• USD 26.3
  • EUR 30.4
  • GBP 35.9
Спецпроекты

Мобильность и "трудовое рабство". Как в Киеве расцвела шеринговая экономика

Пока на Западе власть пытается урегулировать такие шеринговые сервисы, как Airbnb, Uber, Bolt и Glovo, в Украине они чувствуют себя вольготно

Прокат самокатов - яркий пример шерингового бизнеса
Прокат самокатов - яркий пример шерингового бизнеса / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

"Нашерили" на второе место

Киев опять попал в первые строчки мировых рейтингов. На этот раз — по уровню развития и доступности шеринговой экономики (sharing economy). Это понятие происходит от английского слова "to share" — делиться, и означает совместное потребление товаров или услуг. Шеринговая экономика зародилась, чтобы ограничить излишнее потребление и обеспечить эффективное распределение ресурсов. Однако затем эту сферу заняли в основном крупные компании, которые стали использовать принцип шеринга как коммерческую бизнес-модель. Это в свою очередь породило новую модель трудовых отношений — гиг-экономику, которая базируется на краткосрочных контрактах и неформальных договоренностях.

Суть шерингового бизнеса в том, что товары или услуги предоставляются клиенту не напрямую компанией, а через приложение, которое сводит их вместе.

А самым ярким примером такой модели стал прокат велосипедов и самокатов, которые за относительно небольшую плату можно арендовать в Киеве и других крупных городах на короткий срок, чтобы, например, только доехать от метро до своего микрорайона. К слову, в Украине уже работает шесть сервисов шеринга электросамокатов. И это показывает, что европейские сервисы вполне могут прижиться в Украине, а украинцы — вполне цивилизованные люди: никто не ворует массово самокаты или велосипеды, не ломает, не откручивает им колеса. Хотя есть и досадные исключения — киевский сервис проката велосипедов Bikenow запретил парковать свои велосипеды в жилмассиве Троещина как раз из-за воровства.

Еще примеры шеринговой экономики — краткосрочная аренда жилья через приложение Airbnb, поиск услуг такси через приложения Uber, Uklon и Bolt, доставка еды курьерами Glovo или "Ракета".

Итак, Киев по уровню развития этой экономики занял второе место. На первой позиции — Таллин и Тбилиси, получившие по 100 баллов рейтинга, а вот второе место Киев разделил вместе с бразильским Сан-Паоло, Ригой, Вильнюсом, Варшавой и Мехико.

Мария Чапля, менеджер по исследованиям Consumer Choice Center, международной неправительственной организации, которая и составляла этот рейтинг, отметила в комментарии "ДС", что в Украине представлены уже практически все виды бизнеса, основанного на совместном потреблении, за исключением разве что фитнес-шеринга (это когда можно не покупать абонемент в спортзал, а найти в специальном приложении удобный зал — пусть даже в другом городе — и оплатить только за фактическое время пребывания в нем). По ее словам, этот сервис стал популярным в России и Грузии, но в Украине пока не появился.

Реклама на dsnews.ua

Составители рейтинга оценивали шеринговые сервисы по критериям доступности для клиентов и предоставителей услуг — например, нужно ли водителю такси получать специальную лицензию или разрешение, и также есть ли специальные налоги на эти виды деятельности. Впрочем, с этими плюсами для самого шерингового бизнеса неразрывно связаны и минусы, например, для работников, об этом — ниже.

Там — теснят, тут — вольготно

Несмотря на то, что шеринговый бизнес пришел к нам с Запада, ему живется вольготнее всего именно у нас, тогда как "на родине" его уже начинают теснить. Дело в том, что сам он стал конкурентом традиционных видов предпринимательства. Кроме того, шеринговый бизнес изначально слабо подпадал под регулирование, тогда как позволяет минимизировать уплату налогов: если человек сдавал квартиру на несколько дней туристам через приложение Airbnb, то ему не нужно было декларировать получение этих доходов и платить с них налоги.

Так, Западная Европа стала постепенно закручивать гайки: в прошлом году Амстердам ограничил краткосрочную аренду на Airbnb в исторической части города, а мэр Лиссабона вообще угрожал извести это приложение после окончания пандемии. В некоторых европейских городах, отмечает Мария Чапля, нужно уведомлять городскую власть о намерениях сдавать жилье в аренду, а в Париже арендаторы через Airbnb платят туристический налог.

Европа наступает и на сервис проката электросамокатов — в мае этого года власти Лондона обязали их пользователей иметь водительские права. А в Афинах, вызывая машину через Uber, вы получаете услугу от лицензированного такси.

Киев также пытался урегулировать отдельные виды шерингового бизнеса — в июне этого года КГГА подписала с операторами услуг по предоставлению самокатов меморандум, который предусматривает ограничение скорости и полный запрет их использования в многолюдных местах. Однако на этом список попыток урегулировать такой бизнес и заканчиваются.

"Независимые профессионалы" или "рабы"?

Но у этого прогрессивного вида бизнеса есть и негативная сторона. Один из самых спорных нюансов касается трудовых отношений. Дело в том, что предоставители услуг через платформы такси или курьерской доставки, по сути, не являются персоналом этих компаний, они — не наемные работники, на которых распространяются соответствующие права и обязанности.

На сайте Glovo прямо указано, что ее курьеры — это "независимые профессионалы", которые подписали с компанией договор и при этом соблюдают требования нормативных актов, которые "регулируют деятельность физлиц-предпринимателей".

Это, естественно, снижает степень ответственности такого "сотрудника" — когда в ноябре прошлого года патрульные полицейские поймали пьяного курьера на скутере, компания заявила, что ее курьеры, это "самозанятые лица, которые самостоятельно подключаются к платформе".

Вопрос трудоустройства в таких сервисах до конца не урегулирован. Если сотрудник оформлен как физлицо-предприниматель (ФОП), то он платит налоги и к нему вопросов нет. Но если человек не оформлен вообще никак — то это уже нарушение законодательства и недопустимо, считает директор Института социально-экономической трансформации Илья Несходовский.

К слову, налоговая в декабре прошлого года разъяснила, что курьеры Glovo должны или быть плательщиками единого налога, или же при предоставлении услуг использовать кассовые аппараты.

Такая неурегулированность трудовых отношений уже приводит к конфликтам. К примеру, два года назад курьеры Glovo митинговали у офиса своего работодателя, требуя отказаться от новой системы начисления зарплат, а в этом году по той же причине протестовали курьеры этой компании в Тбилиси (напомним, города — лидера упомянутого рейтинга), заявив, что "им сказали быть рабами".

Хотя Европа постепенно пытается регулировать и эти вопросы — Верховный суд Британии признал водителей Uber наемными работниками, то есть десятки тысяч водителей этой компании имеют право на минимальную зарплату и отпускные.

Однако в Британии судебные баталии идут уже пять лет, тогда как в Украине до этого еще не дошло.

По словам Ильи Несходовского, для урегулирования этой проблемы был разработан законопроект, который бы давал возможность, в частности, водителям приобретать патент, и это бы решило вопрос оплаты налогов. Однако документ пока не продвинулся в сторону принятия, хотя необходимость его назрела, поскольку такие сервисы как Uber и Bolt выигрывают у традиционных видов бизнеса не только за счет иной организации бизнес-процесса, но и за счет того, что существенно меньше платят налогов.

Кроме того, по словам эксперта, при оплате услуг Uber или Bolt деньги уходят за границу и только потом возвращаются в Украину, поэтому контроль за этими потоками со стороны налоговой — минимальный, и можно манипулировать данными.

В то же время Мария Чапля считает, что самым оптимальным вариантом было бы снижение регуляции для традиционных видов бизнеса, чтобы в итоге сам потребитель выбирал, чьими услугами воспользоваться — обычным сервисом или сервисом компании из сферы экономики совместного потребления.

Тем временем шеринговый бизнес, скорее всего, будет расти и откусывать все больший кусок пирога у традиционных бизнесов — PwC спрогнозировала, что к 2025 г. компании из пяти основных сфер, чья бизнес-модель построена на совместном потреблении, сравняются по объемам выручки с традиционными игроками и будут зарабатывать в среднем $335 млрд в год.

    Реклама на dsnews.ua