• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Игра в самостоятельность. Почему вместе с Коболевым следовало уволить пол-офиса президента

Увольнение Андрея Коболева или Мустафы Найема никоим образом не повлияют на работу «Нафтогаза» или «Укроборонпрома». Игра офиса президента в кажущуюся самостоятельность уместна, если поднимаешь ставки в игре более высокого порядка. А играть в нее просто так, особенно накануне визита главы госдепа — это баловство

НАК "Нафтогаз Украины"
НАК "Нафтогаз Украины" / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

Он уважать себя заставил и хуже выдумать не мог.

А.С. Пушкин

Чтобы понять подоплеку нынешних событий, следует вернуться на несколько лет назад, во времена начала реформы корпоративного управления: государство, даже обладая 100% акций компании, получило фактически представительские функции (утверждало финплан). Политику компаний должны были определять наблюдательные советы, а руководители компаний — воплощать эти решения в жизнь. На практике же это выглядело так: руководители компаний «подминали» под себя наблюдательные советы и создавали некий единый фронт против Кабмина. При этом наблюдательные советы состояли из членов, которых утверждал Кабмин по квоте президента, премьера или профильного министра (меньшинство в совете) и так называемых независимых членов, которых утверждали на конкурсе, но де-факто согласовали с несколькими дипломатами.

Таким образом в Украине образовалось несколько десятков государств в государстве, которые жили в парадигме «Мы — реформаторы, поэтому мы — священные коровы". Самые известные такие квазигосударства — это, безусловно, «Нафтогаз» и «Укрзалізниця» (в последней, между прочим, месяц назад состоялся «дворцовый переворот» благодаря бывшему руководителю УЗ, фактически до сих пор контролирующему наблюдательный совет).

Еще один важный аспект: для борьбы с коррупцией государственным компаниям прописали корпоративные права по образцу частных компаний. Однако важный нюанс: государственная компания не всегда должна вести себя так, как большой бизнес. Но именно благодаря таким правилам Коболев три года воевал с государством за отмену так называемого режима ПСО (ограничение по максимальной цене на газ для населения) и добился этого прошлым летом. Увеличение цены на газ для населения продавалось гражданам под видом укрепления бизнес-культуры в стране.

А теперь к самому важному. Почему вокруг увольнения Коболева поднялась буря в стакане воды? На поверхности лежит одна причина: о решении сменить главу «Нафтогаза» просто не предупредили нужные посольства. Не предупредили же из-за того, что понимали: это вызовет сопротивление, как происходило неоднократно до этого. И вопрос здесь не в фамилиях, а в самом факте кадровых изменений. Расчет был на то, что в нынешней ситуации никто не будет жестко и публично критиковать Украину за рокировки в «Нафтогазе», поскольку ключевой вопрос сейчас — возможное усиление российской агрессии.

Реклама на dsnews.ua

С этой точки зрения время и форму офис президента выбрал правильно. Однако если взглянуть на ситуацию шире — хотя бы с точки зрения неэффективности наблюдательного совета УЗ, который также нужно будет менять в ближайшее время — офис президента использовал «золотую пулю», которую можно использовать только раз в жизни для решения важнейшего вопроса.

Как следовало бы играть в эту игру, учитывая, что об отставке Коболева так или иначе говорят в течение последнего года? Прежде всего, следовало тщательно проанализировать работу и наблюдательного совета «Нафтогаза», и самого Коболева, и определить 5-6 вещей, которые точно зацепили бы общество. Скажем, эксперты давно говорят о закупке оборудования в России, а люди понимают, что высокая цена на газ обусловлена, в частности, и полным провалом программы добычи газа. Таких примеров, позволяющих создать благоприятный фон для кадровых изменений, достаточно. За несколько месяцев разумной информационной кампании в Украине не осталось бы людей, которые не требовали бы отставки Коболева. Что касается наблюдательного совета, то два ее независимых члена уже отбыли свой срок, поэтому их можно было бы попытаться сменить. Почему этого не происходило? Ответ прост: никакой системности в понимании того, как управлять госсобственностью, у власти нет. Поэтому сложные решения откладываются на неопределенный срок, чтобы когда-нибудь потом попытаться осуществить блицкриг. Впрочем, даже блицкриг можно провести куда более эффективно с информационной точки зрения. Неужели после отчета НАК «Нафтогаза» об убытках в 19 млрд грн. за 2020-й вместо прибыли в 11,5 млрд грн. нельзя было сделать одно-двухдневную информкампанию? Учитывая еще и то, что последний раз компания завершала год с убытками в 2015-м. Но, очевидно, кто-то сказал: «А зачем что-то объяснять? Назначим Витренко, и он будет отдуваться».

Однако это лишь верхушка айсберга. На дне лежат более сложные процессы. И процессы эти завязаны на геополитику и на нашу роль в международных процессах. После победы на выборах в США Джозефа Байдена Украина начала достаточно активно демонстрировать, что является страной, которая хочет находиться под патронатом США. Важно: не являться партнером или союзником, а именно находиться под патронатом. Для многих умных и не очень крикунов хочу сказать, что ничего особенно плохого в этом нет. Многие страны прежде, чем стать самостоятельными игроками, проходили подобные этапы развития. Не надо врать самим себе: сейчас у нас есть шанс быть или под патронатом США, или под патронатом РФ. Для того, чтобы получить реальную субъектность, придется не просто сильно попотеть, придется реально изменять множество вещей в стране — от коррупции до военной сферы.

В истории с Коболевым мы получили негативную реакцию Госдепа, послов G7 и международных финансовых институций по нескольким причинам. Первая, о которой я уже упоминал, — мы не посоветовались. Речь идет не о фамилии Коболева или любого другого руководителя госпредприятия, речь идет о соблюдении правил игры. И если кому-то кажется, что эти правила пишутся в Вашингтоне, то он глубоко ошибается. Все худшие для нас решения, включая, между прочим, идею поднять цену на газ вдвое в 2017 году, благодаря чему «Нафтогаз» стал суперприбыльным, пишутся преимущественно в Киеве гражданами Украины. А сейчас мы неожиданно, без предупреждения партнера, эти правила изменили.

Вторая — в течение последних семи лет у нас выстроился пул реформаторов (в основном — в соцсетях), которые хвалили самих себя и вставали на защиту друг друга каждый раз, когда возникала угроза размывания целостности этого псевдореформаторского анклава. Поэтому гражданское общество в Украине сейчас делится на группу реформаторов и других. Коболев по этой классификации — реформатор. Поэтому все его действия следует оправдывать, а НАБУ против таких людей никогда не открывает дела. Однако изменения в «Нафтогазе» поставили этот анклав в тупик: они просто не понимают, как действовать в этой внештатной ситуации. Власть же вместо того, чтобы перетащить этих людей на свою сторону (а это не стоит дорого), не делает ничего. А значит — просто теряет время. И в следующий раз эти люди будут более активными и подготовленными.

И наконец есть еще один аспект во всей этой истории. Власть сама не понимает, какие правила игры она хочет установить. Или проще говоря, каковы промежуточные и конечная цель. Все, что происходит с Коболевым, — это признак определенной бравады пацанов, которые хотят самоутвердиться. Но самоутверждение в большой политике заключается несколько в другом. В частности, в полном контроле своей территории при поддержке и в известной степени при условии учета интересов тех, кто держит над тобой зонтик. Как говорят поляки, для танго нужны двое, а здесь мы решили станцевать сольное танго.

Самоутверждение следует начинать с ответа на вопрос: что мы хотим получить от США и какие отношения с ними строим. Вместо этого мы, как малые дети, делаем мелкие пакости, чтобы потом среди своих же друзей хвастаться, как круто мы с кем-то разобрались.

В чем угроза таких кавалерийских блицкригов? В том, что мы из страны под чьим-то зонтиком можем превратиться в серую зону с последующими расколами и войнами. К сожалению, в офисе президента мыслят несколько иначе, ведь на стратегию, как говорил президент в одном из интервью, просто не хватает времени.

Главный вывод из этой истории следует искать не в вопросе, надо ли было увольнять Коболева и наблюдательный совет. За такие финансовые провалы надо было это делать. Главный вопрос, который должен себе поставить Зеленский: «Какие правила игры я устанавливаю?». А за провал «операции Нафтогаз» (хотя на Банковой уверены, что это победа) должны уволить пол-офиса президента.

    Реклама на dsnews.ua