• USD 27
  • EUR 32.7
  • GBP 38.1
Спецпроекты

Виталий Кулик: Возможно, президент верит, что занимается деолигархизацией, а вот Ермак улыбается

Чего на самом деле ждать от анонсированного Владимиром Зеленским закона о деолигархизации, «ДС» обсудила с политологом Виталием Куликом

Виталий Кулик/dw.com
Виталий Кулик/dw.com
Реклама на dsnews.ua

"ДС" Одной из главных тем пресс-конференции Владимира Зеленского стала деолигархизация: он подчеркивал, что олигархи должны исчезнуть как класс. Может Зеленеський стать "украинским Путиным", у которого есть "свои" бизнесмены, а "чужих" олигархов уже нет?

В.К. У нас был президент, который делал разделение на "своих" бизнесменов и "чужих" олигархов, его звали Виктор Янукович, и он плохо кончил. В украинских реалиях возникновения "Путина" почти невозможно. Рано или поздно формируется олигархический консенсус против действующей власти и ее сносят. Поэтому в ситуации с Зеленским речь идет о попытке получить выгоду от олигархов. Сейчас тактика президента, из того, что я вижу в его действиях относительно повышения ренты на добычу руды против Ахметова, расследования дел по Коломойскому, наступления на газовый бизнес Пинчука, указывает на то, что для олигархов создается неблагоприятный климат. Но иногда складывается впечатление, что одних потеснили в пользу других, а потом наоборот. То есть создается ситуация, когда из-за давления на определенные олигархические группы происходит перераспределение финансовых потоков, появляются некие посредники или кто-то во власти получает маржу от финансового потока и давление на олигарха ослабляется.

В общем ситуация такая: власть требует от олигархов или политических уступок, или финансирования определенных проектов, в которых она заинтересована. Это балансирование на «антиолигархических» кампаниях в определенной степени уже начинает раздражать их. Я не удивлюсь, если Зеленский получит проблеммы по всему периметру со всеми крупными финансово-промышленными группами, что может привести к политической дестабилизации, потому что вести войну на все фронты достаточно сложно. Общество поддерживало бы идею деолигархизации, если бы она была достаточно прозрачна и касалась не только непосредственно олигархов из так называемого "списка 13", о котором говорит власть, но и ближайших друзей президента. Они пока не олигархи, конечно, но, если им можно устраивать день рождения во время локдауна, работать при том, что другие предприятия не работают, то возникает вопрос об искренности и единых правилах. Я помню, как Коломойский в 2015 году предлагал налог на недобросовестную приватизацию. Это интересная инициатива, она мне нравилась. Например, в Великобритании такая идея была у Тони Блэра в свое время.

"ДС" Кто-то Коломойского тогда поддержал?

В.К. Нет, даже дискуссий по этому поводу не было. Эта идея требовала дискуссий о происхождении частной собственности на крупное производство, потому что в общественном сознании эта собственность равна ограблению народа.

"ДС" Президент постоянно подчеркивает влияние, которое оказывают олигархи на политиков, СМИ и чиновников, обещает его нивелировать. Но как это влияние можно измерить?

В.К. Достаточно странно, уничтожая Антимонопольный комитет, одновременно пытаться создать какие-то законодательные рамки влияния олигархических ФПГ на средства массовой информации. Скорее всего, в законе будет прописан механизм недопущения концентрации контрольных пакетов СМИ в руках олигархов. Кроме того, речь будет идти о финансировании политических партий и более жесткой системе контроля за расходами политических сил на рекламу, содержании аппарата и так далее. Но последнее я вижу в законе о финансировании политических партий. Это мертвые положения, они в наших условиях недееспособны. Это же касается, например, попытки лишить воздействий управленческие решения.

Реклама на dsnews.ua

Извините, но у нас нет закона о лоббизме, который бы позволял олигархам цивилизованным способом лоббировать свои интересы во власти. Более того, активными оппонентами этого закона выступают наши «соросята», потому что в первую очередь он будет касаться именно их деятельности, их адвокационных кампаний. Поэтому у меня большие сомнения в том, что закон о деолигархизации будет действительно касаться борьбы с олигархами. Основным маркером олигарха является получение политической ренты, олигарх — это не конкурентный бизнес, а тот, кто, имея влияние на управленческие решения, контролирует государственный бюджет или финансовые потоки в государстве, или монополию. Отлучение олигархов от контроля над монополиями могло бы стать настоящим шагом к деолигархизации. Но пока одних потеснили, а других допустили к контролю над теми же монополиями

"ДС" Упомянутый законопроект, по словам президента, должно нивелировать влияние олигархов на СМИ. По вашему мнению, в ОП будут как-то осторожно договариваться с владельцами основных телегрупп, чтобы они не включили «тяжелую артиллерию» против Зеленского? Возможно, их упомянут в "списке 13" как-то аккуратно?

В.К. У президента есть санкции СНБО, их можно ввести в отношении олигархов, контролирующих те же крупные медиагруппы. Есть и другой способ — вывод на IPO акций этих медиагрупп, корпоратизация их и прозрачное корпоративное управление, возможность передать медиагруппы в управление международным трастовым организациям и привлечение международных инвесторов как операционных менеджеров к управлению медиагруппами. То есть различные механизмы, которые могли бы ослабить влияние олигархов на редакционную политику и предоставить больше полномочий совету по журналистской этике, который может самостоятельно вводить те или иные санкции, а затем передавать или в суды, или для рассмотрения на СНБО.

«ДС» Представитель одной из упомянутых медиагрупп на пресс-конференции намекнул президенту, что в случае повышения налогов олигархи могут начать бежать в тень. Оцените ответ президента на такую "подачу" от самого богатого украинца?

В.К. Президент правильно ответил, что "не надо мне передавать привет от Ахметова": он в курсе, о чем идет речь, и не нужно манипулировать этими тезисами о налогах. Это касается конкретных олигархических групп, которые получают политическую ренту и режим благоприятствования в монополии в добыче руды и контроля над этим сектором экономики. Здесь все прозрачно. Как намек от Василия Голованова, так и от президента, и это мне понравилось.

"ДС" Как Вы считаете, не объединятся ли Ахметов, Коломойский, Пинчук и другие против таких действий власти, как они это уже сделали в конце правления Януковича, когда помогли его сбросить?

В.К. Тогда это был вопрос критической угрозы для них. Люди Януковича, тот же Юра Енакиевский и другие, отжимали бизнес у ключевых финансовых групп и апеллировать тогда можно было только к Саше-стоматологу (сыну президента, Александру Януковичу). В той ситуации была консолидация и так называемый олигархический консенсус против Януковича. В нынешней ситуации на Банковой уверены, что им удается балансировать между интересами, а существование корпоративных конфликтов между самими олигархами не позволяет им создать альянс. Но, по-моему, это наивно, потому что олигархи вполне могут забыть о судах в Лондоне между собой и согласовать свои тактические действия по политическому давлению на президента, на его фракцию в парламенте и превратить Зеленского в "хромую утку". Потому что когда они выбьют у него из рук правоохранительную систему, суды, медиа и парламент, президент потеряет ресурс, чтобы показать свою состоятельность. Он не сможет тогда реализовать свои угрозы. А на это олигархи вполне способны.

"ДС" Какое впечатление деолигархизация в версиии Зеленского производит в целом? Он настроен серьезно, действительно ли это история о давлении на одних и приближении других?

В.К. Возможно, президент действительно верит в то, что он занимается деолигархизацией. Но в это не верит его команда. Журналист "Схем" Михаил Ткач достаточно красноречиво иллюстрирует это, показывая контакты людей президента с теми же олигархами, когда помощники и советники Зеленского ездят ночью к этим олигархам и ведут какие-то сокровенные беседы. Президент не имел что ответить на вопрос об этом, поэтому и возникает недоверие к антиолигархических усилиях Банковой, потому что, возможно, президент в это верит, а вот Ермак, я думаю, в это мало верит, и даже улыбается.

    Реклама на dsnews.ua