• USD 36.6
  • EUR 35.6
  • GBP 40.3
Спецпроекты

Красиво вышли. Станут ли гарантии безопасности, представленные Ермаком и Расмуссеном, личным НАТО для Украины

13 сентября Офис президента Украины обнародовал итоговый документ по вопросам международных гарантий безопасности для Украины, который готовила международная группа под руководством главы ОПУ Андрея Ермака и бывшего генсека НАТО Андерса фог Расмуссена

Группа Ермака-Расмуссена
Группа Ермака-Расмуссена / https://president.gov.ua/
Реклама на dsnews.ua

Итоговый документ в перспективе должен получить название Kyiv Security Compact, которое достаточно приблизительно перевели как "Киевский договор по безопасности".

Само слово "Compact" в данном контексте — англоязычный термин из международного права, означающий большие многосторонние рамковые договоренности . Такие договоренности не являются юридически обязывающими и не нуждаются в процедуре ратификации. "Компакты" представляют собой политические декларации, направленные на достижение той или иной глобальной цели, к которой стремятся субъекты поддержавшие инициативу. В качестве примера можно привести Глобальный договор ООН (англ. United Nations Global Compact) — инициативу организации, направленную на поощрение социальной ответственности бизнеса и предоставление отчётов об осуществлении такой политики. Кроме того, среди прочих существует климатический UN Global Compact или Global Compact for Migration. Несмотря на необязывающий формат, такие соглашения имеют довольно высокий потенциал, поскольку представляют собой объединения единомышленников.

Сами гарантии должны получить воплощение в Киевском договоре по безопасности. Пока же группа Ермака-Расмуссена представила рекомендации к предполагаемому документу. То есть основную концепцию.

Они, в частности, предусматривают:

  • предоставление Украине ресурсов на содержание мощных вооруженных сил, способных противостоять регулярной армии и другим военизированным формированиям России;
  • многолетние стабильные инвестиции в оборонно-промышленный комплекс Украины, передача оружия и разведывательная поддержка со стороны союзников, интенсивные тренировочные миссии и совместные учения под эгидой Европейского Союза и НАТО;
  • гарантии безопасности должны определять ряд обязательств, взятых группой гарантов вместе с Украиной. Гарантии должны быть политически и юридически обязательными для выполнения.

Будущий договор должен объединить в числе гарантов безопасности Украину и ее группу стран-союзников. В ней государства НАТО: США, Великобритания, Канада, Польша, Италия, Германия, Франция, Турции, а также страны Северной Европы и Балтии, Центральной и Восточной Европы. Единственным исключением среди этих государств является Австралия — в блок она не входит.

Ряд СМИ, анализируя концепцию Ермака-Расмуссена, отметили, что из числа гарантов был исключен Китай. Это не соответствует действительности: Банковая всерьез не рассчитывала, что КНР станет таковым ввиду неоднозначной позиции Пекина в вопросе российского вторжения в Украину, а также с учетом текущего геополитического расклада: планомерное усиление противостояния между Китаем и англосаксонским миром во главе с США, которое началось еще при Дональде Трампе, продолжилось при Джо Байдене уже в рамках предложенного им концепта "демократии против автократий".

Реклама на dsnews.ua

Киев действительно ранее выражал желание видеть Китай в списке гарантов безопасности Украины, но не более того.

Примечательно, что Андрей Ермак допускал присоединение к группе стран союзников Китая, однако Расмуссен такую возможность в интервью Европейской правде категорически отверг. Вряд ли здесь речь о расхождении во взглядах между авторами Compact`а. Комментарий главы ОПУ скорее указывает на стремление Банковой сохранять неопределенность касаемо этого трека, ведь и отношения КНР с Украиной и Россией также нельзя назвать определенными.

С одной стороны, Пекин артикулирует поддержку России в противостоянии с коллективным Западом. С другой же, он, пользуясь крайне недвусмысленным положением Москвы из-за санкций и эмбарго, выжимает максимум из своего ситуативного союзника в части поставок энергоресурсов и в других секторах сотрудничества.

Возвращаясь к Kyiv Security Compact, отметим, что в пакете гарантий указываются как превентивные меры, так и меры, которые должны быть приняты безотлагательно в случае нового посягательства на суверенитет и территориальную целостность Украины.

Согласно рекомендациям группы, в случае нового нарушения суверенитета Украины страны-гаранты должны будут собраться для консультаций в течение 24 часов, а предпринять конкретные меры – в течение 72 часов. Это очень важный нюанс: нынешняя коалиция в поддержку Украины складывалась долго и ценой больших усилий.

Структура будущего договора предусматривает полноценный санкционный пакет против страны-агрессора, а также может содержать дополнительные компоненты — например, соглашения об обеспечении современными системами ПВО/ПРО, региональные соглашения о безопасности в Черном море.

Финальный документ, по словам его создателей, должен напоминать "дерево" международных соглашений, а не одно всеобъемлющее. Это очевидный прогресс по сравнению с мартом, когда впервые было озвучено намерение создать такой формат, поскольку позволяет избежать конфликта интересов и мотиваций подписантов.

"Киевский договор безопасности" на базе Kyiv Security Compact будет рамочным соглашением, под "зонтиком" которого Украина будет подписывать отдельные документы с каждой из стран-гарантов.

При том, что очевидной угрозой безопасности Украине является Россия, решение заточить пакт о гарантиях под нее выглядит спорным. С одной стороны, других кандидатов в агрессоры не видно. С другой — кризисные явления в самой РФ могут привести к появлению иных территориально-политических образований на ее территории, и совсем исключить вероятность, что они унаследуют ее агрессивность, нельзя. Впрочем, у них может уже и не быть ресурсов на "можем повторить".

В перечне "белых пятен" также – вопрос санкций. Концепция гарантий безопасности для Украины предусматривает обязательство наложить на Россию санкции – не менее болезненные, чем по состоянию на 1 сентября. Это подразумевает, что шесть действующих волн санкций, включая как персональные, так и секторальные, в том числе против банковских и финансовых институций, а также энергодобывающей отрасли, должны быть введены автоматически в случае не просто прямой агрессии, но даже ее угрозы.

Однако в рамках Евросоюза, где решения принимаются консенсусом, решение о введении ограничительных мер в отношении РФ может быть заблокировано, например, в том же Будапеште

Также пока неясно, как потенциальные страны-гаранты будут трактовать само понятие "нарушение суверенитета Украины". Также неясно, каких реакций от них ожидать в случае нападения на нашу страну — здесь стоит напомнить, что накануне 24 февраля даже президент Байден разделял "minor incrusion" и "major invasion" (небольшое и большое вторжение). А такая атака может носить разные формы. Многим, например, памятен инцидент на косе Тузла в Крыму в 2003 году, когда российские пограничники начали сооружение дамбы в Керченском проливе.

Фог Рассмусен же провел параллель со статьей 5 договора о НАТО. В соответствии с ней, в случае нападения на одного из членов блока в Брюсселе собирается совет Альянса, а в дальнейшем каждый из союзников самостоятельно принимает решение, в какой форме он готов поддержать жертву агрессии. И стоит заметить, что в прошлогоднем коммюнике по итогам саммита Альянса в список атак на союзников, обязывающих запустить 5-ю статью, входят также кибер- и гибридные нападения.

В свете такой неопределенности логичным будет поставить вопрос "Заработает ли этот механизм", в том случае, если его утвердят все подписанты "компакта".

А подписать "Киевский договор" могут хоть сейчас. Сделать это будет даже легче, чем после победы Украины над Россией. "Рамштайн" помог наладить механизмы предоставления помощи Украине, что называется, в полевых условиях. И данная концепция направлена на упрощение и автоматизацию процесса помощи, которую ряд участников "Рамштайна" поставляли и поставляют с изрядной пробуксовкой. Взять, к примеру, новую отговорку Берлина относительно отправки танков: мол, сами мы это делать не будем, нужно, чтобы и другие члены ЕС и НАТО подписались. То есть, как и прежде, боясь разозлить уже очевидно и без того неадекватную Россию, Берлин предлагает разделить ответственность.

"Компакт" гипотетически может исправить ситуацию, но сперва нужно все же заручиться поддержкой проекта среди партнеров, а главное — добиться от них согласия стать пресловутыми гарантами со всеми обязательствами.

Впрочем и сам Ермак признает, что процесс его подписания буде непростым. Эту работу, по словам главы ОП, во многом должны провести министр иностранных дел Дмитрий Кулеба и глава Верховной Рады Руслан Стефанчук. Последний будет убеждать принять финализированный документ коллег из парламентов потенциальных стран-гарантов.

Бывший генеральный секретарь НАТО также заявил, что отправится в турне представлять данную концепцию.

Чтобы она не повторила печальный опыт Будапештского меморандума – решения в рамках "компакта" предлагается принимать в обход Совета безопасности ООН (права вето в Совбезе, напомним, Россию так и не лишили).

Ввиду неповоротливости и забюрократизированности таких организаций как ООН, или отчасти НАТО (по крайней мере до полномасштабного вторжения России в Украину), ключевые геополитические игроки еще несколько лет тому назад изменили подходы к формированию межгосударственных стратегических союзов и партнерств, предпочитая "многолюдным" форумам двух- или трехсторонние форматы, либо же такие, где будут один-два авторитетных лидера: Новая Атлантическая хартия, AUKUS, QUAD, формирующийся британо-польско-украинский союз, работа Вашингтона над созданием ближневосточного союза в лице Израиля и Саудовской Аравии (за Эр-Риядом следуют другие арабские монархии, а также есть попытки включить в союз Египет и Иорданию).

В отношении Украины, как видим, предлагается придерживаться аналогичного подхода. Политически есть многонациональная коалиция друзей Украины, которая поддерживает ее суверенитет, в военно-экономическом плане, будет двухсторонняя фрагментированная горизонталь – конкретные проекты/программы с конкретными партнерами.

Такая многоуровневая структура гарантий позволит воплощать их параллельно, минимизируя бюрократию: под эгидой всеобъемлющего документа, подписанного всеми сторонами, на уровне двухсторонних соглашений.

Предлагаемая система по своей сути зонтичная. Каждая "спица" зонтика – это конкретные соглашения Украины с подписантами: от поставок, допустим, "байрактаров" или "бушмастеров" до инвестиций в строительство/модернизацию/восстановление завода по производству боеприпасов 155 мм для тех же Caesar или Panzerhaubitze 2000.

Как подтвердил Ермак, в рамках данного документа будут реализованы секторальные соглашения – в зависимости от того, какую помощь Украине будет готова предоставить Украине каждая из стран-подписантов.

Например, определенная страна берет на себя обязательство закрыть небо над Украиной, другая – обеспечить безопасность в Черном море.

Фрагментированность и параллельность договора позволит также лишить агрессора, т.е. Россию, возможности просчитать объемы и масштабы помощи Украине от партнеров, как и ее дальнейшее использование. Учитывая, что даже до "рамштайнов" и массового тренда военной поддержки Киева, Москва провалилась с подготовкой вторжения, а затем и непосредственно вторжение, то такой вот "туман войны", по идее, вообще должен вогнать россиян в ступор.

Очень важно то, что сама концепция уже предполагает и предлагает включение вполне конкретных пунктов. Вроде схемы "Раммштайна" — кто и что может продать/передать Украине для усиления обороноспособности.

Хотя, безусловно, памятуя о медлительности отдельных "претендентов" в подписанты (Германии и Франции), о попытках сыграть в диалог с Москвой и не спровоцировать дальнейшую эскалацию, как и о том, что компании из этих двух стран поставляли в РФ технологии – военные и двойного назначения, обнаруженные после в разбитой/захваченной технике российских войск, то существует риск, что в отдельных случаях, т.е. при обсуждении, заключении или реализации конкретных соглашений возможна будет пробуксовка, если не саботаж. Или взять Турцию, которая пока успешно пребывает в шпагате между Украиной и Россией, собирая сливки из обеих чашек. Ее политический вектор и традиции должны быть учтены, и желательно, опять-таки, в четко прописанном и ратифицированном двухстороннем документе, поскольку Анкара уже ранее демонстрировала свою готовность внести сумятицу в работу международных организаций (история с интеграцией в НАТО Финляндии и Швеции) с целью поиметь выгоду в той или иной ситуации.

С другой стороны, нам на руку будет играть "политическая надстройка" пакта – тот факт, что все гаранты объединены одной целью, а потому могут подвергнуться критике и давлению, возможно обструкции, со стороны других – более ответственных и принципиальных — гарантов, работающих над укреплением обороноспособности Украины.

Фактически же данный документ с последующей его, будем надеяться, трансформацией в полноценное международное соглашение, по своей сути является планом создания "личного" НАТО для Украины. И при этом ни в коей мере не противоречит евроатлантическому курсу Киева, а дополняет и ускоряет. Насколько это возможно, учитывая присутствующее до сих пор нежелание отдельных представителей "Старой Европы" способствовать скорейшей интеграции Украины в Альянс. Как раз Kyiv Security Compact по своей сути является ответом на такую позицию, преимущественно, Франции Германии.

Это своего рода промежуточный этап на пути в НАТО с высокими шансами на независимое и продолжительное существование. Мало того, само по себе соглашение может стать отправной точкой для создания новой модели безопасности в Европе, в которой возникла острая необходимость, когда Россия фактически уничтожила действующую.

Кстати, в России на презентованный Ермаком и Расмуссеном проект гарантий отреагировали очень нервно, мягко говоря. Скорее даже с истерией. Так, штатный говорящий "ястреб" — глава думского комитета по международным делам и преемник Жириновского на посту лидера ЛДПР Леонид Слуцкий (тот самый, который в лучших традициях Третьего Рейха на похоронах Дарьи Дугиной кричал: "Одна страна, один президент, одна победа") уже назвал концепцию "эскалацией" и пригрозил Западу конфликтом с "ядерной Россией".

Вслед за ним обозначился в информпространстве и переобувшийся из либералов в "ястребы" — зампред Совбеза РФ Дмитрий Медведев, заявивший, что проект гарантий безопасности – это "пролог к третьей мировой".

Истерика российской верхушки, в особенности после разгрома на Харьковщине, понятна. Речь не идет о втором Будапештском меморандуме, а о вполне четком и конкретном соглашении, которое на практике должно укрепить обороноспособность Украины, то есть если не лишить возможности России напасть снова, то увеличить до небес цену нового вторжения. Так что комментарии говорящих голов Кремля – это своеобразный знак качества. Важно же теперь то, каким будет предложенная концепция в будущем – уже в виде договоренности. 

    Реклама на dsnews.ua