытаются это сделать при помощи денег. Заплатить за молчание всем свидетелям конфуза (до $1000 каждому), выкупить весь тираж газеты или журнала ($20-50 тыс.) или, в конце концов, заплатить цент­­ральным телеканалам огромные суммы за то, чтобы в новостях не упоминалось определенное имя ($40-50 тыс. в месяц), — все это стандартная практика в украинской политике, о которой рядовые украинцы даже не догадываются. Впрочем, в большинстве случаев расчет на деньги себя не оправдывает. Шила в мешке не утаишь. А если в ходе скандала всплывут суммы взяток, он станет лишь громче.

Но ладно, если доступ к компрометирующей информации имеет очень ограниченный круг людей. А вот когда министр инфраструктуры Борис Колесников полгода назад во Львове за рулем презентационного автобуса въехал в машину ГАИ, это засняли десятки телекамер.

Министр начал было оправдывать свои действия тем, что машина ГАИ обгоняла его справа в нарушение правил, и инспекторы были не против подтвердить это (ситуативно сыграв роль Санчо Пансы). Но слишком уж много людей видели, что автомобиль автоинспекции был припаркован к обочине и в момент столкновения с автобусом не двигался. Тут Колесников и вспомнил о деньгах и принял оптимальное в его понимании решение: купить новую патрульную машину Volks­wagen и передать ее мэру Львова Садовому. Все бы ничего, но обнародовано это было в разгар экономического кризиса, когда украинцы крайне агрессивно воспринимают любые широкие жесты богачей. Так что деньги виновника ДТП лишь усугубили скандал.

Прием №3: отвлечение внимания

Еще один вариант стандартного поведения оконфузившихся украинских политиков — резкое повышение публичной активности с целью отвлечь внимание от неприятной истории. В чем эту активность проявить, нередко под заказ определяют политтехнологи или PR-агентства (их услуги в кризисной ситуации стоят $20-50 тыс. в месяц без учета цены размещения платных статей в СМИ).

Специалисты просто определяют характеристики целевой аудитории, в восприятии которой наиболее пострадала репутация клиента, и подбирают адекватные инструменты воздействия. Стоит отметить, что очень часто жертвы неловкой ситуации оказываются на грани депрессии — им не до активности. Так что продуманные отвлекающие "маневры на публику" в этом случае требуют не столько денег, сколько психологической стойкости.

Пример такой стойкости сегодня де­­монстрирует депутат Олег Ляшко. Он по­­пал в очень жесткий секс-скандал из-за размещенного в интернете видео, подлинность которого отрицает. Настоящий ролик или сфабрикованный — с точки зрения репутации неважно. Ситуация требовала от Ляшко срочной отвлекающей PR-активности. Желательно подчеркивающей его мужественность и традиционную сексуальную ориентацию. И депутат начал провоцировать драки в парламенте, скандалить с ГАИ на дорогах и, конечно же, "случайно" попадать под прицелы фотокамер в сопровождении разных женщин. А недавно подарил одной из журналисток живого ежика, прочитав об этом ее желании в Facebook. Поможет ли такая тактика исправить репутацию — вопрос. Но старание очевидно.

Прием №4: поиск "крайних"

В большинстве случаев политики предпочитают винить в возникновении и раздувании скандала кого угодно, но не себя. И поэтому настойчиво требуют от своих PR-консультантов добыть информацию о том, кто же тот враг, который оплачивает компрометацию в СМИ. Зачастую специалистам приходится просто придумывать такого врага, чтобы удовлетворить запрос клиента.

И уж тогда оконфузившемуся герою будет куда обрушить всю негативную энергию, накопившуюся из-за неприятной истории и насмешек окружающих. Относительно свежий пример — реакция депутата Владимира Ландика на задержание своего сына по подозрению в избиении девушки. Нардеп решил, что имеет дело с провокацией со стороны тогдашнего министра внутренних дел Анатолия Могилева, и тут же вывалил на однопартийца компромат о крышевании взяток в ГАИ. Одновременно Ландик был вынужден опровергать слова своего сына, который винил в своем пребывании в СИЗО главу фракции Партии регионов Александра Ефремова (попутно Роман обвинил Ефремова в убийстве Евгения Кушнарева).

Стоит ли удивляться, что в этой ситуации часто под горячую руку политиков попадают и журналисты. Тот же Владимир Ландик после публикации на сайте "Левый берег" своей sms-переписки с политконсультантом относительно дела сына не нашел ничего лучше, как публично предложить главному редактору этого ресурса опубликовать свои гигиенические прокладки. В неэтичности журналистов предпочла обвинить и Юлия Тимошенко в период своего премьерства после известного конфуза с роликом "Все пропало". Такая реакция указывает лишь на одно: эти люди в сложных ситуациях просто неспособны совладать с эмоциями.

Прием №5: полный игнор

Но чаще всего украинские политики, оконфузившись, просто впадают в ступор. Они не дают комментариев, не пытаются отвлечь внимание общественности или отомстить вымышленным обидчикам — просто молчат. Может даже сложиться ложное впечатление, что такие политики настолько твердокожи, что их абсолютно не смущает, например, свалившийся на голову венок во время его возложения на могилу Неизвестному Солдату или какая-то географическая ошибка в выступлении. Конечно же, они живые люди и принимают эти казусы очень близко к сердцу. Но даже с ближайшими помощниками обсудить выход из ситуации им бывает крайне сложно. И проблемы здесь, понятное дело, исключительно психологические.

К чему может приводить такое молчание, демонстрирует премьер-министр Николай Азаров, который продолжает упорно плодить анекдоты по поводу произношения украинских слов. "Кровосиси" в этом контексте уже стали классикой жанра. И даже женское движение Femen под Кабмином устроило акцию "Кровосиси", максимально откровенно проиллюстрировав свое понимание этимологии этого слова. А Азаров все молчит.

Прием №6: почти не встречающийся

Оптимальной реакцией на конфуз является самоирония. Тот же Николай Азаров мог бы искренне разделить всеобщее веселье по поводу плохого украинского произношения, признав, что очень по этому поводу переживает, но старается изо всех сил. Да и Колесников мог бы пошутить по поводу ДТП, что при пуске новых кораблей о его борт разбивают бутылку шампанского, а при пуске новых автобусов — машины ГАИ (эта шутка появилась позже, и Колесников был ее жертвой, а не автором). Но самоирония требует прежде всего критического отношения к себе. А в условиях лживой лести, царящей в окружении ведущих политиков, сохранить такое качество крайне сложно.

Впрочем, сами политики от души хохочут над коллегами, оказавшимися в неловкой ситуации. Они обожают пересказывать анекдоты друг о друге и от души над ними смеются. А смех, как известно, очищает от негатива. Осталось научиться смеяться над собой.

Мнение экспертов

Сергей Гайдай: "Виктору Федоровичу на самом деле живется тяжело"

Политтехнолог Сергей Гайдай не относит се­­­­бя к сторонникам действующей власти. Тем не ме­­нее причину постоянных насмешек над президентом Януковичем он видит отнюдь не в недостатке образованности или в неуклюжести гаранта.

Больше всех украинских политиков ляпы и конфузы преследуют президента Виктора Януковича. В чем секрет его "везучести"?

— Мы живем в ситуации крайнего недовольства властью со стороны населения. Ответственность коллективной не бывает — за все, что происходит в стране, президенту приходится отвечать персонально. Общество смотрит на него под огромным микроскопом. Если к вам негативно относятся, вас будут ловить на чем угодно. Малейшую грамматическую ошибку заметят и превратят в подколку, из любого шага сделают ляп.

Кроме того, нынешний глава государства — человек не из той среды, где была возможность пройти хорошую школу этикета, правильной речи. Как говорят в Донецке, "мы университетов не заканчивали". Если бы Янукович был у нас всенародно любимым лидером, то его ляпы превратились бы в позитив. Когда о человеке легенды составляют, прикалываются по-доброму. Но не любят президента. Так что Виктору Федоровичу на самом деле живется тяжело.

Что бы вы назвали самым большим политическим ляпом в истории независимой Украины?

— У нас их такое количество и мы к ним настолько привыкли, что не воспринимаем как нечто экстраординарное. Часто мы склонны считать ляпами какие-то смешные, забавные ситуации, а настоящие ляпы в упор не видим. К примеру, фраза Юлии Тимошенко о том, что пропало все, — ляп весьма условный. Все же понимают, что она говорила не о политической ситуации, а об исчезновении изображения на суфлере. Нам показали маленький кусочек ее жизни до того, как она надела маску искренности. Это не было бы ляпом, не будь других претензий к Юлии Тимошенко.

Но если вы помните, Тимошенко была тогда за несколько шагов до подписания соглашения с Януковичем о дележе власти, о том, что не будет больше всенародных выборов главы государства. Фактически эти два деятеля воровали у людей возможность менять власть. И Тимошенко готова была предать все, что декларировала, подписав соглашение с Януковичем. Именно это является настоящим ляпом с ее стороны.

Приведите, пожалуйста, пример, когда политик из какого-то затруднительного положения выходит правильно?

— Однажды на политическом ток-шоу Николая Азарова спросили, как же премьер-министр может так слабо владеть государственным языком. Он сказал: "Ребята, если бы я как премьер сдавал экзамены и провалил экзамен по украинскому языку, это было бы для вас куда менее важно, чем если бы я провалил экзамен по экономике". Это достойный ответ.

Александр Пикалов: "Если бы у него не было чувства юмора, нам бы уже давно приснилась шляпа"

Пару лет назад нашему собеседнику крупно повезло. Безо всяких усилий он стал… президентом Украины! Правда, пока только на сцене популярнейшего шоу, но это тоже весьма почетно. О том, как смеется над собой прототип его героя, Александр Пикалов ("Янукович" из "Ве­­чернего квартала") поведал "ВД".

Виктор Федорович — настоящий кладезь для юмориста. То яйцо его атакует, то венок…

— Яйцо было уже много лет назад, случаю с венком пошел второй год. Сегодня, когда мы садимся и пытаемся придумать мизансцену, используя какие-то актуальные новости, приходится туговато.

То есть президент стал меньше попадать впросак?

— Это мне напоминает, как в свое время у Леонида Даниловича выросли волосы. Говорят, такого не бывает. Но нет, бывает. Вначале политической карьеры Янукович практически не говорил по-украински. Потом заговорил. Только глупый человек не развивается.

И как сам герой реагирует на пародии?

— С президентом лично мы встречались несколько раз. На первой встрече он всем нашим руки пожал, подошел ко мне, улыбнулся, сказал: "Привет!" Чуть позже выступали на его юбилее в Крыму. В самом большом шоке от номера, кстати, был не Янукович, а "бацька" Лукашенко. Он озирался по сторонам и не мог поверить — как же они это все так открыто говорят?! А Виктор Федорович сидел и лукаво улыбался. Потом, когда все действо закончилось, выпил с нами вина (точнее, он — вина, а мы себе плеснули коньячку для сугреву) и рассказал пару историй.

В частности, о том, каким непростым было его выступление в парламенте в день первого назначения премьер-министром. Оппозиционеры то и дело свистели. Особенно отличился какой-то руховец, который раз за разом выкрикивал обидные реплики. "Я, — вспоминал Янукович, — так расстроился… Подхожу к нему вплотную. Он весь напрягся, испугался. Наверное, решил, что я действительно бандюган и собираюсь его бить. А я взял и по голове погладил и говорю ему: смотри, та я ж мухи не обижу! Вот после этого за меня все проголосовали! И все можно решить добром!" Последние слова Виктора Федоровича уже были тостом.

Рассказывал он выразительно, с паузами, и глазами у него так забавно двигать получается… Все от души смеялись.

Так президент наш с чувством юмора?

— Я думаю, если бы у него не было чувства юмора, нам бы уже давно приснилась шляпа. Потому что есть жесткие вещи в "Квартале". И мы не интернетчики, свои лица никуда не спрячем. Хотя стараемся работать тонко.

Какая у вас любимая фраза, шутка в образе Виктора Федоровича?

— Любая! Я часами могу говорить, когда пре­бываю в образе. Самое прикольное, что когда меня просят подписываться Виктором Федо­ровичем, я начинаю смотреть, что подписываю (смеется).

А за кого вы голосовали, кстати?

— За него, разумеется.

    Реклама на dsnews.ua