Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Запорожец и Дунай. Константин Григоришин присматривается к Украинскому Дунайскому пароходству

Понедельник, 23 Марта 2009, 23:59

На фото: Константин Григоришин с вытянутой рукойУ крупнейшей отечественной государственной судоходной компании — ОАО «Украинское Дунайское пароходство» — появился новый руководитель. Власти страны передали рычаги управления компанией Вадиму Сухоненко, который считается креатурой российского бизнесмена Константина Григоришина.

На прошлой неделе Министерство транспорта и связи, которому принадлежит 100% акций Украинского Дунайского пароходства, опубликовало результаты конкурса по замещению должности председателя правления — президента компании. По информации ведомства Иосифа Винского, победу в нем одержал Вадим Сухоненко, которому удалось опередить трех других претендентов: заместителя президента УДП Виктора Москаленко, заместителя президента компании Александра Истомина и бывшего замначальника управления эксплуатации флота пароходства Игоря Бубнова.

В Минтранссвязи говорят: победа г-на Сухоненко объясняется тем, что он предоставил самый адекватный план развития ОАО. Но вряд ли выбор чиновников предопределило только это обстоятельство, тем более что 36-летний Вадим Владимирович ранее не имел отношения к судоходной отрасли. До прихода в УДП он возглавлял департамент маркетинга и инвестиций компании по управлению активами «Глобус эссет менеджмент», известной планами строительства курортного комплекса «Золотой пляж» в Ялте. Впрочем, многое проясняется с учетом того, что «Глобус эссет менеджмент» входит в орбиту влиятельного российского бизнесмена украинского происхождения Константина Григоришина (родился в Запорожье. — «ДС»). Константин Иванович, как уже сообщала «ДС», неравнодушен к судоходному бизнесу в нашей стране: в 2007 г. его группа «Энергетический стандарт» оформила контроль над крупнейшей отечественной судоходной компанией «Укрречфлот», львиная доля доходов которой обеспечивается перевозкой грузов по Дунаю.

Назначение человека, близкого к г-ну Григоришину, «рулевым» крупнейшей государственной компании Украины, на которую приходится почти треть грузоперевозок на Дунае, дает основания считать россиянина главным на рынке водных грузоперевозок нашей страны. По итогам 2008 г. суда «Укрречфлота» транспортировали 8,4 млн т грузов, а УДП — около 3 млн т. С учетом того, что в прошлом году, по данным Госкомстата, водные перевозки в Украине составили 19,5 млн т, получается, что на предприятия, дружественные г-ну Григоришину, пришлось порядка 60% от этого объема.

Источники «ДС» указывают, что назначение г-на Сухоненко можно считать своеобразным due-diligence ОАО группой Константина Григоришина накануне ожидаемой его приватизации. Идею продать компанию продвигает министр транспорта Иосиф Винский, который уже внес в Кабмин представление о ее выводе из списка объектов, не подлежащих приватизации. В «Энергетическом стандарте» не отрицают своей потенциальной заинтересованности в приобретении Украинского Дунайского пароходства, называя его при этом проблемным активом. «Если конкурс объявят, то наше участие в нем будет зависеть от цены и условий продажи», — сообщил «ДС» руководитель пресс-службы «Энергетического стандарта» Андрей Бобровицкий.

Проблемы УДП на сегодняшний день действительно значительны. По итогам 2008 г. падение объема перевозок грузов судами компании составило почти 30%, а убытки достигли 65 млн грн. при доходе 490 млн грн. В нынешнем году ситуация, похоже, ухудшится. Из-за катастрофического снижения перевозок металла и железорудного сырья на экспорт с начала 2009 г. объемы грузоперевозок пароходства упали в сравнении с прошлогодними показателями больше чем в три раза. К тому же г-н Сухоненко взволновал местные власти намерениями сократить почти 20% работников УДП для поддержания его на плаву. В результате, по данным «ДС», Измаильский городской совет планирует обратиться в Кабинет Министров с просьбой передать контрольный пакет акций компании в коммунальную собственность. Зато Константину Ивановичу ухудшение ситуации в пароходстве будет на руку, поскольку получить контроль над объектом он наверняка хотел бы, а заплатить за него приличные деньги — нет.