• USD 26.3
  • EUR 30.6
  • GBP 36.3
Спецпроекты

Нищета и оптимисты. Когда на Земле исчезнут люди, живущие на $1,9 в день

Тема крайней бедности – №1 в глобальной повестке дня. Повсеместная борьба с нищетой стала первой из 17 целей устойчивого развития ООН. По статистическим сводкам, мир уже достиг впечатляющего успеха. Но не слишком ли оптимистичны эти оценки? 

Экстремальная бедность не существует сама по себе, всегда есть множество людей, которые "тратят чуть больше нищих", но тоже страдают от нехватки средств
Экстремальная бедность не существует сама по себе, всегда есть множество людей, которые "тратят чуть больше нищих", но тоже страдают от нехватки средств / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

 "Настоящая революция"

Хотя до сих пор около 700 млн землян остаются без минимально необходимых средств к существованию, казалось бы – человечество нашло ключ к решению проблемы: начиная с промышленной революции и по сей день происходит невиданный в другие периоды экономический рост и технический прогресс, который повышает стандарты жизни. С начала 1980-х выход сотен миллионов людей из бедности ускорился, когда передовые экономики (начиная с США и Великобритании) перешли на неолиберальную политику, и за ними последовали многие развивающиеся страны; параллельно проходила либерализация в Китае, СССР, а впоследствии – рыночные преобразования охватили все страны бывшего соцлагеря.

На фоне дерегулирования рынков, увеличения финансового сектора, минимизации роли государства на Западе и расширения международной торговли через последние несколько десятилетий красной линией проходит график глобального уровня бедности. Кривая стремительно падает: если в 1981 г., когда Всемирный банк начал соответствующие исследования, количество людей, живущих в крайней нищете, оценивалось в 42,7%, то, согласно последним данным за 2017 г., – всего в 9,3%. Другими словами, сейчас в мире примерно на 1,2 млрд экстремально бедных людей меньше, чем было в 1981 г. (подчитано с учетом демографических измененный).

Эту тенденцию известный популяризатор науки, медик и статистик Ганс Рослинг назвал "настоящей революцией". "Я считаю это самой важной переменой, которая случилась в мире на моей памяти. Кроме того, это один из базовых фактов о жизни на Земле", – писал он в своем последнем бестселлере Factfulness ("Фактологичность"), сокрушаясь, однако, что только 7% людей, согласно его опросам, об этом знают.

Рослинг, умерший в 2017 г., считается ключевой фигурой зародившегося в нулевых и популярного на Западе неформального движения интеллектуалов, известного как "Новые оптимисты" (New Optimists). Правда, у нас на слуху не название, а их идеи, которые объединяет вдохновляющий принцип: "Изучая данные, понимаешь, что жизнь сегодня лучше, чем когда-либо в истории".

Такой "оптимизм, основанный на данных", излучают многие интеллектуалы современности, среди которых Стивен Пинкер (Steven Pinker), Мэтт Ридли (Matt Ridley), Йохан Норберг (Johan Norberg) и Макс Розер (Max Roser). Конечно, помимо сокращения экстремальной бедности, находится бесконечное число поводов для радости – от увеличения ожидаемой продолжительности жизни до технологических инноваций, делающих жизнь богаче, комфортнее и безопаснее. Факты есть факты, но дело также в их отборе и подаче. "Новые оптимисты" фокусируются на позитиве и постоянно подчеркивают, что все идет в правильном направлении. Один из богатейших людей мира, основатель Microsoft Билл Гейтс, который также занимается филантропией, активно популяризирует книги Рослинга и Пинкера и придерживается такого же оптимистичного взгляда на мир. Красноречивый пример – инфографика, которую он твитнул перед саммитом в Давосе в феврале 2019 г., а самым первым на ней размещен график экстремальной бедности в мире: траектория уходит вниз (особенно в последние 40 лет) с 94% населения в 1820 г. до менее 10% в наше время. Гейтс подписал: "Это одна из моих любимых инфографик. Многие люди недооценивают, насколько жизнь улучшилась за последние два столетия".

Реклама на dsnews.ua
Абсолютная бедность, базовое образование, грамотность, демократия, вакцинация, детская смертность - как изменился мир за 200 лет, по данным платформы Our World in Data
Источник: www.ourworldindata.org

Бизнесмен использует визуализацию основанной Максом Розером платформы World In Data. Откуда они знают о бедности в 10 раз больше Всемирного банка, который делает подобные расчеты только с 1981 г. – расскажем чуть позже. А сейчас констатируем основной посыл "новых оптимистов": прогресс движется в правильном направлении, экономический рост, глобализация и новые технологии делают жизнь лучше – и это подтверждают факты. При таком подходе, конечно, меньше внимания уделяется альтернативам (ведь это не факты) – то есть вопросам типа: какой прогресс мог бы стать реальностью при других вариантах экономического развития? Зато подчеркивается значение той политики, которая была реализована. Как отмечал британский политик, экономист и писатель Макс Ридли, "экономическая свобода приводит к увеличению возможностей для бедных стать менее бедными – и я за это, по-моему, рыночный либерализм и социальный либерализм идут рука об руку". А Йохан Норберг еще в 2001 г. в своей "Защите глобального капитализма", ссылаясь на работы бывшего экономиста Всемирного банка Сурджита С. Баххалы, восхищался выдающимся прогрессом в искоренении нищеты с начала 1980 гг. "Получается, что за последние двадцать лет темпы преодоления бедности были просто невероятными, беспрецедентными — они вдвое превышали показатели за любой другой двадцатилетний период, по которому имеется такая статистика", — отмечал Норберг и называл причиной экономический рост, особенно в Восточной Азии, Китае и Индии. Запомним этот вывод — и глубже погрузимся в тему бедности. Рослинг сокрушался, что люди мало в ней понимают. А что в действительности о ней известно?

Кто такие бедные

Да, если верить ВБ, экстремальная (она же абсолютная) бедность (нищета) постепенно, хотя и не полностью, отступает. Что важно – она имеет количественное определение: это расходы меньше $1,9 в день, причем по паритету покупательной способности (ППС). То есть учитывается, что цены по странам могут сильно отличаться. Это позволяет статистикам считать более-менее обоснованными сравнения доходов и расходов людей (и главное наборы благ, которые можно на них приобрести) в разных уголках мира. Важно уточнить: $1,9 в день – это тот заявленный уровень суточных расходов, ниже которого всюду уже нищета, а вот само понятие бедности намного разнообразнее. Например, черта бедности может быть относительной (сумма доходов или расходов, которая считается необходимой для достойной жизни в том или ином обществе), а разные правительства могут устанавливать отличающиеся уровни прожиточного минимума, на который ориентирована система социальной помощи. Международные и национальные организации также высчитывают индекс многомерной бедности, оценивающий жизнь людей не по доходам, а "по лишениям", когда у семьи нет надлежащего доступа к первостепенным благам, таким как питание, школьное обучение, электричество, канализация, питьевая вода и т. п.

Мы же, напомним, будем держать в фокусе самую жесткую метрику – экстремальную бедность (нищету), которая чаще всего упоминается в глобальных дебатах и лучше всего поддается сравнению по странам.

Важный момент: сама эта черта крайней бедности в $1,9 на день вызывает множество возражений. Поэтому даже ВБ с недавних пор дает дополнительные пороговые значения бедности в $3,2 для стран с доходами ниже среднего и в $5,5 – там, где доходы выше среднего, хотя для общемирового сравнения остается планка $1,9 в ценах 2011 г.

Другие расчеты показывают, что если поднять черту абсолютной бедности (для обеспечения базового питания и нормальной продолжительности жизни) хотя бы до $7,4 по ППС, то около половины землян окажутся нищими, а с 1980 г. картина даже ухудшится. Но если не углубляться в научные дискуссии, то придется принять заявленную черту бедности, какой бы спорной она ни была, чтобы выяснить главное – кого и каким образом удалось из-под нее вывести за последние десятилетия.

Но почему мы рассматриваем последние 40 лет, а не 200, как Гейтс? Потому что только за эти годы есть подтвержденные данные из единого источника. "Траекторию бедности" на любимом графике миллиардера удалось удлинить лишь благодаря смешению разнородной информации: к подробному исследованию ВБ с 1981 г. просто добавили фрагментарные данные из других источников. Да и само сравнение доходов или расходов за 200 лет именно в контексте измерения бедности крайне некорректно – как минимум потому, что не учитывает эффект коммерциализации (в былые времена меньше услуг и товаров продавалось и покупалось в сравнении с реальным потреблением).

Главные ликвидаторы бедности

Итак, согласно мейнстримной версии, нищета в мире кратно сократилась, можно сказать, на глазах у большинства из ныне живущих. Но общей картины недостаточно, чтобы понять, благодаря чему (и кому) удалось достичь таких результатов. А от этого зависит, какую политику проводить дальше.

Казалось бы, первая из глобальных целей ООН – до 2030 г. расправиться с нищетой – становится все ближе. Но… уже озвучиваются сомнения в ее достижимости. Почему?

Во-первых, как видно на графике, темпы сокращения экстремальной бедности в масштабах планеты снижаются, а последствия СOVID-19, считают в ООН, могут даже переломить тренд .

А во-вторых, динамика изменений показателя нищеты очень неровная в зависимости от страны. В этом факте ключ к понимаю, как удалось вывести из злыдней более миллиарда человек, почему дальнейшие успехи в этом направлении под вопросом и, главное, что делать дальше для сохранения тенденции. Но чтобы это увидеть, нужно перейти от общего графика к более конкретным данным. Вот разбивка: "красная" линия бедности с предыдущего графика "распадается" на восемь отрезков, отражающих ситуацию с крайней бедностью во всех регионах мира, выделяемых Всемирным банком (вместо Северной Америки ВБ дает лишь отдельные данные по США и Канаде):

Здесь кривые разной длины, потому что статистики располагают не всеми данными – но инфографика все равно показательна. Сразу видим – крутой спад уровня абсолютной бедности наблюдается по двум регионам одного континента: в первую очередь в Азии и Океании (с 80,2% в 1981 г. до 1,2% в 2018 г.), во-вторую – в Южной Азии (с 58% до 15,2% в 2014 г.). Относительно значительное падение также в Латинской Америке (с 13,7% до 3,7% в 2019 г.). Также отметим, что в регионе Европа и Центральная Азия атипичный для мира в целом всплеск бедности в 1990-х объясняется прежде всего трудным переходом на рыночные рельсы многих постсоветских экономик (кстати, Украина прошла путь с 2,7–5% в 1992-1996 гг. до нулевого уровня нищеты начиная с 2010 г.).

И еще две тенденции.

Первая – чем изначально богаче регион, точнее, чем ниже там был уровень нищеты – тем обычно медленнее сокращается бедность (хотя выбивается из системы Субсахарная Африка, где с начала наблюдений в 1990 г. этот показатель сократился лишь с 55,1% до 40,4% в 2018 г.).

Вторая – приблизительно с 2014–2015 гг. темпы сокращения экстремальной бедности "зависли" плюс-минус на том же уровне, а то и кратно выросли – как в регионе Ближний Восток и Северная Африка. (По злой иронии судьбы, аккурат тогда был выпущен отчет ВБ о бедности.) Это и дало основания сомневаться в достижении цели ООН по глобальной ликвидации нищеты.

А теперь посмотрим, кто больше всех преодолел бедность, точнее, благодаря каким странам общемировой уровень экстремальной нищеты круто пошел вниз. Пора вспоминать слова Норберга: это самые густонаселенные государства – Китай и Индия. Проверим. С начала века, когда он написал процитированную выше книгу о глобализации, тенденция продолжилась. Выделим их отдельно:

Как видим информация неполная, но даже если посчитать приблизительно, учтя общий прирост населения в этих двух странах за периоды, соответствующие данным по бедности, то можно констатировать, что в абсолютном выражении – нищета в Китае сократилась с 753 млн человек (1990) до менее 7 млн (2016), а в Индии – с 423 млн (1983) до 281 млн (2011). То есть разница в сумме по двум странам – почти миллиард человек. А если окинуть оком их соседей, прежде всего Индонезию, где уровень абсолютной бедности снизился с 68,5% в 1984 г. до 2,7% в 2019 г., становится ясно, что именно крупнейшие азиатские государства ответственны за позитивную статистику по искоренению глобальной нищеты.

А как дела в ведущих западных демократиях? В Германии, по данным ВБ, экстремальная бедность в последние десятилетия как была, так и осталась на нуле (точнее, статистически не фиксируется), во Франции – тоже обнулилась. В Великобритании уровень нищеты снизился с 0,7% (1984) до 0,3% (2017), а вот в США – даже подрос с 0,5% (1986) до 1% (2018), причем не падал ниже этой планки с начала с 2003-го (то есть в последнее время выше, чем у Китая).  

Так какая политика выводит людей из бедности? Китай и Индия — главные герои этой истории.

Китай благодаря переманиванию технологичных производств и экспорту получает наибольшее преимущество от глобализации, при этом правительство активно планирует экономическое развитие, в том числе модернизацию производственных мощностей с фокусом на приоритетных секторах, генерирующих высокую добавленную стоимость. Индия с 1991 г. перешла на рейки неолиберализма (хотя и не образцового), в стране активно развивается обрабатывающая промышленность, сектор ИТ-услуг, однако до сих пор свыше половины населения заняты в сельском хозяйстве. Оба государства-гиганта воспользовались преимуществами огромного внутреннего рынка и дешевой рабочей силы. Но в контексте нашей темы у Китая (пока что) все получилось намного лучше.

Важный факт: хотя на сайте ВБ еще нет данных за последние четыре года по Китаю, в этом году глава КНР Си Цзиньпин заявил о полной победе над нищетой и его поддержал генсек ООН Антониу Гутерриш. Борьба с крайней бедностью в стране тоже была плановой – вплоть до каждой деревни. В частности, в бедных регионах стали развивать те сферы промышленности и сельского хозяйства, которые лучше отвечали географическим и историческим условиям, а правительство активно поощряло компании из более богатых восточных провинций инвестировать деньги и открывать бизнес в центральных и западных регионах. Теперь Китай поставил целью вывести из относительной бедности 600 миллионов граждан (живущих на 1000 юаней в месяц)…

Что дальше?

Но надо понимать, что экстремальная бедность не существует сама по себе, всегда есть множество людей, которые "тратят чуть больше нищих", но тоже страдают от нехватки средств. И здесь мы выходим на безграничные просторы дискуссий, связанные с уровнем жизни. Когда странам приходится не только искоренять крайнюю нищету, но и обеспечивать благосостояние общества в целом, на первый план выходит проблема неравенства. Так, на фоне впечатляющего экономического роста с 1980 г., согласно World Inequality Report, богатейший 1% населения мира получил гораздо больше экономических выгод. Хотя его доля в глобальном доходе немного снизилась после финансового кризиса 2008 г. и сейчас составляет свыше 20% – это заметно больше 16% в 1980 г. При этом на 50% приходится до 10% всех доходов, как и 40 лет назад.

Кстати, такого графика нет на любимой инфографике Билла Гейтса…

Выводы оптимистичные и не очень

  • Мощное движение западных интеллектуалов, известное как New Optimists ("Новые оптимисты"), популяризирует идею о том, что мир никогда не был лучше, чем в наши дни. Фокусируя внимание на позитивных фактах о прогрессе (которые сложно не замечать), а не на альтернативных путях развития, они приходят к выводу, что экономическая политика последних десятилетий, особенно рыночная либерализация – верный путь к успеху.
  • Среди главных достижений человечества "новые оптимисты" неизменно называют сокращение экстремальной бедности. Мы взяли это утверждение на проверку и поместили данные в контекст. Оказалось, что "закаменелых" фактов как о самом уровне нищеты, так и причинах заявленного успеха в борьбе с этим явлением, не существует. А выводы можно делать лишь на неоднозначных оценках, которые складываются в сложную картину.
  • За последние четыре десятилетия общемировой уровень экстремальной бедности, согласно определению Всемирного банка, действительно кратно снизился – с 42,7% в 1981 г. до менее 10% в наше время. Сейчас около 700 млн людей на Земле живут в нищете – на 1,2 млрд человек меньше, чем было в 1981 г. Однако нет надежных данных для сравнения в более отдаленной перспективе, хотя "новые оптимисты" и распространяют график о 200-летней борьбе с бедностью.
  • Сама планка экстремальной бедности в $1,9 (по ППС) – удобный ориентир для сравнения стран, но не эмпирически установленный факт, отделяющий нищету. Если взять в качестве абсолютной черты бедности $7,4 в день (по ППС), то под ней окажется большинство жителей Земли, а ситуация за рассмотренный период ухудшится.
  • Глобализация имеет значение: привлечение технологий в страну и экспорт готовой продукции дают экономические основания для преодоления бедности.
  • Преимуществами глобализации надо уметь пользоваться: один из вариантов – государственное планирование и протекционизм (Китай), другой – либерализация рыночных отношений (Индия). В условиях развитой международной торговли, крупного внутреннего рынка и конкурентных преимуществ в виде дешевой рабочей силы оба варианта работают, но китайская модель – лучше.
  • В развитых рыночных экономиках дальнейшая либерализация может не дать позитивного результата в виде искоренения крайней бедности. Яркий пример – США, где "прилив" не "поднял лодки" самых бедных. 
  • По мере сокращения глобальной нищеты этот процесс замедляется. Китай исчерпал свой потенциал по вкладу в позитивную динамику. Победить экстремальную бедность на планете к 2030 г. и таким образом достичь первой цели ООН будет сложно.
  • Развивающиеся страны, в которых происходит рост благосостояния, постепенно теряют конкурентное преимущество в виде дешевой рабочей силы, поэтому глобализация им не так хорошо помогает финансово в борьбе с относительной бедностью.
  • Мир действительно можно сделать лучше, и многое у человечества получается. Но надо помнить, что универсальных рецептов успеха, в том числе по преодолению бедности, не существует. Поэтому можно и нужно искать лучшие пути экономического развития, причем каждой стране – с учетом своих особенностей, а не действовать в рамках одной парадигмы. Движение вперед – это поиск успешных решений, а не оптимизм по поводу найденных и тщательно отобранных фактов.
    Реклама на dsnews.ua